15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-1°
(Дождь)
100 %
2 м/с
Война с котиками
14.07.2017
10:27
Война с котиками

Корреспонденты «15-го Региона» поинтересовались у активных пользователей оснета, как они относятся к инициативе ужесточения правил работы соцсетей, которую внесли на рассмотрение в Госдуму. 

Батраз Тигиев, журналист:

— Мне трудно представить, как российское законодательство может обязать иностранную компанию, например Facebook, удалять какой-то контент, потому что на них наша юрисдикция не распространяется. Я отношусь к этой инициативе как к очередному бреду, который не имеет отношения к реальной жизни. Складывается впечатление, что депутаты живут в параллельной вселенной. Я уверен, что даже если такой законопроект примут, то он вряд ли будет работать. В принципе, в России это достаточно обыденная история, когда принятые законы не работают. Насколько я знаю, все ведущие соцсети и так борются с нежелательным контентом, блокируя публикации. Нужно ли еще что-то придумывать?

Андрей Попов, общественник:

— Я не очень хорошо отношусь к этой инициативе, потому что любой ненавистник может просто нажать на кнопку и твою публикацию удалят. Закон нужно доработать. К тому же в МВД есть специальный отдел, который следит за высказываниями пользователей, за экстремистскими сообщениями, у них есть полномочия удалять такие посты и выявлять людей, которые это написали. А вот так, чтобы по чьему-то велению и нажатию кнопки удалять новость, — это неправильно.

Олег Марзоев, военнослужащий:

— Любой контроль не должен нарушать основные права граждан, но при этом он необходим. Насколько это чисто технически смогут это осуществить – другой вопрос. При поиске золотой середины такая инициатива ничего плохого в себе не несет. Если регулировать ситуацию будут квалифицированные юристы, то это не только можно, но и нужно делать.

Амурхан Кусов, общественник:

— В уголовном и административном кодексе давно прописали, за что можно привлечь человека к ответственности. Думаю, озвученная идея не будет поддержана в Госдуме. У нас в стране некоторые депутаты из регионов, стараясь показать деятельность или ее видимость, начинают придумывать какие-то интересные для общества и обсуждения законопроекты. Это пиар-ход, чтобы твоя фамилия звучала в прессе.

Алан Татаров, предприниматель:

— У нас традиционно пытаются заниматься ничем. Для того, чтобы пользователь не матерился, не писал глупости и бред, нужно массово заставить людей учиться, читать, научить заново мыслить. 

 Алана Сабеева, журналист:

— Депутаты Госдумы уже не первый раз пытаются принять закон, который смог бы контролировать информацию в интернете. Большая часть социальных сетей уже обладает функцией отправки жалобы на контент. Система отработана и работает довольно оперативно. Желание обезопасить людей от вредоносной информации обоснованно, но нужно понять, как это будет работать на практике, чтобы не ущемлять право гражданина на доступ к информации. Мне бы не хотелось, чтобы в нашей стране ввели жесткую цензуру, которая распространяется на личные страницы в соцсетях. Но давно пора начать воспитывать пользователей и приучать их к тому, что каждый несет ответственность за написанное.

 Сослан Касаев, управленец:

— Кто и как будет решать, какая информация является противоречивой или недостоверной? Кого-то из пользователей могут раздражать котики или фото еды, или же фото глубоких декольте? Насколько объективна будет оценка контента? Интернет на сегодня остаётся единственной свободной доступной площадкой для высказывания своих мыслей. Не хочется, чтобы этот закон коснулся "инакомыслия".

Сергей Мильдзихов, чиновник:

— Я сторонник того, что ответственность за распространение недостоверной информации необходимо ужесточить. При этом механизм борьбы с этим явлением должен быть другой, нежели это предлагают авторы законопроекта. Во-первых, нужно разграничить ответственность за выдачу и репост ложной информации. Во-вторых, нужно очистить соцсети от всех анонимов. Регистрация должна быть максимально четкой и прозрачной.

Роман Гутиев, предприниматель: 

— Власть просто себя продолжает отделять от народа. Не понятно, кто будет принимать решение о достоверности информации. Здесь какой-то логики ждать не приходится.

Георгий Кайтуков, политолог:

— Любые попытки проконтролировать интернет-пространство считаю неправильными и почти невозможными. В данном случае законодатели не думают о механизмах реализации и о последствиях того, что проект фактически будет игнорироваться. Но учитывая то, как ведут себя депутаты, они его могут легко принять, к сожалению. Надеюсь, найдется тот, кто поставит знак вопроса.

Альбина Олисаева, журналист:

— Я противник всяких дополнительных ужесточений. Мне кажется, что все инструменты, которые уже есть для того, чтобы это существовало в правовом поле, достаточны. Все остальное, по-моему, может так или иначе использоваться для ограничения свободы слова.

Руслан Тотров, политолог: 

— Если речь идет о том, что будут концентрироваться только на выявлении настоящего экстремизма и чистить соцсети, то это благое начинание. Меня смущает, каким образом экстремизм будет определяться, а также то, что с инициативой выступают именно единороссы. По мне они хотят таким незатейливым образом усилить контроль государства над соцсетями. Второй момент, который у меня вызывает улыбку: я понимаю, каким образом это будет работать с соцсетями, которые имеют российскую юрисдикцию: «ВКонтакте» или «Одноклассники», но только не с «Фейсбуком». Это очередная попытка партии власти поиграть в злого полицейского. Я поддерживаю любую борьбу с экстремизмом, с тем, что запрещено законом. Но если таким образом они хотят бороться с инакомыслием, то я буду первым, кто встанет, и скажет, что это ерунда.

Алан Салбиев, управленец:

— Я против анонимности в сети, но если человек в соцсети не анонимен, то он имеет право высказывать свое мнение абсолютно свободно. Если это не призывы к насилию, к каким-то деструктивным вещам, то никто и ничто не имеет право запрещать высказывать свою точку зрения. В конце концов кто определяет достоверность или недостоверность, кто будет тем самым судьей? На мой взгляд, открывается ящик Пандоры, создается инструмент, с одной стороны репрессивный, с другой – неэффективный. Всякие подобные инициативы воспринимаю как часть предвыборной кампании.

Алан Тедеев, юрист:

— Мне непонятны несколько моментов. По сути владельцы соцсетей должны будут, наверное, создать специальную службу, которая должна в очень сжатые сроки решать, насколько данная публикация способствует разжиганию межнациональной розни, насколько она оскорбляет чувства тех или иных рас. Мне кажется, это не соответствует действующей конституции, потому что материалы могут быть признаны экстремистскими лишь на основании судебных решений. Учитывая огромный штраф, мне кажется, соцсети будут удалять публикации по любым жалобам. Если бы это было в любой другой стране, я бы сказал, что законопроект не пройдет, но, учитывая наших депутатов, это реально.

Сослан Бероев, аспирант СОГУ:

— Получается, каждому оператору придется заводить десятки, если не сотни людей, которые будут просто сидеть и рассматривать запросы. В итоге это вообще затормозит работу соцсетей или приведет к тому, что  отечественные операторы окажутся менее конкурентоспособны по сравнению с иностранными, потому что вряд ли кто-то в силиконовой долине будет нанимать людей, чтобы они рассматривали заявки из России. Получается, что надо либо блокировать здесь все иностранные ресурсы, либо все отечественные ресурсы окажутся неспособны с ними соперничать из-за этих нагрузок.

 

 
Карина 15-Икаева, Карина 15- Хадаева