15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
18°
(Облачно)
63 %
1.85 м/с
Я расцениваю это как начало репрессий
13.12.2011
11:26
Я расцениваю это как начало репрессий

Вице-спикер парламента Южной Осетии ЮРИЙ Дзиццойты рассказал об угрозах, стоящих перед оппозицией и обществом Южной Осетии после отставки президента, и о прекращении уличных акций протеста.

— Перед отставкой Эдуард Кокойты направил в парламент представления об увольнении генпрокурора и председателя Верховного суда (ВС). Уволит ли их парламент? Появились слухи, что этого может не произойти из-за большого количества сторонников Эдуарда Кокойты в парламенте.

— Такой сценарий вполне возможен, хотя мне представляется более вероятным другой расклад: отставки, скорее всего, будут утверждены, поскольку это прописано в соглашении, но тут же будет предпринята попытка навязать парламенту этих же людей для заполнения парламентской квоты в создаваемом конституционном суде (КС) республики. Такой маневр экс-президент уже провел с заместителем генпрокурора Эльдаром Кокоевым, назначив его судьей КС.

— В воскресенье вечером Эдуард Кокойты обратился к вам и Мире Цховребовой и посоветовал вам уйти с постов вице-спикеров. Означает ли это, что с вами сводят счеты?

— Да, я расцениваю это как начало репрессий, которые прогнозировал в своем заявлении 7 декабря 2011 года. Безусловно, это сведение счетов. Но экс-президенту это нужно еще и для того, чтобы показать народу, во-первых, что он все еще на коне, во-вторых, что он расправится с любым, кто осмелится выступить против него и его режима, будь то вице-спикер или рядовой гражданин.

— И что вы будете делать?

— Естественно, такие заявления нельзя воспринимать всерьез. Человек еще не вышел из роли президента. Думаю, это у него скоро пройдет. Конечно, он, являясь лидером партии «Единство», может провести съезд и исключить меня и Миру Цховребову из партии, а затем и отозвать из парламента. Я лично без сожаления приму это, поскольку парламент Республики Южная Осетия нынешнего созыва полностью себя дискредитировал. У меня останется чистая совесть и благодарность общества, которое я не предал ради карьеры.

— Оппозиция опасается репрессий и арестов, хотя в соглашении и прописана ее неприкосновенность. Будут ли власти выполнять пункты соглашения или «зачистят» политическое пространство?

— Все зависит от того, как поведет себя временно исполняющий обязанности президента Вадим Бровцев. Он мне кажется человеком мягким, и если он решительно не возьмет управление в свои руки, в особенности руководство силовиками, то ими продолжит руководить из своей квартиры экс-президент. И тогда не избежать зачисток и репрессий.

— Что нужно сделать, чтобы сформировать КС? Возможно ли это сделать до выборов? Может ли Вадим Бровцев предложить кандидатуру третьего судьи парламенту?

— Сформировать КС вполне можно и до выборов, тем более что этот процесс был уже судорожно начат. КС, которого не было 20 лет, вдруг понадобился для того, чтобы можно было отозвать избранного президента, в случае если народ вновь отдаст свои голоса Алле Джиоевой или другому неугодному кандидату. Вообще, КС нужно создавать в тихой, спокойной обстановке из числа наиболее опытных и грамотных судей, не запятнавших свое имя. Что касается третьего судьи, то у и. о. президента Вадима Бровцева нет ограничений на этот счет, поэтому он вполне может это сделать.

— Если верховный суд возглавит новый человек, возможен ли пересмотр дела Аллы Джиоевой? Я имею в виду жалобу партии «Единство», ставшую причиной для отмены выборов.

— Я не исключаю такую возможность. Все, что произошло в ВС в связи с отменой выборов,— это жалкая пародия на правосудие. Как раз сегодня группа юристов обратилась в парламент с заявлением, в котором высказала свое неудовлетворение и несогласие с решением суда, подвергнув критическому анализу и решение ВС, и поспешное решение парламента нашей республики о назначении новых выборов.

— Вы верите в то, что новые выборы будут прозрачными и демократическими и закончатся не так, как предыдущие? Что для этого необходимо делать обществу и политикам?

— Я этих повторных выборов жду с тревогой. Думаю, что ушедшая в отставку власть попытается решить все вопросы еще до выборов, чтобы 25 марта вечером победоносно заявить о том, что их кандидат набрал 60–70%, а кандидат от оппозиции — от 30% до 40%. Как они этого добьются, знают только коррумпированные юристы и грязные политтехнологи, услуги которых тут щедро оплачиваются. В этой ситуации мне больше всего обидно за наше общество, ведь прошедшие выборы были максимально честными и прозрачными, что было отмечено всеми без исключения наблюдателями, и местными, и международными. Общество и политики не должны расслабляться. Надо противостоять любым попыткам ушедшего президента сфальсифицировать результаты новых выборов.

— Власть пугает людей угрозой «оранжевой революции». А какие вы видите угрозы для Южной Осетии в сложившейся ситуации?

— Южной Осетии практически ничего не угрожает. Граница надежно охраняется, отношения с Россией и со всем остальным миром остались на прежнем уровне. Никаких внешних угроз, на мой взгляд, на сегодняшний день для Республики Южная Осетия не существует. Единственное, что может пошатнуть наши позиции,— это внутренняя дестабилизация, которую может спровоцировать команда ушедшего президента. Но я очень надеюсь, что этого не произойдет.Ольга Алленова, «Коммерсант»