15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
19°
(Облачно)
82 %
3 м/с
Жизнь, посвященная людям
24.01.2011
19:03
Жизнь, посвященная людям

Когда Дампе, один из пяти братьев Тотровых, оставил отчий дом в с. Кадгарон и поселился на берегу реки Фиагдон в районе с. Рассвет, там насчитывалось всего-то 25 дворов. В это время ему было чуть больше 18 лет. Трудолюбивый, любознательный и предприимчивый, он был полон грандиозных планов и светлых идей.

Первым делом, в которое он вложил не только все имеющиеся у него средства, но и душу, стало строительство в селе лесопильного завода, мельницы и цеха по изготовлению венских стульев.
И вот, спустя несколько лет годы, строительные работы завершились. Мечта сбылась. К этому времени Дампе уже женился, появились и дети. Однако его брат Хангери, который жил и работал в Москве и понимал насколько важно выучиться и получить специальность, предлагает Дампе приехать в столицу. После долгих уговоров младший брат согласился. Хангери, как и обещал, помог брату поступить в электромеханический институт, устроиться в большом городе.
В 1935 году, когда студенческие годы остались позади, Дампе возвращается домой настоящим специалистом. Его возвращение совпадает с большими переменами в Рассвете, приездом в село переселенцев из Зругского ущелья. И Тотрова, как дипломированного электрика, инженера и строителя попросили составить детальный проект «нового села». Двухэтажная школа, ферма, электростанция, радиоузел, улицы с новыми домами для переселенцев, колхозные амбары — изначально все это казалось не более чем мечтой, но Тотров уверял — силы, терпение и все это будет. И правда, уже в 1938 году рассветцы услышали радио.
Днем и ночью жители трудились не покладая рук. Не имея машин, рассветовцы на бричках привозили стройматериалы из Ардона, Беслана, Алагира, Владикавказа. Это был колоссальный труд, требующий неимоверной выдержки, сил и терпения. Но настрой на плодотворную работу, постоянно поддерживаемый Тотровым, энтузиазм и вера в то, что после строительства важных объектов жизнь в селе пойдет по иному — лучшему руслу, творили чудеса. И вскоре, когда дома были построены, школа открыта, заработала и электростанция, жизнь, казалось, началась налаживаться…
Дампе, уставший за годы строительства, как никогда хотел отдыха, мечтал работать в новой школе, воспитывать детей… Безумно хотел он, просыпаясь каждое утро видеть плоды совместного с односельчанами труда. Но судьба решила иначе.… Хотя судьба ли? Райисполком настоял, чтобы он принял участие еще и в строительстве Дома Советов в ст. Архонской. Словно сердцем чувствую беду, он с неохотой уже второй раз покидает дом.
К счастью или несчастью, Дампе был человеком крайне ответственным и пунктуальным. Он все время находился на стройке, лично контролировал ход работ, не жалел сил и не думал о собственном здоровье… Ему, часто голодному, приходилось работать в труднейших условиях. А после рабочего дня он возвращался в неотапливаемый дом, который ему выделили на время строительства, и, без сил упав на кровать, засыпал.
И вот Дом Советов построен, можно возвращаться домой… Но Дампе не смог ощутить радости. Постоянные физические нагрузки рано или поздно напоминают о себе. Дампе Тотров серьезно заболев, слег от воспаления легких. Это было за год до войны. Его привезли в Рассвет, где он на глазах родных начал медленно угасать. Страшная болезнь с каждым днем все больше и больше лишала родных надежды на выздоровление. Но даже в том, как сильный и физически, и духом Дампе Тотров умирал, проявилась его забота о тех, кого он любил. Как ни трудно ему было, как ни хотелось видеть сына, дочерей, он не разрешал никому из детей заходить к нему в комнату. Одна мысль о том, что он заразит кого-то из них, казалась ему хуже смерти. В сорок четвертом, так и не дожив до победного 45-ого, он умер в возрасте 41 года.
Перед смертью Дампе просил супругу лишь об одном: «Не оставь детей без образования». И она всеми силами старалась выполнить просьбу мужа.
Мудрая, терпеливая, хрупкая, но в то же время сильная духом, Дарья Никифоровна, положила на алтарь семьи все, что только может положить самоотверженная мать.
В те годы, когда Дампе не мог подставить ей свое плечо, а затем после его смерти, она находила в себе силы идти вперед, не смотря ни на что. В послевоенные годы, когда по всей стране свирепствовал голод и из руин приходилось поднимать всю страну, она сумела не только выстоять, но и поставить шестерых детей на ноги.
Старшая дочь Люба стала учителем географии, Бечирбек — учителем истории и физкультуры, Зарема — врачом, Ира — главным бухгалтером на мебельной фабрике, Вера окончила зоотехнический факультет, Света — экфак. Они взрослели, оканчивали школу и по-одному уезжали из села, но родной Рассвет, и все, что их с ним связывало, не забывали никогда. До сих пор свежи в памяти горькие воспоминания о пережитом в годы Великой Отечественной войны.
Маленькое село, где война оставила свой след практически на каждом доме, было не узнать в конце сороковых. Все, что строилось здесь с таким энтузиазмом и любовью, во что жители и их отец вложили столько сил, за считанные месяцы разрушилось. В том числе и школа.
Так уж сложилось, что старший Тотров, Дампе, построил для сельских детей школу, красивую, двухэтажную, а через десятки лет новая школа в Рассвете появилась благодаря Тотрову-младшему — Бечирбеку Дампеевичу. Бечирбек по сегодняшний день не забывает предсмертные слова отца: «Я не сумел оставить тебе в наследство огромные богатства, но я спокоен. Если ты вырастешь достойным мужчиной, то всего добьешься сам». И не ошибся. Бечирбек сделал все, чтоб оправдать надежды отца.
Думаешь о том, сколько сил и труда Дампе Тотров вложил в село, ставшее для него родным, как много сделал для благополучия и процветания его жителей, и удивляешься, как могло так получиться, что сегодня ничего об этом в Рассвете не напоминает.
Годы идут, все забывается. Уходят из жизни люди, знавшие и помнящие Дампе. Их сменяет новое поколение… И надо очень постараться, чтобы урок истории был для этих ребят не просто экскурсом в события многолетней давности, а священной нитью, неразрывно связывающей их настоящее с прошлым их отважных земляков… Но если бы или школа или одна из улиц, или дом, где жил Тотров, носили его имя, память о Дампе жила бы вечно.Алана 15-Маргиева