15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
11°
(Облачно)
71 %
2 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Двойная жизнь Юрия Дроздова
03.03.2005
22:17
Двойная жизнь Юрия Дроздова

В январе Юрию Дроздову исполнилось 33 года. Это возраст, когда мужчине свойственно подводить определенные итоги в жизни: анализировать прошедшее и строить планы на будущее. Юрию есть что вспомнить, о чем рассказать.

Он уже сумел многое достичь в своей профессии: на протяжении десяти лет защищал цвета московского «Локомотива» — одной из самых самобытных команд России. Выиграл немало трофеев. Призывался под знамена сборной страны. Работал под руководством многих известных тренеров. И всего этого Юрий Дроздов добился благодаря своему трудолюбию и характеру. Он не отступал и не сдавался, хотя по таланту изначально и уступал многим, кто конкурировал с ним за место в основном составе, как клуба, так и сборной. Защитника Дроздова нельзя назвать звездой отечественного футбола, но от этого он вызывает не меньше уважения. Без таких незаметных героев, самоотверженных и работящих, любимая игра миллионов болельщиков тоже немыслима.

— Юра, когда-то в отечественном футболе существовал приз «За верность клубу». Теперь его уже не вручают, поскольку не осталось игроков, сохраняющих эту самую верность. Почему так происходит?
— Футбол — это бизнес, а игроки хотят заработать деньги. Переход в другой клуб — хорошая возможность улучшить свое благосостояние. Приглашающая команда обычно платит больше, нежели прежняя, вот и все. Каждый футболист стремится продать себя как можно дороже. Это ведь абсолютно нормальное желание…
— Получается, что к футболистам, поигравшим пару сезонов в одном клубе, со стороны руководства отношение хуже, чем к приглашаемым?
— Ну, нельзя сказать, что хуже. Просто приглашение подразумевает выполнение каких-то условий, в том числе и финансовых. Если же ты в клубе на контракте, то добиться повышения зарплаты или премиальных вряд ли удастся.
— Фамилия Дроздов ассоциируется у многих болельщиков в первую очередь с московским «Локомотивом»…
— Что ж, это приятно. Десять лучших лет прошли именно там, и если кто-то запомнил меня игроком «Локомотива», значит, я это время провел с пользой для себя и футбола.
— Кстати, о «Локомотиве» сегодня много говорят как о клубе, который заботится о своих футболистах не только в момент карьеры, но и после ее окончания…
— И не без оснований. Знаю многих ребят, которым клуб помог решить эту нелегкую проблему перехода от одной профессии к другой. Ведь за то время, что человек находится в спорте, он привыкает к определенному укладу жизни: спортивному режиму, отношениям в коллективе. Когда же попадаешь в другие условия и оказываешься в водовороте жизни, неизбежно возникают трудности. Кому «Локомотив» помог найти себя в жизни после окончания карьеры? Саркису Оганесяну — он теперь тренер дубля, Хасану Биджиеву, работающему сейчас спортивным директором клуба, Хакиму Фузайлову и Саше Смирнову — по протекции «Локо» они трудятся в реутовском «Титане», Игорю Черевченко и Алексею Ариффулину, которые работают тренерами в футбольной школе «Локомотива». Если люди прошли еврокубки, поиграли в Лиге чемпионов, им есть что показать и рассказать молодежи. К тому же большой плюс и в том, что клубное руководство знает этих людей, а значит, может смело им доверять, что в наше время немаловажно.
— Ты пришел в «Локомотив» в 1993 году и все свои титулы завоевал в составе этой команды. Какое из достижений запомнилось больше остальных?
— Пожалуй, первая бронзовая медаль в 1994 году. Самая первая награда — она на все времена. Потом первый кубок России, из него столько шампанского выпили, ужас. После победы эмоции буквально переполняли всех ребят, не спали всю ночь, праздновали на базе в Баковке. Ну, и, конечно, первое «золото»! Приятно было стать чемпионом страны, ведь многим футболистам этого сделать за свою карьеру не удалось. Например, команда в 1995 и 1997 годах занимала второе место, ребятам оставался один шаг… Но сделать его смогли далеко не все.
