15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
30°
(Облачно)
35 %
3 м/с
В Осетии испытывают морозостойкую хурму
15.08.2013
16:58
В Осетии испытывают морозостойкую хурму

Агроном-агрохимик Горского государственного аграрного университета (ГГАУ) Азан Газданов приобрел гибриды морозостойкой хурмы для последующего разведения ее в Северной Осетии в промышленных объемах. Высаженные в открытом грунте в коллекционном саду вуза деревья успешно перезимовали и дали плоды.

Профессора кафедры агрохимии ГГАУ, директора НИИ агроэкологии, кандидата сельскохозяйственных наук Азана Владимировича Газданова можно смело называть осетинским Мичуриным — его почитают все садоводы республики и даже за ее пределами. За саженцами обычных фруктовых и экзотических деревьев в оранжерею и коллекционный сад ГГАУ приезжают со всего Северного Кавказа. Школьники с экскурсиями посещают его «фруктовый рай» — вузовскую оранжерею, в которой на 400 квадратах дружно цветут и плодоносят мандарины, лимоны, апельсины, гранаты, фейхоа, инжир, японская вишня, оливки, томатное дерево… Теперь под пристальным наблюдением профессора находится и хурма с пока еще зелеными плодами.

— Из 190 видов хурмы производственное значение имеют только кавказский, восточный и виргинский сорта. Кавказскую можно увидеть даже на городских улицах, но ее плоды слишком мелкие. Тот сорт, который мы называем «корольком», это восточная хурма. Она на Северном Кавказе не растет, потому что не выдерживает ниже минус 12. А вот виргинская выживает даже при минус 45-ти. Плоды у нее как крупный абрикос. Из Китая и Никитского Ботанического сада (Ялта — прим. Автора) мы завезли шесть сортов гибрида восточной и виргинской хурмы, который выдерживает морозы до 30 градусов. Такая температура, хотя и нечасто, но бывает в республике. Сейчас испытываем морозостойкие гибриды в наших условиях. То, что выживет, будем внедрять в производство, — рассказывает Азан Газданов. Надежду вселяет тот факт, что высаженные в открытом грунте в коллекционном саду ГГАУ деревца хурмы успешно перезимовали.

Если плодовая культура приживется в Осетии, саженцы, по словам ученого, будут бесплатно распределять по всем населенным пунктам республики, чтобы люди выращивали ее у себя на участках, а хозяйства закладывали сады. Хурма содержит много каратина, выводящего из организма соли тяжелых металлов и радионуклиды. Для Осетии это актуально из-за состава почв. Сейчас жители Осетии покупают завезенные из Грузии и Азербайджана плоды хурмы, но не в таких количествах, как необходимо для здоровья.

Другие фрукты в РСО тоже в основном завозные, даже в разгар сезона. Садоводство в регионе, что называется, еле теплится. И дело тут не в малоземелье, уверен профессор.

— Всю Осетию можно превратить в цветущий сад, земли хватит! Просто у нас этим направлением вяло занимаются, в то время как соседняя Кабардино-Балкария ежегодно наращивает площади садов и теплиц, не отстает и Чечня, — говорит ученый. На новые посадки, конечно, нужны средства. Но в соседних регионах, испытывавших когда-то те же проблемы, эти вопросы успешно решаются.

В качестве эксперимента Газданов также планирует разводить тибетский барбарис (годжи). Специалисты называют его средством от тысячи болезней и полагают, что секрет здоровья и долголетия тибетских монахов кроется именно в употреблении ими в пищу этой неприхотливой к любым погодным условиям ягоды. Ученый приобрел саженцы барбариса и теперь ожидает их плодоношения.

Корреспонденты «РГ» побывали в оранжерее, основанной профессором Газдановым — единственной на Северном Кавказе, где собрано более 50 тропических и субтропических фруктовых деревьев. Этот райский сад существует благодаря финансовой поддержке ГГУА, самоотверженности ученого и его помощников. 76-летний профессор ухаживает за растениями как за малыми детьми: зимой 2011 года две недели ночевал в теплице, чтобы поддерживать температуру с помощью газовых форсунок (система отопления при минус 29 в помещении давала сбой). А в прошлом году из-за сильных морозов он несколько раз приезжал из села Ольгинского, где живет, к своим питомцам среди ночи, чтобы спасти их от замерзания. Однажды ученый не успел вовремя придти на помощь банановым пальмам, кофейным деревьям, папайе, авокадо, и все они погибли, едва столбик термометра в теплицах опустился ниже десяти градусов.

