15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
22°
(Ясно)
31 %
1.61 м/с
Вернуться нельзя, остаться
18.04.2016
15:32
Вернуться нельзя, остаться

«15-й Регион» публикует новые истории тех, кто живет и работает далеко за границей. Одни находятся в дальних странах 12 лет, другие полгода. Ни один из них не теряет связь с малой Родиной, но по многим причинам возвращаться они пока не планируют.

Осетин можно встретить практически во всех странах мира. В странах зарубежья зарегистрировано 31 общество осетинской диаспоры. Помимо соседних и некоторых европейских стран, североосетинские представительства есть в Канаде, США, Бразилии, Марокко, Китае, Новой Зеландии, ОАЭ, Аргентине и др.

Аслан Дарчиев, США:

— Уехал я вместе с сестрой в очень запоминающуюся дату — 06.06.06 — по студенческой программе "Summer work and travel". Мне, как, наверное, многим в Осетии, хотелось уехать хоть куда-нибудь. Я люблю Осетию, но будущего там не видел, поэтому и решил остаться в Америке.

3 месяца провел в Алабаме, в доме со студентами из Молдавии. Нас было 12, но по-русски говорили только пара ребят. Как-то я встретил кабардинца в магазине, и мы с ним проговорили, наверное, часов 5, столько всего накопилось, столько нового хотелось рассказать кому-то со схожим мне менталитетом. Часто звонил друзьям в Чикаго, просто чтобы поговорить с кем-нибудь по-осетински. Мне этого очень не хватало тогда. Часто включал песню "Сердце осетина", и всем в доме приходилось слушать ее сутками. Когда я переезжал в Чикаго, то собрал всех ребят, с которыми дружил в Алабаме, и попросил одну из молдаванок сделать осетинские пироги. Конечно, они получились не такие вкусные, как делали наши мамы и бабушки, но когда ты ешь в Алабаме осетинские пироги, сделанные молдаванкой, это уже не так важно.

Переехав в Чикаго, устроился с друзьями на стройку. В то время практически все наши работали на стройке. Помню, как-то мы пошли в гости, там собрались старшие и молодёжь, и первое, что меня спросили, откуда я родом. Услышав, что родился в Алагире, все засмеялись. Как оказалось, большинство осетин в Чикаго алагирские.

Домой впервые смог поехать только в 2015 году. 9 лет дома не был, а как будто и не уезжал. Конечно, город изменился, где-то в лучшую сторону, где-то в худшую, но мне показалось, что в целом все по-старому. Как жили одни бедно, другие богато, так и живут. Быт не изменился, народ не изменился, и мне это было обидно. Я видел, как за это время изменились Москва и Чечня, а у нас время как будто остановилось. Самое интересное, что когда я общался с друзьями из Владикавказа, они рассказывали, что в городе целый район новый построили, ЦУМ реконструировали и т.д. Но 9 лет назад тоже что-то строили новое, что-то начинали строить. Меня очень порадовало, что практически везде во Владикавказе говорили на осетинском: в 2006-м этого не было. Ну и, конечно, наши фыдджыны! В Америке мы с друзьями часто вспоминали фыдджынарий «возле тюрьмы», и когда я, наконец, добрался до него, то отправлял фото друзьям в Чикаго.

Желание вернуться возникало в первый год. Но сейчас не могу вернуться домой по одной причине: не вижу там столько возможностей, сколько здесь.

Зарина Базоева, Новая Зеландия:

 — Первый раз я прилетела в Новую Зеландию в 2010 году на 3 месяца в командировку. И сразу же полюбила эту страну. В последний день, перед отлетом, мне предложили долгосрочный контракт на 5 лет, и в 2011-м я вернулась в Окленд. Сейчас работаю бизнес-аналитиком на местном телевидении.

Переезжать в другую страну — это как менять часовой пояс, только если с часовыми поясом перестраивается мозг, то с переменой дома — сердце. Сложнее всего было отвыкать от общения со старыми друзьями и от возможности в любое время видеть родных. Сейчас, конечно, у меня уже свой уклад, куча новых друзей, коллег, знакомых, некоторые из них уже успели побывать во Владикавказе. Я даже познакомилась через соцсети с осетинской семьей, но потом они вернулись в Россию и я, к сожалению, потеряла с ними контакт.

Помимо родных и друзей, конечно, скучаю по футболу — с детства болела за «Аланию». Здесь его практически нет, поэтому приходится иногда ходить на регби. Не хватает осетинской кухни (особенно бабушкиного сыра) и неизменного вида гор на горизонте.

Иногда слушаю осетинские песни в машине и пытаюсь подпевать. Долго привыкала не вставать со стула, когда входят старшие. На бизнес-встречах сначала приходилось сдерживать себя, потому что здесь это не принято. Из всех осетинских традиций строго стараюсь соблюдать одну: быть хорошим человеком, это, наверное, самое главное, чему научила меня Осетия.

Возвращаться пока не панирую. Мне здесь очень нравится, плюс найти интересную работу в Осетии мне было бы сложно.

Диана Дзуцева, США:

— В Америку уехала в 2014 году. Попасть туда было моей детской мечтой. Первый год провела в Филадельфии, а в 2015-м переехала в Лос-Анджелес. Не могу сказать, что сталкивалась с какими-то трудностями. Но мне пришлось забыть о том образе жизни, к которому привыкла в Осетии. Америка не терпит слабости и лени. Нужно быть готовым к тому, что вставать придется в 6 утра и работать до самого вечера, чтобы быть в состоянии оплачивать счета. С английским, конечно, были проблемы, я не понимала ни единого слова, хотя учила его дома довольно продолжительное время. Почему-то, попав в среду, я все забыла.

