15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Дождь)
92 %
1.62 м/с
Вода трубы точит
02.07.2016
15:06
Вода трубы точит

Через год после массового отравления людей в Алагирском районе «15-й Регион» провел журналистское расследование состояния ряда водозаборных сооружений республики.

 

Как выяснилось, не во всех районах чиновники даже под угрозами увольнений предпочитают дуть на воду, пока не обожглись на молоке. Многие объекты стратегического значения не имеют ни зон санитарной охраны, ни какой-либо охраны в принципе, а значит, не защищены.

Инспектирование решено было начать со скважин на водозаборе «Южный». Именно там прошлым летом замминистра строительства и ЖКХ Андрей Чибис построил по росту все руководство Алагирского района. Около уже знакомого журналистам водозабора, расположенного неподалеку от Транскама, стоял охранник с собакой, а от былой бесхозяйственности не осталось и следа. На объект в течение 5 минут прибыл и.о. директора «Алагиркоммунресурсы» Игорь Бекузаров. Он не без гордости показал результаты проделанной работы. Теперь территорию водозабора можно причислить к образцовым, а скважины эксплуатируются с учетом всех технических норм и правил. Все сооружения отстроены по типовому принципу: шаблонно забетонированы и закрыты крышками, пронумерованы, а по всему периметру расставлены камеры видеонаблюдения. Все строго соответствует предписаниям: земля посыпана щебнем, а приближенные к скважинам деревья срублены. Сами сооружения герметично закрыты, покрашены, вентили смазаны, трубы не текут, имеется аварийный слив. Контраста с тем, что представлял из себя водозабор ранее, добивались немалыми усилиями, но и средств на эти цели было выделено достаточно. Из 9 рабочих скважин работают сейчас всего 4, так как Алагирский район также питает еще и Гусаринский водозабор, и этого хватает. Но зимой и в период засухи задействованы бывают все скважины. Покрытые в прошлом году вековой пылью ультрафиолетовые лампы заменены, начала функционировать и насосная станция второго подъема. В день управление Роспотребнадзора производит до 33 заборов проб воды.

Далее  мы проинспектировали лучший водозабор республики — Гусаринский. Территория огорожена колючей проволокой и высоким забором, стоят новейшие хлораторные установки. Цивильного вида сторож круглосуточного мониторит ситуацию, отслеживает уровень остаточного хлора в воде и каждые два часа смотрит, не поменялся ли цвет на марле, установленной на специально предназначенном для этих целей кране. Обеззараживание происходит путем добавления в резервуар гипохлорита натрия, который получают из поваренной соли путем гидролиза. Он абсолютно безвреден для организма и является шестой производной от самого хлора. 

 

"Мы обеззараживаем практически идеальную воду только потому, что если какой-то террорист решит совершить диверсию, мы будем застрахованы", — пояснил Бекузаров.

 

По оперативному реагированию и слаженности работы видно, что люди здесь четко осознают уровень своей ответственности и знают цену халатности. Гусаринский водозабор питает сразу несколько сел, одно из них Майрамадаг. Продавщица местного магазина рассказала, что вода сегодня – хит продаж. Но дело не только в изнуряющей жаре. Она показывает бутылку с набранной из-под крана водой: после дождей ее илистый цвет не вызывает желания утолить жажду, пускай по заверению местного руководства она и не представляет бактериальной опасности. Да и такой воды не всем хватает. Об этом, проводя экскурсию по местному водозабору, нам рассказал номинальный сторож объекта. Покосившийся забор, лесистая территория, домашний скот и человек, которому никто не платит за охрану водозабора, — вот что нас ждало на этом объекте. Открывая ржавый и чуть поросший мхом люк, мы видим, что из трубы воды вытекает очень мало. "Полпоселка опять остались без воды", — заключает мужчина. Перебои здесь случаются достаточно часто. Жители без разрешения подключаются к трубе, кто-то держит круглосуточно открытым кран и обливает скот во время жары, а в итоге до Майрамадага вода просто не доходит. Да и сами жители села на воде экономить не очень-то хотят: в личных подсобных хозяйствах в жару краны открыты круглосуточно.

 

Множество нареканий всегда вызывала вода в Ирафском районе. Жители не раз жаловались на ее качество, цвет, а иногда и отсутствие. Несколько месяцев назад в редакцию «15-го Региона» даже поступило видео со съемкой домашнего фильтра. Веревочный картридж устройства очистки становится черным уже через месяц использования, и в нем скапливаются личинки разных размеров. Стоит отметить, что этот же житель рассказал, что качество воды в его селении значительно улучшилось после нашей публикации. Воду, наконец, стали хлорировать. Перекопанный асфальт и заверения сотрудников местного водоканала свидетельствуют о том, что здесь недавно прокладывали водопроводные трубы. Их моральный и физический износ достиг такого уровня, что не на что уже было ставить заплатки. Район попал под действие федеральной программы, и ему крупно повезло. Большая часть Ирафского района питается из реки Сахола, до которой, кстати, невозможно добраться даже на внедорожнике. Дороги нет, а в случае поломки население возвращается на полвека назад и пробирается на источник на конях или тракторе. Но что-то подсказало нам, что никто и не отслеживает факты поломок. Возможно, об этом говорило состояние находящегося в черте населенного пункта и легкодоступного объекта в Новом Урухе.