— Юра, а в чем разница между «Локомотивом» образца 1993 года, когда ты только появился в клубе, и командой сезона-2003, когда ушел?
— В 1993 году только начиналось строительство клубной инфраструктуры «Локомотива», которая существует сейчас. Вместе с этим уже в то время создавалась команда, в основу становления которой был заложен принцип точечного подбора футболистов на конкретные позиции. «Локомотив»-1993 составляли в основном игроки, которые не смогли по каким-либо причинам проявить себя в других московских клубах. А Юрий Павлович нашел к ним подход, помог поверить в себя, и они доказали, что чего-то стоят на футбольном поле. С 1993 по 1997 год команда фактически играла в одном составе, показывая достойные результаты. Одновременно шла и отладка клубного механизма, который сегодня работает как хорошо отлаженная система, где каждый занимается своим делом.
— А по игре, на твой взгляд, разница между тем «Локомотивом» и нынешним существенна?
— Конечно. Сейчас «Локо» может позволить себе покупать игроков высокого европейского уровня. Поэтому их чемпионство-2004 закономерно. Даже несмотря на локальные неудачи с «Ротором», «Рубином», когда шансы на общую победу были близки к нулю, ребята взяли и выиграли все оставшиеся матчи. И в первую очередь за счет мастерства. Сюда еще можно отнести успехи команды на европейской арене, ныне с железнодорожниками стали считаться даже гранды.
— А что запомнилось тебе из матчей за сборную России? Все-таки выходить на поле тебе доводилось против таких звезд, как Зидан, Баджо, Шевченко. Что будешь рассказывать своим внукам?
— Расскажу, как сыграли 1:1 с Украиной в «Лужниках». До слез тогда было обидно. Гол Шевченко перечеркнул все старания команды. Тогда же сборную после трех поражений в начале отборочного цикла «похоронили», но ребята сделали так, что победа над Украиной выводила нас в финальную часть ЕВРО-2000. Поддержка болельщиков неимоверная, но… Тот злополучный штрафной, вероятно, можно было бы избежать, будь ближе к Шевченко я, а не Леша Смертин…
А еще хочу сказать, что разница между психологической подготовкой наших футболистов и зарубежных очень и очень велика. Они выходят на поле, сохраняя полное спокойствие, а мы дергаемся: «Вот буду играть против Рональдо, это же звезда, надо постараться…» В итоге выходим на поле, и ничего не получается. Они на голову выше в плане управления эмоциями!
— Не возникало ли у тебя сожаления, что ты стараешься, отдаешь все силы, а кто-то выполняет работу на поле лучше тебя?
— Зависти? Нет, ее не было и нет. Просто после каждого матча нередко думаешь, что мог бы сыграть в том или ином моменте по-другому, и, вероятно, это было бы сопоставимо с тем, что делают суперклассные игроки. Впрочем, каждая встреча — это опыт, и с годами он прибавляется и определенного уровня мастерства удается достигнуть. Только уровень у каждого разный, и достигает его кто-то в 30 лет, а кто-то в двадцатилетнем возрасте — все зависит от таланта. А это уже категория божественная…
— Юра, на поле ты жесткий, неуступчивый и «колючий» игрок, а в обычной жизни часто приходится использовать эти качества?
— Вот и нет. В жизни я гораздо спокойнее ко всему отношусь (улыбается). Жена даже говорит: «Ты на поле один, а в жизни совсем другой. На поле жесткий, а поставить вопрос ребром, потребовать что-то для себя не спешишь…»
— Из «Локомотива» ты ушел в «Аланию». При каких обстоятельствах это произошло и с чем был связан выбор владикавказского клуба?
— Просто поступило предложение помочь «Алании», вот и согласился. Когда тебе 32 года, то очень хочется играть. Силы есть, и выступать на уровне премьер-лиги весьма престижно. А в запасе посидеть всегда успею.
— На твой взгляд, в чем разница идеологий в споре за медали и в борьбе за выживание? Какое противостояние больше захватывает, увлекает?
