15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
19°
(Ясно)
30 %
1 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Бесланские смертницы
25.04.2005
15:20
Бесланские смертницы

Заместитель генпрокурора России Николай Шепель сделал сенсационное заявление. Он впервые назвал имена шахидок, чьи тела были обнаружены в школе среди трупов боевиков. Смертницами оказались Роза Нагаева и Марьям Табурова. «Известия» за два дня до трагедии в Беслане, 30 августа 2004 года, предупреждали читателей и правоохранительные органы о том, что эти две девушки готовятся совершить теракты, и опубликовали фотографию одной из них — Марьям Табуровой. С тех пор о судьбе смертниц официально ничего известно не было.

У спецслужб был шанс предупредить Беслан
Признание заместителя генерального прокурора России прозвучало так, словно речь шла о событии совершенно обыденном.
— Посредством молекулярно-генетической экспертизы установлена шахидка — уроженка Веденского района Чечни Роза Нагаева, — сообщил Николай Шепель. — Вторая шахидка — также уроженка Чеченской Республики Марьям Табурова.
Именно об этих женщинах шла речь в расследовании «Две других шахидки», опубликованном в «Известиях» 30 августа 2004 года, то есть за два дня до захвата заложников в Беслане. Напомним: в расследовании рассказывалось о террористках-смертницах Амнат Нагаевой и Саците Джебирхановой, которые, по версии спецслужб, подорвали себя в двух авиалайнерах, летевших 24 августа из Москвы в Сочи и Волгоград. Общаясь с родственниками террористок, «Известия» выяснили, что вместе с Амнат и Сацитой из Грозного незадолго до подрывов самолетов в неизвестном направлении уехали и две их подруги — Роза Нагаева (сестра Амнат) и Марьям Табурова. Близкие молодых незамужних женщин полагали, что вся четверка направилась по привычному маршруту в Баку — закупать портфели, белые банты, костюмы и платья к грядущему 1 сентября (все они зарабатывали на жизнь торговлей на Центральном рынке Грозного). Но найденные в обломках самолетов документы шахидок указали на подлинные планы двух подруг. «Известия» предположили, что оставшиеся две девушки тоже могут быть террористками-смертницами, однако с тех пор о них ничего не было слышно. Высказывалась версия, что взрыв у станции метро «Рижская» в Москве устроила одна из них — Роза Нагаева, однако затем экспертиза опровергла эти предположения. Результаты идентификации бесланских шахидок показывают: спецслужбы, получившие «наводку» газеты, не смогли поймать террористок и, возможно, тем самым упустили шанс предотвратить чудовищный теракт в Северной Осетии. Смертницы, чьи имена получили огласку, еще целых двое суток находились на свободе, пока не оказались в бесланской школе, оснащенные «поясами шахида». Как пролегали их маршруты после отъезда из Грозного? Как они попали в Беслан? Прокуратура в интересах следствия отказалась отвечать на эти вопросы, заметив лишь, что в банде «Полковника», захватившего бесланскую школу, у этих женщин была роль смертниц, готовых пожертвовать собой в любую минуту.

Адвокаты отказываются защищать выжившего террориста
Что касается выжившего в школе уроженца чеченского селения Сеясан Нурпаши Кулаева, то ему предстоит держать ответ по восьми тяжким статьям УК РФ, в числе которых убийство, бандитизм, терроризм, захват заложников… Судить его будет председатель Верховного суда РСО-Алания Тамерлан Агузаров. Группу гособвинителей возглавит замгенпрокурора России Николай Шепель. А вот с адвокатом куда сложнее — в республике нет желающих защищать террориста, на котором кровь сотен людей. По данным «Известий», коллегия адвокатов Северной Осетии по требованию суда с трудом уговорила на эту роль Умарбека Сикоева, но и он уже отказывается, устав отвечать на упреки земляков. Местная коллегия адвокатов теперь пытается повлиять на подсудимого с тем, чтобы тот попросил защитника из Чечни и тем самым разрешил тупиковую ситуацию.
Тем временем десятки сотрудников милиции общественной безопасности Владикавказа готовятся нести охрану здания Верховного суда республики, где пройдет процесс. В день предварительных слушаний сюда, кроме них, прибыли группы кинологов с собаками, всех входящих проверяли с помощью металлодетекторов. Впрочем, проверять было особо некого: кроме непосредственных участников процесса в зал заседаний никого не пустили (в соответствии с требованиями УПК предварительные слушания проводятся в закрытом режиме).
— Повышенные меры безопасности — ответ на будоражившие Владикавказ в последние дни слухи, — поясняет один из стражей порядка. — Якобы кто-то из потерпевших вынашивает планы учинить самосуд над Кулаевым, когда его доставят из СИЗО. По другой информации, боевики намереваются освободить его.
— На предварительных слушаниях Кулаев выступил с единственным ходатайством — о предоставлении ему переводчика, — сообщила «Известиям» пресс-секретарь Верховного суда республики Анжела Суанова. — Оно не удовлетворено: подсудимый хорошо владеет русским языком.
Непосредственные слушания по делу начнутся 17 мая. Они будут открытыми.
— Процесс обещает быть сложным, поскольку суду предстоит допросить 1343 потерпевших и 69 свидетелей, — поделился с «Известиями» своими прогнозами руководитель группы гособвинения замгенпрокурора РФ Николай Шепель. Главный гособвинитель не исключает, что Кулаев весь остаток своих дней проведет за решеткой: «За преступления, которые инкриминируются ему, закон предусматривает в том числе и пожизненное заключение». Признает ли подсудимый вину? «Как я уже сообщал «Известиям», — сказал Николай Шепель, — в ходе предварительного расследования Кулаев сотрудничал со следствием: опознал знакомых ему членов банды среди убитых террористов. Свою вину признал, но утверждал, что лично никого не убивал. Говорил, что в Беслане оказался случайно. Такова у него линия защиты. Но у следствия есть данные, что он не новичок среди бандитов. Его, в частности, опознала небезызвестная Зарема Мужахоева (осуждена на 20 лет лишения свободы за подготовку теракта на Тверской-Ямской. — «Известия») — как боевика из отряда Шамиля Басаева. Она сказала, что видела Кулаева в отряде еще в 2003 году».
«В то утро Марьям вела себя как обычно» Роза Табурова, мать шахидки Марьям Табуровой:
«Марьям до 27 лет замуж не вышла. Не до этого было. До августа прошлого года за больным отцом ухаживала, он уже лет тридцать душевнобольным был. А потом еще год после смерти нельзя свадьбу играть… Даже не знаю, что с ней случилось. (…) У меня семеро детей: один сын и шесть дочек. Все, слава богу, живы-здоровы. Никто не воевал, не погиб, не пропал без вести. Последний раз я видела Марьям в воскресенье 22 августа в 6 утра в Грозном. В то утро Марьям вела себя как обычно… Никаких посторонних людей вокруг девочек не вилось. В гости к нам никто не приходил. На базаре вроде тоже ни с кем подозрительным они не знакомились. Никак за все это время не изменились — ни в поведении, ни в одежде. Никаких книжек ваххабитских ни дома, ни в Грозном у Марьям не было. Она даже читать не умеет — какие книжки!» «Известия»