15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
18°
(Облачно)
63 %
1.85 м/с
Выборы хороших мужиков
25.03.2012
20:58
Выборы хороших мужиков

После отмены выборов на которых побеждала оппозиционерка Алла Джиоева, жители Южной Осетии вынуждены голосовать не умом, а сердцем.

В воскресенье в Южной Осетии со второй попытки выбирают президента республики. Пять месяцев назад острая борьба за этот пост завершилась тем, что Верховный суд отменил итоги второго тура голосования, обнаружив нарушения со стороны лидера оппозиции Аллы Джиоевой.

Сейчас в бюллетени внесены фамилии четырех местных кандидатов. Это бывший председатель республиканского КГБ Леонид Тибилов, уполномоченный по правам человека Давид Санакоев, посол Южной Осетии в России Дмитрий Медоев и лидер компартии Станислав Кочиев.

— Разосланы более 30 тыс. избирательных бюллетеней, — говорит председатель ЦИК республики Белла Плиева. — Чтобы исключить фальсификации, на каждом участке будут присутствовать представители кандидатов — без из подписи на оборотной стороне бюллетень будет считаться недействительным.

Предварительные результаты станут известны в ночь на понедельник. По данным на 16.00 выборы признаны состоявшимися — явка составила 50,1% избирателей.

Что удивительно, при любом раскладе победителем нынешних президентских выборов может стать Алла Джиоева. Каждый из четырех кандидатов на высший пост уже заявил о том, что ей будет найдено место в новой команде. Станислав Кочиев даже предложил оппозиционерке на выбор один из трех постов: вице-премьера, председателя Контрольной палаты и спикера парламента.

Таким образом, уже фактически трудоустроенная Алла Джиоева была, наверное, единственным жителем Южной Осетии, который не ломал голову над вопросом: кто же станет победителем на выборах?

— Для меня это первое голосование, прогнозировать исход которого не берусь, — говорит лидер не поддержавшей ни одного из кандидатов партии «Справедливая Осетия» Коста Кочиев. — Хорошо уже то, что ни один из кандидатов напрямую не связан с экс-президентом Эдуардом Кокойты. Его здесь не переваривают. Вот поставь рядом Кокойты и палку. Затем скажи осетинам: выбирайте себе из них президента. Палка победит.

В Цхинвале всех четверых кандидатов называют «хорошими мужиками» и голосуют, скорее, исходя из каких-то личных симпатий, а не после вдумчивого анализа предвыборных программ. Тем более, что основные их пункты схожи до степени смешения: прекратить расхищение российской материальной помощи, поднять сельское хозяйство, освоить добычу и переработку древесины, минеральных вод и полезных ископаемых. Все декларируют курс на максимально тесное сближение с Россией, при этом почти демонстративно не обращаются к российскому президенту или премьеру — после провала Аллы Джиоевой, ежедневно призывавшей Путина и Медведева вмешаться в ситуацию в республике, апелляция к Кремлю считается то ли дурным тоном, то ли плохой приметой.

Возможно, именно поэтому ни один из четверки претендентов не намекает на поддержку его кандидатуры в Москве, как это делал накануне предыдущего голосования провластный кандидат Анатолий Бибилов, портреты которого в компании с Дмитрием Медведевым висели по всей республике. Да и российские власти не выделяют, по крайней мере официально, ни одного из кандидатов.

— На выборах в Южной Осетии нет фаворита, поэтому высока вероятность второго тура, — полагает директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

Вместе с тем, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко считает, что по степени предпочтительности для России их можно расставить в следующем порядке: Медоев, Тибилов, Санакоев, Кочиев. Но при этом ясно: кто бы ни победил, Москва будет с ним работать.

— Без России нам не выжить. Наш бюджет почти полностью формируется за счет ее помощи, российская армия — гарант нашей безопасности, да и независимостью мы обязаны президенту России, — перечисляет кандидат Тибилов.

Его конкурент Кочиев еще более категоричен: он не просто видит в могучем соседе кормильца и защитника, но и не против объединения с Северной Осетией и вхождения в состав России.

— Да, в этом случае нам придется пожертвовать своей независимостью и, возможно, отчасти собственной национальной идентичностью. Но альтернатива русификации — грузинофикация. А это, после всех войн, недопустимо, — говорит он «Известиям».

Каждый из кандидатов традиционно не сомневается в своей победе, но в первом туре победителя, скорее всего, не определят — симпатии в Южной Осетии фактически равномерно распределены между всеми четырьмя претендентами.

Одна из главных причин в том, что в республике — до 30% отказников, которые могут вообще не прийти к урнам. Так что на исход выборов могут повлиять и грязные технологии. Таких, например, как скупка голосов, которая активно использовалась на прошлых выборах.

Сейчас некоторые кандидаты утверждают, что в республике появились черные джипы, из которых выходят крепкие парни с поломанными носами и ушами. Еще одна причина — привоз людей из Северной Осетии. И, наконец, — административный ресурс. Сейчас он в большей степени нацелен все же на поддержку 51-летнего Медоева — временно исполняющий обязанноти президент Вадим Бровцев, который в последнее время существенно прибавил в популярности, судя по-всему, ему благоволит.

Но основной решающей силой должны стать те, кто делает свой выбор лишь дойдя до участка для голосования. А таких в республике чуть ли не треть населения.

— Конечно, пойду голосовать, но пока не понял, за кого, — 85-летний Шота Джавахишвили за день до голосования больше занят домашними делами, чем большой политикой. — Вот приду на участок, почитаю: кто чего обещает, и там решу.

Шота — один из последних жителей грузинского села Авневи, когда-то насчитывавшего 4500 жителей, но почти полностью сожженного после войны 2008 года — надеется увидеть в кратких резюме кандидатов два обещания: повысить пенсию (нынешней в 2 тыс. рублей ни на что не хватает) и открыть дорогу на Тбилиси, чтобы дети смогли навестить его. А поскольку на информационных листовках таких обещаний нет, не исключено, что Шота проголосовал против всех. В осетинских бюллетенях есть и такой пункт.Игорь Являнский, Юрий Мацарский, «Известия»