15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-5°
(Ясно)
77 %
1.66 м/с
Во глубине галонских руд…
07.02.2017
11:35
Во глубине галонских руд…

Региональное отделение ОНФ совместно с журналистами проинспектировало состояние фельдшерско-акушерских пунктов и амбулаторий горных сел Алагирского района. Во многих населенных пунктах таковые находятся в аварийном состоянии.

Первым пунктом в поездке значилось одно из самых отдаленных высокогорных сел района — Верхний Згид. Захватывающие дух пейзажи здесь контрастируют с полностью разрушенной инфраструктурой. Некогда в шахтерском поселке проживали более 10 тысяч жителей. Теперь о былой оживленности напоминают лишь призрачные остатки ушедших эпох: памятники советских времен, деревянные домики начала 20 века и разбросанные по горному хребту 38 жилых строений. Через зияющие глазницы полуразрушенных домов видно ярко-голубое небо. А воздух здесь также дик и глух, как и все вокруг. Один из местных жителей рассказывает, что нам повезло с погодой: при малейших капризах природы поселок бывает полностью отрезан от цивилизации. "Снега зимой обычно по колено. Не пройти, не проехать", — говорит мужчина. В такие моменты даже матерым и привыкшим к отсутствию условий горцам бывает страшно: если что случится, то кричать о помощи бесполезно — никто не услышит.

Сюда не ходят автобусы, нет ни магазина, ни аптеки. А амбулатория одна на два села — Верхний и Нижний Згид. Это двухэтажное деревянное здание. Плохо отапливаемое, но чисто убранное. Обслуживает его одна медсестра. Из-за отсутствия транспорта хрупкая женщина с сумкой наперевес обходит весь Верхний Згид, спускается в Нижний и возвращается обратно. Все пешком. Згидцы неоднократно писали и просили машину для амбулатории, но пока голос умирающего села никто не услышал. Единственного медработника местные жители знают хорошо, но где он сейчас — ответить затруднились. Необходимые для оказания первой помощи лекарства у женщины всегда бывают, а осенью она прошлась по домам и всех привила от гриппа. Предполагалось, что медпункт здесь из-за труднодоступности будет работать постоянно, но по ночам зловеще завывают волки и можно наткнуться на медведя: медсестре страшно оставаться одной в своем деревянном домике. В случае необходимости из Мизура вызывают скорую помощь. Ущелье большое, и медиков приходится ждать не меньше 2 часов. Да и вызовов бывает немало. Только в горняцком поселке жители почти поголовно болеют профессиональной болезнью шахтеров — силикозом.

Молодежи здесь почти нет — негде работать. Не слышно и детского смеха. Присутствие молодого поколения эфемерно и сезонно — ограничивается приездом на имеющуюся в Згиде дачу.

Чуть менее идиллические, но дышащие свежестью пейзажи в с. Галон. Они все также контрастируют с угасающей людской оживленностью. Присутствие жителей на первый взгляд незаметно. Прямо от таблички с названием села открывается вид на разрушенные здания. Они идут друг за другом сплошной чередой, и кажется, что жизнь давно покинула это место. Однако по пути удалось встретить несколько пожилых людей. Бабушка спешно ковыляла до автобуса, женщина средних лет вышла на улицу за водой. Из отголосков современности галонцы видят только проносящиеся в небе самолеты. Приезд "городских" привлек к балкону престарелую женщину. На вопрос «как здесь с медпомощью?» она ответила, что регулярно вынуждена за ней обращаться. Благо медсестра живет этажом ниже. Подумав, она перефразировала Пушкина и хриплым старческим голосом добавила: "Во глубине галонских руд, храним мы гордое терпенье. Не пропадет наш скорбный труд и дум высокое стремленье", — и тепло улыбнулась.

Ветер застучал ржавой крышей напротив здания медпункта. О том, что это амбулатория, мы узнали от местных жителей. Из опознавательных знаков на небольшом зданьице значились «почта» и «магазин» (к слову сказать, единственный на всю округу). В местный теремок нам попасть так и не удалось — на двери висел замок. Здание крыши съела ржавчина, через выбитые в окне стекла видны разводы на стенах из-за протекающей крыши. Трудно поверить, что здание вообще обитаемо. Этот самый медпункт обслуживает и Садон. Пару жителей, которые нам попались по пути, признались, что всегда обращаются за медпомощью либо в Мизурскую поликлинику, либо в Нузальскую больницу.

"Люди регулярно обращаются к нам по поводу качества обслуживания и условий в ФАПах. Они находятся в неудовлетворительном состоянии, даже в аварийном, требуют капитальных вложений. Недавно с министром (Михаилом Ратмановым — прим. ред.) была встреча. Он обещал приехать и посмотреть. Но пока никаких продвижений нет", — рассказал глава Мизурского сельского поселения Таймураз Едзиев.

Бурон встретил нас завывающим и пронизывающим ветром. Дети шли из школы, кутая лица в шарфы. На улице было прохладно, но в здании ФАПа, к нашему удивлению, было еще холоднее. Медсестра рассказывает, что недавно у них украли котел, и теперь находиться в помещении просто невозможно. Она живет неподалеку и приходит сюда по звонку местных жителей. Как раз в это время подошел мужчина с жалобой на скачущее давление. На еще советской кушетке лежат накрахмаленные белоснежные простыни. Здесь стараются поддерживать в порядке хотя бы то, что имеют. Лекарственное обеспечение рассчитано только на оказание первой медицинской помощи. Проживает в Буроне 324 человека. В день за медпомощью обращаются в среднем 10-15.

В Унальском ФАПе мы наткнулись на запертую дверь. Фельдшера на месте не было. Оказалось, что женщина обслуживает сразу два ФАПа, пока медсестра Зинцарского поселения в отпуске. Состояние Унальского можно было уже назвать стабильным или хроническим. Холодно, старая мебель и оборудование, но идеальная чистота. В углу лежит линолеум. Его, еще будучи депутатом, купил ФАПу Борис Албегов. Ремонт женщина попытается сделать с помощью главы поселения, как только потеплеет. Он искренне сочувствует фельдшеру и разрешает тайком включать обогреватель. Хотя это запрещает бухгалтерия — экономят. Находиться в помещении можно только в одежде. Крана нет, и за водой приходится бегать к соседям. "Специалисты хорошие, жалоб на них нет", — говорят жители. Всего их в Унале порядка 400 человек. Однако активно люди жалуются на перебои с поставками медикаментов в Нузальской больнице. Лежачих больных в обоих селах много, и зимой самая пора для гриппа. Фельдшера мы нашли в Зинцаре. Улыбчивая Тина Кайтова заполняла бланк посещения пациентов. Вот уже 33 года она работает в Унале. Здесь все та же обстановка и те же проблемы. Мягкая и обходительная, она с восхищением смотрит на пейзаж за окном: "Все-таки красиво тут".

 

Алина 15-Алиханова, фото: Константин 15-Фарниев