15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
21°
(Облачно)
53 %
3 м/с
«Я и сейчас пошла бы защищать Отечество»
11.05.2015
00:30
«Я и сейчас пошла бы защищать Отечество»

Аза Мзокова родилась 30 мая 1920 года в поселке Нузал. До начала ВОВ 4 года работала в райкоме партии Алагирского района в поселке Мизур в должности статиста отдела кадров. Одновременно была членом районного бюро райкома комсомола, избиралась делегатом на съезд молодежи во Владикавказе от Садонского района.

Сообщение о начале войны услышала на дежурстве в райкоме. Как только моя подруга Бесолова Дуня, машинистка райисполкома, пришла на работу, мы вдвоем написали заявление начальнику райвоенкомата полковнику Курленко, чтобы нас направили на фронт, в действующую армию. На заявление была наложена положительная резолюция. Предполагалась отправка в ближайшие дни. Зам. военкома был другом моего старшего брата, в то время уже находившегося в армии, и он пошел к моей матери и рассказал об этом. Мама плакала, потому что я была единственной кормилицей семьи — оставались еще младшие два брата и сестра на моем попечении. Вскоре мобилизовали всех юношей района, всех мужчин, кто мог держать винтовку в руках, и почти все они погибли в боях в Ардоне. Вскоре ушел на фронт добровольцем в 17 лет и мой младший брат Мзоков Ахмет Алиханович.

Я вступила в организованный отряд ополченцев, состоявший в основном из женщин старшего возраста. Мы изучали военное дело, устройство винтовки, учились стрелять, оказывать помощь раненым, маршировать…

По мере приближения врага в горные районы стали перебрасывать ценности республики колоннами грузовиков архивы, документы, другие ценности, в основном, о содержании грузовиков нас в известность не ставили.

Первым секретарем райкома Ревазовым Б.С. я была назначена ответственной по приему и размещению этих машин, которые прибывали и днем, и ночью. Для выполнения этого поручения был издан приказ о полном содействии всех организаций района (склады, шахты, штольни, магазины, милиция и т.д.) в размещении этих грузов по моему звонку. Эти мероприятия продолжались длительный период. Для меня это была очень напряженная и ответственная работа.

Было и такое необычное происшествие. Весной 1942 года во время разлива реки Ардон под угрозой затопления оказалась местная электростанция между Мизуром и Нузалом. Я это увидела, когда возвращалась с работы. Не раздумывая, зашла в ледяную воду. Мне удалось выстроить заграждение из больших булыжников (откуда только силы берутся!) и отвести удар водного потока, предотвратить дальнейшее затопление.

Благодаря этому подстанция не была отключена, подача электричества не прекратилась, и шахты Бурона, Садона и Галона продолжали выработку руды, а жилой сектор не погрузился во тьму.

В Мизуре, в здании ПТУ, был развернут госпиталь, заполненный до отказа ранеными, среди которых было много с тяжелыми ранениями в голову, грудь, живот, с ампутированными конечностями. Практически каждый день после работы я заходила туда. Угостить больных мне было нечем (мы бедно жили, я получала 28 рублей, из них 10 рублей отдавала матери родственника, ушедшего на фронт), но я старалась им помочь, ухаживала, кормила, подавала судно, мыла полы, порой обливалась слезами, думая о судьбе двух моих братьев, ушедших на фронт. К счастью, они после окончания войны живыми вернулись домой.

Мы, труженики тыла, внесли большой вклад в оборону Кавказа. Нас направили в Тамиск для подготовки к минированию Военно-Осетинской дороги. Наша задача состояла в подготовке небольших шахт для закладки взрывчатки. Эта работа проводилась по ночам и заключалась для нас в том, чтобы держать в руках восьмигранный железный лом, который забивал в скалу шахтер, поворачивая его от удара к удару. Таким образом, в скале выбивалась ниша, в которую закладывали динамит. Работать в ночи, при свете фонаря, было страшно и очень тяжело. Казалось, сейчас тебе молотом размозжат пальцы. Работала без перчаток, на руках быстро появлялись кровоточащие волдыри. В дневную смену надо было копать дорогу посередине дорожного полотна на случай прорыва немцев при наступлении. Ямы были площадью 1 квадратный метр, глубиной в 2 метра и более. На дне ямы глина, песок, подземные воды — стояли по колени в холодной воде. Выкопанный грунт поднимали ведром. Было очень холодно, т.к. происходило это глубокой осенью. В ноябре. Ноги в воде, в сверху дождь, ветер, временами снег… Не было никакой сменной одежды и обуви. Жили в палатках. За время короткого отдыха спали на соломе, одежда высохнуть не успевала. У меня до сих пор сохранилась ситцевая косынка, которой я укрывалась.

Однажды на проверку подготовки оборонительных работ приехал первый секретарь райкома партии Ревазов Б.С. Он на меня с такой жалостью смотрел, когда меня подняли из ямы в ведре — мокрую и в грязи! Никогда не забуду этот взгляд! Он отвез меня в райцентр, и там я стала работать редактором газеты «Боевой листок», которая регулярно выходила вплоть до изгнания немцев с Кавказа.

Мой труд отмечен государством: имею 13 медалей, в том числе «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда»…

Вот так я работала во время войны. Есть у осетин такая поговорка: «Ма сарыл армаст крой на зылди» — на моей голове только мельница не крутилась. Но если бы понадобилось, я и сейчас — в одном кармане лекарства, в другом — патроны, винтовка через плечо — пошла бы защищать Отечество!»

 

15-Й РЕГИОН