15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
30°
(Облачно)
37 %
4 м/с
Умный в горы пойдет
03.11.2011
10:36
Умный в горы пойдет

Наш близкий сосед и хороший друг Борис Караев — отличный знаток истории Уаллагирского ущелья и своего родного села Дагома — давно приглашал нас посмотреть красоты этих горных мест, где он родился, учился и начинал свою трудовую деятельность. Он не историк, но прекрасно знает фольклор и является замечательным рассказчиком. И вот недавно мы поехали с Борисом на его подержанной «Ниве» посмотреть его родные места. По дороге он рассказывал историю Уаллагирского ущелья.
Оказывается, когда-то Алагирское общество состояло из шести мелких: Уаллагирское (Уаллагкомское), Архонское, Мизурское, Садонское, Нузальское и Цейское. Каждое из них, в свою очередь, состояло из 5–8 небольших, но многофамильных селений, имело свою историю. Наиболее древними являются Уаллагирское и Нузальское общества. Многие фамилии, ныне живущие в Центральной и Южной Осетии, родиной своих предков считают Дагом, Цамад и другие селения Уаллагира, и в их числе Агнаевы, Амбаловы, Зангиевы, Карсановы, Тиджиевы… Наш рассказ в основном о Дагоме.
С Транскама через мост мы переехали на левую сторону реки Ардон и по горному серпантину начали подниматься вверх. По дороге попадалось множество святилищ, где люди опускали в специальный ящик жертвенные деньги и молились, прося у Всевышнего мира, здоровья детям и себе. В те далекие времена, рассказывал Борис, дома в горах строились совершенно по-другому, с плоскими крышами, и называли их саклями. Крыши уплотнялись специальной глиной и отлично предохраняли дом от осадков. В Дагоме со временем стало так много домов, что по их крышам можно было перебежать от одного края села до другого. К началу ХХ века в селе насчитывалось 140 дворов. Здесь жили Цабиевы, Агнаевы, Бурдзиевы, Касаевы, Караевы, Габуевы, Джикаевы, Себетовы, Ваниевы, Бичаевы, Кулаевы, Салаевы, Хнеевы, Бураевы.
По преданию, в Дагоме было три фамильных ныхаса — Агнаевых, Касаевых и Караевых. В настоящее время здесь имеется семь руинированых жилых и боевых башен. Наиболее почитаемым когда-то являлось святилище Зёронд Уастырджии дзуар, считавшееся «братом Рекома». Уастырджии дзуар представлял собой небольшую часовню, построенную на вершине огромного камня. Перед входом в часовню имеется углубление с установленным на нем жертвенным камнем. По преданию, это святилище имело чисто военное назначение: после проведенного кувда отсюда отправлялись в поход отряды воинов для защиты своего края.
Когда до Дагома оставалось полкилометра, мы вышли из машины, опустили в ящик святилища пожертвование, а Борис продолжал, как хороший гид, свой рассказ о селении. Вот на этом месте находился мадизёд — своеобразный судебный орган центральной Осетии. Местное население так и называло его — Дагомы тёрхондон (дагомский суд). В те времена особенным почетом у всех северных осетин пользовались посредники из трех соседних селений, они заседали в Дагоме в священном месте, именуемом мадизёд. Место расположено среди двух очень глубоких ущелий. Площадка, на которой располагались посредники, могла вместить ограниченное число лиц, что требовалось для устранения всякой возможности вооруженного вмешательства заинтересованных в деятельности судей сторон. Площадка эта лежала на таком расстоянии от места нахождения сторон, что переговоры судей никем не могли быть услышаны. Все эти обстоятельства, вместе взятые, равно как и близость одного из наиболее чтимых святилищ, в котором обвиняемая сторона могла принести очистительную присягу, — делали суд в Дагоме наиболее популярным в глазах осетин. До сегодняшнего дня сохранился большой камень, высеченный в форме скамьи, на котором восседали выбранные сторонами судьи. В особенных случаях, таких как примирение кровников, их количество было 9, а в менее важных — семь, пять и даже три. Надо отметить, что это был прообраз современного Верховного суда. В Дагоме решались все важнейшие тяжбы жителей осетинских ущелий — Алагирского, Куртатинского, Дигорского. В то время существовала поговорка: «Если дело не решится в Дагомском мадизёде, то не решится и на том свете». Помимо тёрхонлёгов (судей), в заседаниях принимали участие их помощники (растлагтё), по 2–3 на каждого тёрхонлёга. Заседание иногда длилось три дня и более. Интересно, что дагомские тёрхонлёги нередко выступали с важными общественными инициативами. К таковым, в частности, можно отнести принятое в конце ХIХ века решение о запрещении калыма — платы за невесту.
Борис Караев рассказал и о хозяйственной деятельности живших в Дагоме людей. Основным их занятием было животноводство. Из зерновых возделывали ячмень и рожь, но зерно все равно приходилось покупать на стороне, в основном пшеницу. Правда, хороший урожай давал и до сих пор дает картофель, по вкусу и многим другим показателям он превосходит равнинный.
В Дагоме когда-то было 140 дворов, в настоящее время осталось два. Но люди, особенно выходцы из этих мест, прекрасно знают преимущества этого благодатного края: его горный воздух, родниковую воду, обилие сочных пастбищ, грибов и всяких целебных ягод.
Борис Караев показал нам свидетельство о праве собственности на 0,4 гектара земли. Он уже подготовил место для строительства дома.
— Весной завезу керамзитовые блоки, — поделился планами Борис, — куплю 10 голов телят и буду их выращивать. Бычков — на мясо, телок оставлю на дойное стадо. Корма здесь не надо покупать, природа сама все это дает тому, кто хочет трудиться.
Недалеко от участка Бориса уже построил дом и держит скот житель Алагира Клемент Токов. Приезжают сюда даже из Владикавказа и оформляют себе участки.
В тот день, когда мы приехали в Дагом, здесь был кувд выходцев из этого села. За столом произносили тосты за возрождение любимого села. К вечеру все начали разъезжаться по домам на своих машинах. Ночевать там пока нельзя. Дело в том, что в Дагоме нет ни электричества, ни газа. Но через село в горный Фиагдон прокладывают линию электропередач, и здесь уже есть несколько трансформаторов. Здесь же проляжет линия газопровода. Так что, возможно, даже уже в следующем году в Дагоме будет вся инфраструктура для нормальной жизни. Дорога туда, конечно, не идеальная, но транспорт проходит, даже легковые машины. Знакомые рассказывали, что на этом горном месте сено косили даже косилками и землю пахали тракторами.
Насколько нам известно, существует специальная программа по возрождению горных селений. Поэтому мы верим, что селение Дагом обретет былую славу.
П. Чертикоев, «Северная Осетия»