15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
10°
(Облачно)
81 %
3 м/с
Зовет и плачет
06.06.2017
13:07
Зовет и плачет

Двухлетнему Мирону Хубаеву больно видеть свет. Спасти мальчика от страшного недуга могут добрые люди.

Братислава Хубаева встречает нас с плачущим Мироном на руках. Мать ласково обнимает своего малыша, пытаясь успокоить, но отвлечь ребенка не удается. Не помогают ни игрушки, ни всегда готовые развлечь — братья и сестра. Он вновь и вновь начинает мотать головой от боли, а из опухшего глазика на пол падают слезы. На подаренную нами игрушку ребенок даже не обратил внимание. Хныча, он потянулся к светящемуся паровозику и пытался отвлечься на играющую в нем музыку. 18-летняя старшая сестра Яна пытается всячески завлечь брата. Сострадание и любовь к нему угадывается в каждом движении: стоит ему вскрикнуть, как она сразу подбегает.

«До сих пор обезболивающие я не получила, снимаю боль «Нурофеном». Онколог стала следить за состоянием ребенка только после того, как я пригрозила прокуратурой», — рассказывает мама малыша.

Братислава еще до рождения Мирона была многодетной матерью. Почти сразу после его появления обратила внимание, что с его глазиком что-то не так. «Ему было 3 месяца, когда заметила, что левый глаз светится, если к нему присмотреться. Сразу же решила обратиться к окулисту», — рассказывает женщина.

Врач заверил мать, что все в порядке и, отчитав за излишнюю бдительность, отправил домой с записью «здоров» в медкарте. Таких заключений было несколько, пока проблемы с глазом не стали слишком очевидны. Эти было 2 месяца назад. Болезнь резко начала прогрессировать. Следом был диагноз катаракта. Глаз начал краснеть и расти. Мирона почти сняли с операционного стола, в глазной клинике Гельгольца в Москве. УЗИ глаза показало опухоль. Состояние ребенка ухудшалось на глазах. Он почти ничего не ел. За весь день его удавалось накормить порцией, которая может уместиться на детской ладошке, и ту он через какое-то время вырывал. Ребенка перенаправили в онкологическую больницу им. Блохина. Там было сделано КТ, МРТ и пункция со спинного мозга. После этого матери озвучили роковой диагноз: онкология.

Братислава пытается остановить выступающие слезы, загибая пальцы. Из клиники их по сути отправили домой умирать, не дав ни единого шанса, что ребенок может выжить.

«Мне сказали, что проживет еще от силы полгода. Речь уже не шла о спасении глаза. Как оказалось, он им не видел с рождения. На кону — спасение жизни. Нам уже отказали Израиль, Германия, и только Испания дала 50% на то, что ребенка еще удастся спасти. Если бы диагноз был выставлен в 3 месяца, то можно было спасти даже глаз», — говорит женщина.

На лечение необходимо 7 млн рублей. Женщина разводит руками. Достаточно просто посмотреть, в каких условиях живет многодетная семья, чтобы понять, что таких денег у них быть не может. Мать-одиночка с пятью детьми вынуждена ютиться в съемной квартире с обветшалым ремонтом. Старшие дети — Владислав и Яна уже совершеннолетние, Давиду и Герману 9 и 7 лет. Она давно не работает, так все свое время посвящает Мирону и попыткам найти средства на его лечение. Отец Мирона предпочел забыть о попавшем в беду сыне.

Братислава утверждает, что ни о чем никого никогда и не просила, а всех детей рожала с уверенностью, что и сама всегда найдет возможность их содержать. Зарабатывала оператором в такси, мастерила поделки и продавала их на рынке. Теперь жизнь ее младшего ребенка полностью зависит от того, смогут ли вовремя собрать нужную на лечение сумму.

«Меня спросили в клинике Испании, готова ли я сразу же выехать к ним. Я ответила, что физически я хоть сейчас готова, но денег таких у меня нет».

Ее единственная надежда — это помощь неравнодушных людей. Для помощи через фонды необходима смета. Ее пока нет, мама регулярно созванивается с клиникой и просит как можно скорее предоставить документы. Счет пошел на дни.

Малыш тянет к маме ручки, но, видимо, свет раздражает глаз, и он снова прячется в коляску, закрывает ее сверху и просит покачать его. Ребенок по-прежнему практически не ест, а то, что съест, вырывает. От того сильно исхудал.

«Раньше он был активным. Бегал, прыгал, начал что-то говорить. Теперь просто зовет кого-то из нас и постоянно плачет», — говорит Братислава.

Мирон несколько дней не выходил на улицу. Мама устала от бестактных вопросов на улице и морально измотана. В углу стоят свечи, иконы и другая церковная атрибутика. Братислава говорит, что всегда верила в Бога, но горе сделало ее более набожной. Почти все 30 минут нашего разговора с Братиславой малыш плакал. Лишь один раз, обняв маму худенькими ручками, смог улыбнуться. Назло мучающему его недугу.

 

Алина 15-Алиханова,

фото: Константин 15-Фарниев