Сегодня в этом зеленом оазисе уже ничего не напоминает о трагедии — на одном дереве, к примеру, благодаря агрономическому искусству Газданова, одновременно цветут и плодоносят апельсины, мандарины, лимоны. Плещутся упитанные караси в бассейне, журчит вода. Оранжерея на территории агроуниверситета по чертежу Азана Газданова была построена в 1986 году — у вуза в те времена не было средств заказать проект. Но сегодня ГГАУ выделяет деньги на содержание теплицы. Сейчас идет ремонт отопительной системы, и профессор надеется, что сможет заново вырастить все то, что когда-то замерзло.

Такой же фруктовый рай и в коллекционном саду ГГАУ. Этот сад Газданов разбил на болоте. Высушил его и десять лет завозил чернозем. Теперь там 110 сортов яблони, 22 сорта сливы, несколько видов вишни, персиков, абрикос — всего 400 лучших представителей косточковых и семечковых, а также скороспелый виноград. Только на одном дереве привито сразу шесть видов груши, причем каждая ветка плодоносит в разное время. Профессор собирал уникальную коллекцию высокоурожайных сортов по всей стране, объехав лучшие питомники регионов, включая Украину. Сельхозпроизводители приобретают в коллекционном саду ГГАУ высокоэффективные саженцы. А в вузовской оранжерее львиную долю урожая приносят лимоны.

— В год получаем 500-600 килограммов цитрусовых, но не продаем их, а все плоды раздаем людям, очень много народу приходит — не только за фруктами, а просто посмотреть. Когда здесь все деревья цветут, аромат разносится на десятки метров. И нет такого села в Осетии, откуда бы не приезжали школьники. Просят плоды, саженцы. И заражаются страстью к разведению экзотических деревьев. Три тысячи саженцев из оранжереи мы раздали в этом году. Кто-то терпит неудачу, снова приезжает. Очень радуюсь, когда люди стремятся что-то выращивать, — говорит Азан Газданов.

Профессор и нас не отпустил без подарка: сорвал три спелых лимона величиной с небольшую дыньку. «Не самые крупные, и даже не средние, но кушать можете смело!», — отозвался он о своих цитрусовых. Крупные лимоны у Газданова весят до полутора килограммов.

«Попытки получить урожай хурмы в Осетии уже предпринимались некоторыми энтузиастами, но успехом не увенчались. Люди высаживали деревья у себя на огородах, в мягкие зимы они давали плоды, которые были невысокого товарного качества: мелкие, не особо вкусные. И то, что сейчас профессор Газданов занялся выведением морозостойких сортов не только хурмы, но и других культур, это архиважно для нашей республики. Если его опыты увенчаются успехом, обязательно будем внедрять эти культуры в производство. Министерство следит за опытами Азана Владимировича, мы в курсе всех его научных исследований и фундаментальных разработок, советуемся с ним по многим вопросам. К сожалению, нет возможности его финансово поддерживать», — говорит заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия РСО-Алании Олег Тотров.

Что касается садоводства, то эта весьма затратная отрасль, к тому же Осетия — горная республика. Государственных садоводческих предприятий у нас не осталось, а у частных сельхозпроизводителей нет таких средств, чтобы закладывать большие площади. К примеру, на закладку одного гектара сада требуется от 350-ти тысяч рублей. Тем не менее площади садов у нас постепенно увеличиваются, хотя не в таких масштабах, как хотелось бы. Есть уже есть ряд хозяйств в Моздокском и Кировском районах (СПХ «Кита», «Иристон», «Дружба», «ДеГусто», «Золотой колос» , которые занимаются садоводством, понемногу подключаются и индивидуальные предприниматели. На закладку садов и уходные работы до вступления деревьев в пору плодоношения предусмотрены субсидии из республиканского бюджета. Сейчас минсельхозом совместно с учеными ГГАУ и Северо-Кавказского научно-исследовательского института горного и предгорного сельского хозяйства разрабатывается программа развития садоводства в РСО-Алании до 2020 года.Российская газета