15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
17°
(Облачно)
36 %
4 м/с
Забвению не подлежит
16.05.2010
12:40
Забвению не подлежит

Многие десятилетия военная судьба и обстоятельства гибели командира береговой батареи № 2 Севастополя в 1941–42 годах майора Саламбека Дзабоевича Дзампаева оставались тайной для его семьи. И хотя война уходит от нас все дальше в историю, самым неравнодушным иногда удается почти с боем вырвать у нее драгоценные сведения. Уже четверть века розыском фактов биографии офицера занимается его племянник — Борис, который написал об истории подвига одного из защитников Родины.

— О дяде я много слышал с самого детства от близких и односельчан. Мой отец Асламбек — тоже фронтовик, зенитчик, защитник блокадного Ленинграда. Так что в его устах характеристика брата звучала особенно убедительно: смелый, благородный, готовый в любой ситуации прийти на помощь каждому.
Лично я убедился в этом гораздо позже. В 1984 году я поехал в Севастополь, чтобы узнать хоть что-нибудь о том, где и как погиб мой дядя. До этого он значился как «пропавший без вести» в последние дни героической 250-дневной обороны Черноморской твердыни.
В сборе сведений огромную помощь мне оказали члены поисковой группы Александр Павлович Запорожко и супруги Воронины, за что я и все родные Саламбека им очень благодарны!
Я узнал многое о том, как героически оборонялся Севастополь в 1941–42 годах, что собой представляла артиллерия береговой обороны и как дралась батарея № 2 под командованием моего дяди. В Севастополе мне дали адреса бывших батарейцев, которые остались в живых и поделились своими воспоминаниями.
…Как и вся молодежь довоенного времени, Саламбек стремился к знаниям и уехал учиться из родного села Ольгинское в Ленинград. В то время в стране был популярен лозунг: «Комсомол — в Военно-Морской флот!». Окончив Севастопольское военно-морское артиллерийское училище, он служил кадровым офицером-артиллеристом, а с началом войны его назначили командиром береговой батареи № 2 г. Севастополя.
Грозной силой была береговая артиллерия против фашистских захватчиков. Меткая стрельба арторудий наносила серьезный урон немецким войскам. Газета «Красный Чернофлотец» 6 января 1942 года в статье «Как дерутся артиллеристы» писала: «Батарея старшего лейтенанта С. Дзампаева за 2 месяца героической обороны Севастополя уничтожила не одну тысячу орудий, минометов и другой боевой техники врага».
Вот и краткая выписка из журнала боевых действий батареи за десять дней боев в январе 1942-го: «18 — подавлен батальон противника; 19 — подавлена одна минометная батарея противника, 2 орудия, рассеяно 3 взвода вражеской пехоты; 22 — подавлена минометная батарея фашистов; 23 — рассеяно до 2-х батальонов пехоты; 28 — подбиты два танка, уничтожены: батальон противника, 2 взвода пехоты, одна повозка с боеприпасами.
За отличную стрельбу начальник артиллерии Приморской армии объявил благодарность личному составу батареи».
Бывший юнга батареи мне позже писал, что о судьбе командира ему ничего не известно, так как перед третьим наступлением немцев на Севастополь Саламбек отправил его на «большую землю»: «Находясь на мысе Херсонес, откуда уходили корабли в Новороссийск, я наблюдал за расположением батарей, а батареи №№ 2, 12 и 12-Бис находились рядом. Там творился сущий ад!».
«Когда закончились снаряды, — вспоминал в своем письме другой бывший артиллерист батареи Саламбека, — мы доложили об этом командиру. Он стал в ярости кричать в трубку: «Заряжайте хоть камнем и стреляйте, но чтоб враг знал, что мы живы и не сдаемся!». Но — увы…»
А вот еще одно письмо, которое меня взволновало: «В последние дни обороны Севастополя при отступлении мы сидели в воронке от бомбы. В вещмешке у меня осталась последняя галета, и когда я предложил ее командиру, он взял печенье у меня из рук, разделил и большую половину отдал мне. Когда же я спросил, почему он не поровну разделил, то Саламбек ответил: «Я ваш командир, я вам всем за отца, а вы — мои дети…». Вот такой был у нас командир!».
Все мне писали о том, каким они помнили командира, как воевали, но никто не мог сказать, как он погиб…
В последние дни обороны Севастополя, хоть все артиллеристы и держались вместе — из батарей №№ 2 и 12 был создан один отряд. Так что легко было потерять друг друга. Не удалось мне найти и медсестру батареи Иду Моисеевну Петрушко, которая могла знать что-нибудь о судьбе командира.
Тайна открылась лишь через 67 лет! Поистине — ничто не должно быть забыто! Поисковики все-таки узнали от одного ветерана о последнем бое Саламбека.
Последние дни обороны Севастополя. Наши войска под сильнейшим обстрелом врага отступают к мысу Херсонес — там море и спасительные корабли на «большую землю», но не всем удастся попасть на корабль…
Отступали и артиллеристы-красноармейцы, и санитарный батальон. Молодая медсестра помогала раненому бойцу и вдруг упала, сраженная вражеской пулей. Саламбек бросился на помощь и оттащил раненого бойца в воронку. Затем поднял медсестру на руки и понес туда, где могли оказать помощь ей самой, но вражеская пуля сразила его насмерть…
И все же истории, связанные с моим дядей, на этом не закончились.
Выведенные из-под Севастополя войска были переброшены на Кавказ. Одна из частей шла на новые позиции для обороны Северной Осетии через Ольгинское. Моя бабушка провожала солдат взглядом у своего дома, на котором была написана фамилия нашей семьи. Вдруг от колонны отделился один матрос, подошел к ней и коротко сказал: «Моим командиром был Дзампаев!».
Пока бабушка поняла, откуда этот боец, он ушел вместе с частью, может, к Эльхотовским воротам, может, под Гизель. И унес с собой тайну своего командира, неизвестную семье все последующие годы…
Невероятно и то, что благодаря в том числе и Саламбеку медсестра осталась жива, прошла всю войну, и что этот факт тоже стал нам известен! Ее имя — Мария Севостьянова из Молдавии, а после войны у нее родились двое детей, сын — Артем. Но вот разыскать ее или ее близких, чтобы перепроверить эту информацию, так и не удалось. Может, на эту статью кто-нибудь из них наткнется в Интернете и откликнется?!
Война! Сколько человеческих жизней она унесла, сколько судеб искалечила, сколько родных людей разлучила! Глядя на единственную военную фотографию своего дяди и его боевых друзей, я часто думаю судьбах этих людей. Их объединила огромная любовь к родной земле, готовность в любую минуту отдать жизнь за свободу своей Родины, за своего товарища по оружию.
Буквально в последние дни перед нынешним юбилеем Победы мне вновь позвонили поисковики Крыма и сообщили, что при раскопках в местах боев в Севастополе найден простреленный орден Саламбека Дзампаева. Сейчас эта информация проверяется, и как только она подтвердится, мы тут же поедем в Крым, чтобы выполнить свой нравственный долг перед нашим дядей, героическим защитником Родины, славным сыном Осетии.Борис Дзампаев, «Северная Осетия»