15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-1°
(Облачно)
95 %
1.17 м/с
Usynovite
13.02.2014
10:45
Usynovite

В детских домах Северной Осетии более двухсот детей ждут своих новых родителей. Многих потенциальных приемных родителей пугает сложная процедура усыновления. Однако минсоцразвития называет это стереотипом.

В североосетинскую базу данных сайта usynovite.ru входят 235 детей. За январь она сократилась на 8 человек. Этот ресурс содержит анкетные данные детей-сирот и социальных сирот. Среди параметров поиска предлагается задать пол, год рождения ребенка, наличие братьев и сестер и даже цвет глаз и волос. На детальной странице ребенка можно увидеть довольно краткую анкету, включающую несколько слов о характере малыша, но при этом отсутствует информация о болезнях. Потенциальный родитель может разузнать об особенностях того или иного ребенка, его интересах, уровне его общительности и т.д. Региональный оператор сайта usynovite.ru Фатима Балаева рассказала о том, что в базу данных обычно попадают дети, с усыновлением которых могут возникнуть сложности.

«Сегодня в детских домах нет детей дошкольного возраста, кроме социальных сирот, чьи родители были лишены родительских прав по той или иной причине, детей с тяжелыми диагнозами (синдром дауна, ДЦП) и трех и более сирот из одной семьи, — говорит Фатима Балаева. — Особенно сложно, когда сиротами остаются три или четыре ребенка. Закон запрещает разделять братьев и сестер, а найти семью, готовую принять сразу 3-4 детей, очень сложно».

Между тем, чаще всего семьи, желающие усыновить детей, предпочитают обращаться в родильные дома и больницы, где нередко бывают так называемые отказники. Одной из причин такого положения вещей замминистра труда и социального развития Жанна Гасиева называет сложившийся стереотип о том, что процесс усыновления долгий и сложный.

«В сознании людей укоренилось, что усыновить ребенка весьма трудно. На самом деле это не так. Мы сами сторонники того, чтобы дети обретали семьи. После недавних громких уголовных дел в отношении заведующих роддомов в органы опеки и попечительства стали больше передавать детей. Это положительный факт, так как справляться с проблемами, которые возникают с «подкинутыми» детьми, намного сложнее», — сказала Гасиева.
Желающие усыновить ребенка могут обратиться в органы опеки и попечительства, где им выдадут перечень необходимых документов. Этот список невелик. Собрать необходимые документы можно в течение недели. Затем кандидаты проходят школу приемных родителей в центре профилактики социального сиротства «Моя семья». После 36-часового курса им выдаются сертификаты. Далее следует постановка на учет и подбор.

«Мы не ищем семье ребенка. Мы ищем семью для ребенка. Это совершенно разные позиции, — говорит чиновник. — Будущим родителям предлагается ознакомиться с базой данных детей-сирот, посмотреть видеопаспорт. После того, как ребенок выбран, мы даем направление в детский дом».

Карина Вартанян прошла процедуру усыновления в 2007 году. Приемный мальчик стал пятым ребенком в ее семье. Решение об усыновлении было принято спонтанно — после того, как супруги увидели в больнице отказных детей. «Нам было сложно и морально, и физически собирать документы. Это сейчас стало намного легче. Появились психологические центры, оказывается финансовая поддержка. А тогда такого не было», — сказала госпожа Вартанян.

В 2012 году на усыновление было отдано 50 детей. Как правило, большинство желают усыновить ребенка до года-двух, редко до трех. После трех лет устроить детей значительно сложнее, и в этих случаях чаще применяется форма «приемной семьи», при которой попечителям выплачивается ежемесячное денежное вознаграждение, выделяются средства на обеспечение ребенка. При согласии родителей после усыновления семье выплачивается пособие в размере 2,5 тысяч рублей. Подобных выплат не предусмотрено на федеральном уровне, однако в министерстве считают необходимым оказывать такую поддержку на региональном уровне.

Зарина Болотаева в 2009 году забрала ребенка в свою семью. Впоследствии в 2012 году девочку удочерили. «Юридически эти две формы отличаются тем, что в приемной семье ребенок живет под своей фамилией, и мы являемся его опекунами, а не родителями, — рассказывает женщина. — Я всегда знала, что усыновлю ребенка. Есть дети, которые никому не нужны, я намерено усыновила ребенка в 5 лет, так как в этом возрасте дети практически не имеют шанса обрести новую семью».

Процедуру усыновления Зарина Болотаева назвала несложной. По ее словам, в органах опеки работают компетентные люди, и у нее никаких проблем не было. «До конца доходят те, кто действительно хочет. Нас пугали сложными диагнозами девочки, показывали толстенную медкарту, говорили о пороке 4-й степени. А когда я забирала ребенка домой, врачи мне дали справку всего-то о сердечной недостаточности малышки. Так что не стоит слишком бояться врачебных диагнозов».

Министерство труда и социального развития наделено полномочиями по организации работы органов опеки и попечительства с 2008 года. Если по итогам 2007 года на учете состояло 527 детей-сирот, то к 2013 году их более чем в два раза стало меньше. Эту тенденцию сотрудники министерства связывают в первую очередь с проводимой профилактической работой социального сиротства. Например, в 2007 году родительских прав были лишены 224 человека, в 2012 году только 42. Данные за прошлый год в минсоцразвития назвать затруднились.

По России доля социальных сирот среди общего количества детей-сирот составляет 88%. То есть всего лишь 12% стали сиротами после смерти родителей. В Северной Осетии эти показатели составляют 30 и 70% соответственно. Побывавший в январе во Владикавказе министр регионального развития России Игорь Слюняев отметил, что наша республика находится на 11-м месте по сокращению доли социальных сирот. Этот показатель назвали очень хорошим и весьма оптимистичным.
Элина 15-Сугарова