А вот с работой было гораздо проще, потому что большая часть компаний и сервисов в Филадельфии находится под управлением выходцев из стран бывшего СССР. Естественно, будучи туристом и без знания английского языка найти чистую и комфортную работу практически невозможно, это должен понимать каждый, кто собирается сюда. Я получила документы, почти преодолела языковой барьер и привыкла к культуре и жизни американцев. Нисколько не жалею, что вышла из «зоны комфорта» и приехала сюда учиться жить с нуля. Единственная по сей день проблема — расстояние между мной и семьей.

В Америке очень много осетин, особенно на восточном побережье. В штате Нью-Джерси даже есть парк, где каждый год наши соотечественники собираются и отмечают большие праздники, такие, как Джеоргуыба и Хетæджы бон. Кстати, первые друзья в Америке у меня тоже появились среди осетин. 

Сейчас мне не хотелось бы вернуться жить в Осетию: слишком много прошла, чтобы отступать.

Елизавета Джигкаева, Китай:

— Покинула свою малую Родину ещё в 2008 году сразу после окончания школы. Уехала не так далеко — в Северную столицу, захотелось почувствовать ритм мегаполиса. Но и Санкт-Петербург показался мне недостаточно большим городом, поэтому, когда магистрантам предложили пройти стажировку за границей, я решила попытаться уехать. 

Первые 2 года жизни в Поднебесной ушли на изучение языка и адаптацию. Китай завораживает и поглощает. Это абсолютно другой мир со своими законами и своей особенной, ни с чем не сравнимой культурой (вряд ли смогу привыкнуть к некоторым ее сторонам). Условия жизни тут совершенно другие. Не смогла бы ответить на вопрос, лучше они или хуже, просто есть здесь что-то такое, чего нет у нас. Здесь все как-то намного проще и человечнее. Именно поэтому захотелось тут остаться. В этом году поступила в магистратуру Народного университета Китая. 

К огромному сожалению, за 3 года я так и не встретила здесь своих соотечественников, хотя и слышала о ребятах из родного Владикавказа, проживающих сейчас в Пекине. 

Несмотря на то, что Китай за такой короткий срок стал практически вторым домом, на Родину я возвращаюсь так часто, как только могу. В Осетии моя семья, дорогие сердцу люди. Когда я здесь думаю об Осетии, первое, что возникает в мыслях — воздух, он имеет привкус детства и счастья. Безумно скучаю по домашней кухне и осетинским застольям.

Удивительно, но я никогда не увлекалась осетинской музыкой, здесь же не могу уснуть, не прослушав хотя бы одной национальной мелодии, на душе от родных мотивов тепло и уютно. Песни на осетинском языке слушаю ещё и потому, что скучаю по родному языку, изъясняться на котором мне все сложнее и сложнее, за что невероятно стыдно. Часто удивляюсь тому, как легко я уехала. Вся моя семья и все друзья живут во Владикавказе. Иногда чувствую себя невыносимо одиноко, но успокаиваю себя мыслью о том, что, возможно, здесь я им могу быть более полезной, нежели дома. 

Впереди ещё год учебы, ближе к концу станет понятно, вернусь ли я домой. Сейчас в этом сомневаюсь, несмотря на то, что очень люблю свою Родину и людей. В Китае я вижу для себя много интересных перспектив.

Тамара Туганова, Англия:

— Я поступила в Лондонский колледж искусств и дизайна Св. Мартина в 2004-м. Мои родители всегда уделяли образованию особое внимание. Наша жизнь всегда планировалась вокруг учёбы, а не наоборот. Я с детства рисовала и хотела, чтобы моя профессия подходила мне по духу, по мироощущению. Выбор пал на Сэнт Мартинз, так как это один из лучших творческих вузов в мире, а Лондон — один из лучших городов.

Мне тогда было 17. Естественно, в первое время было сложно и одиноко, я скучала по родным и друзьям, но всегда говорила себе, что это того стоит. Британцы в целом очень приветливые, воспитанные и дружелюбные люди. Мне было нетрудно адаптироваться, так как хорошо владела языком и была расположена к новым открытиям и впечатлениям. Сначала было много курьёзных ситуаций, связанных с культурными расхождениями и бытовым укладом. Но зато никто не соблюдает очередь лучше англичан. Oни очень тактичны и уважают личное пространство. В Лондоне, в отличие от Москвы, вас никто не «занесёт» в вагон метро. 

Здесь очень много россиян, а с осетинами у нас есть маленькая, но дружная диаспора. Мы часто видимся, вместе отмечаем дни рождения и осетинские праздники. Наш общий чат в вотсапе так и называется — "Læondon Diaspora".

Несколько раз в год стараюсь приезжать в Осетию. Больше всего скучаю по маминому уалибаху. Мне не хватает рядом родителей, близких и нашего уютного дома в селе: там всегда тихо и тепло. А еще я уверена, что осетинский — самый красивый и благородный язык в мире. Я благодарна своим старшим за то, что в нашем доме постоянно слышалась осетинская речь. Мои сестра и брат тоже учились в Лондоне, между собой мы старались разговаривать на осетинском, особенно в публичных местах, это очень удобно. Когда я уезжала, отец сказал мне: "Ды дæ Тугъанатæй, мæ дæхи уæздан дар". Эта, пожалуй, моя самая любимая традиция. 

Сейчас Лондон для меня родной город. Я выросла здесь как личность и профессионал, и чувствую себя тут очень комфортно и востребовано. Здесь потрясающая атмосфера и колорит — уникальный симбиоз исторического наследия, модерна и инноваций. В этом городе нелегко, но если вы готовы трудиться и работать над собой, то эта среда даёт огромные возможности для развития. Возвращаться не планирую, но, как говорят англичане, You never know!

 

Ксения 15-Захватаева