Из двух корней слова водозабор здесь присутствует только первое: вода есть, она хлещет из плохо закрученного вентиля и ржавой трубы, а вот забора или иного ограждения нет. Не наблюдается вокруг и охраны. К качеству жидкости, думается, претензий нет. Артезианский источник говорит сам за себя. Территория безлюдна, но не пустынна: под трубами в образовавшемся мини-болоте прыгают лягушки, а следы многочисленных коровьих «лепешек» вокруг объекта говорят о том, что недавно парнокопытные захаживали сюда на водопой. По болотной тине проплывают бутылка и часть чьей-то верхней одежды. Руководство района прокомментировало ситуацию достаточно емко и кратко: "Знаем, денег нет". Постоянные контролирующие органы в лице Роспотребнадзора регулярно берут в районе пробы воды и, по словам специалистов водоканала, «ничего смертельного не находят».

 

Опрашивая жителей во время нашего путешествия, мы выяснили, что достаточно часто жалобы на питьевую воду поступают из Правобережного района. Надо признаться, что увидеть то, что обнаружили в Заманкуле, мы никак не ожидали.

Методом шести рукопожатий сначала нашли 4 резервные скважины, расположенные вне территории села. Они перестали использоваться после отравления в Алагирском районе. Вообще многое в системе водоснабжения районов поменялось именно после этого события.Сторож посоветовал искать скважины внутри села. Там по колено в грязи, среди упавших и высохших деревьев, паслись порядка 20 коров и телят. Они лениво отгоняли мух и жевали остатки травы. Из резервуара проржавевшего водозабора, как из огромного решета, прямо на примостившуюся под ним корову текла вода. Руководство района и села разошлись в показаниях. Первое настаивало на том, что вода сейчас поступает в дома исключительно от сетей «Фаныкдона», а скважины не функционируют. Однако после того, как мы сообщили, что видели рабочие и не перекрытые скважины, показания резко изменились и поступило утверждение, что «они находятся на резерве». Ответов на вопросы «куда же поступает текущая вода и откуда берется, кто за нее платит?» мы так и не получили. В версиях было: "никуда не поступает", "они самоизливающиеся и вода идет только на хознужды". Пожилой загорелый мужчина показал нам еще пару скважин. Все они находятся в таком же состоянии. Он говорит, что раньше они принадлежали колхозу «Иристон», а когда его не стало, то и остались бесхозными, хотя продолжали питать район. 

Возвращаясь назад, мы решили заехать в с. Зильги. Все водозаборы здесь находятся без охраны, без особых усилий удалось проникнуть на территорию через хлипкий, в человеческий рост заборчик. Все та же ржавчина, протечки и задвижки, к которым не подходили десятилетиями. Однако и здесь ситуация заметно улучшилась. Обновилась установка на одном из водозаборов, и теперь подача воды работает почти бесперебойно. Ближе к Беслану ситуация заметно лучше. В с. Хумалаг нам удалось понаблюдать, как меняют трубу, питающую село, которая уже настолько износилась и оголилась, что был риск повторения такого же ЧП, как и в Алагире. Более всего боялись, что в нее попадет окружающий мусор и воды р. Камбилеевки. Одну трубу уже снесло в 2007 году, и Хумалаг питался только за счет этой. С опаской оглядываясь на прошлогоднюю ситуацию, руководство района изыскало средства на установление новой хлораторной установки и замену трубы.

 

Бесланский головной водозабор произвел достаточно приятное впечатление. Прочные ворота, кирпичные стены, колючая проволока и почтительный сторож: "Извините, посторонних не положено пускать". Однако руководство района признало, что если и есть неудовлетворительное состояние воды, то только из-за изношенности водопроводных сетей. Их реконструкция производилась в самом Беслане, к нескольким селам проведен водовод "Фаныкдон". Близкая к критической ситуация сложилась по изношенности сетей в с. Брут, и районная власть намерена просить финансовой помощи у республиканской. Село часто остается вообще без воды, не говоря уже о ее качестве. Оставляет желать лучшего и состояние сетей в с. Зильги и Ольгинском. 

В завершение нашей поездки приятно удивило состояние водозаборов в Ардоне. Вывеска, крепкие ворота, злая собака, сторож и чисто визуальная опрятность скважин и труб.

 

Подводя итог, можно сказать, что перебои воды в селах республики остаются острой и актуальной проблемой, хотя за последний год решение вопросов водообеспечения разительно сдвинулось с мертвой точки. В то же время состояние многих водозаборов оставляет желать лучшего, а от повторного массового отравления водой некоторые населенные пункты явно не застрахованы.

 

Алина 15-Алиханова