— За выживание интереснее сражаться, там ведь столько нюансов возникает. Когда за медали боролись в «Локомотиве», я и не предполагал, что это только цветочки. Все-таки, находясь в подвале турнирной таблицы, надо набирать очки под прессом того, что стоишь перед пропастью. Напряжение колоссальное. Когда в 2004 году «Алания» задачу решила, то потом чувствовал себя абсолютно выжатым и опустошенным. Играя за первое место, уступив, можно что-то подправить, да и последствия не такие катастрофичные, а вот если команда стоит на вылет, то проиграть — это намного серьезнее…
— Юра, существуют ли какие-либо особенности выступления за клуб из Северной Осетии? Все-таки национальный колорит там очень яркий. Или же ты был готов ко всему, поскольку, родившись в Пятигорске, знаком с местными кавказскими обычаями и особенностями поведения?
— В принципе был знаком еще и до приезда во Владикавказ. Правда, тогда были другие времена, в Пятигорске на вторую лигу ходил полный стадион. Хотя в Северной Осетии и сейчас немало преданных команде болельщиков, люди идут на футбол, поддерживают своих независимо от занимаемого места. Во Владикавказе на стадионе стабильно по 15-20 тысяч собирается. Для многих людей «Алания» — свет в окне, ее судьба им небезразлична, а вылет из премьер-лиги станет для них катастрофой. Футбол и борьба — национальные виды спорта, поэтому неудачи воспринимаются трагически. А удачи становятся всеобщим праздником.
Хотя рядом Чечня, но все в Северной Осетии было тихо и спокойно. Правда, после трагедии в Беслане обстановка немного изменилась. Но не настолько, чтобы удирать оттуда. А французы вот побежали, хотя Деляше, тренер вратарей, остался до конца сезона, но их тоже можно понять, ведь люди привыкли к спокойной Европе, а тут Россия. И даже не Москва, а провинция.
— Вернемся к тому моменту, когда ты узнал, что предстоит работа с иностранным тренером. Какова была твоя реакция? Что-то удивило в методах и поведении Ролана Курбиса?
— Французский тренер вызвал у меня большой интерес. Помощник Курбиса — Драган Цветкович тоже произвел хорошее впечатление. Он всегда давал что-то новое на занятиях, никогда не повторялся. Тренировочное время летело незаметно. Курбис же отвечал за общую подготовку команды к матчу. Смотрел, как играем в квадраты, двусторонние встречи, затем определял состав и тактику. Много занятий было посвящено технике. Необычные были упражнения с набивными мячами, от которых наши тренеры давно отказались. На тренажерах работали не только над привычными группами мышц, но еще и укрепляли связки голеностопных и коленных суставов, которые считаются самыми уязвимыми для травм. Много было тактических занятий. За три дня до матча Курбис называл состав на предстоящую игру. После каждого занятия 15-20 минут ходили по полю, прорабатывая всякие игровые ситуации. Кстати, за счет тактики мы в первом круге весьма преуспели…
Курбис рассказывал, переводчик повторял по-русски, если кто-то не так делает, главный спокойно все повторит, объяснит детали. После тренировки мог с каждым игроком побеседовать индивидуально. Игорь Яновский здорово нам всем помогал, кое-что переводил. Особых трудностей в общении не возникало. Например, ребята-армейцы рассказывали, что португалец Артур Жорже постоянно молчал на тренировках. Курбис старался четко донести до нас свои мысли и охотно объяснял, нисколько не напрягаясь и не раздражаясь. Шутил много.
— Почему, по-твоему, до перерыва в чемпионате «Алания» выступала хорошо, а потом последовал игровой спад?
— Пока в первом круге удавалось избегать травм, все шло неплохо, поймали игру, наладили взаимодействия. Достаточно вспомнить, как, проигрывая «Динамо» 0:2, в итоге победили, или выигрыш в Москве у «Спартака». Потом последовал перерыв на время ЕВРО. На сборах к нам приезжало много игроков на просмотр. В том месяце мы сыграли всего две товарищеские игры. А потом ведь как раз в это время клуб покинули нападающие Тудор и Даду. Через них ведь строилась вся атака. Тудор — тот вообще остался лучшим бомбардиром «Алании». Зря он уехал, кстати. Румын у Курбиса в любимчиках ходил. Если бы доиграл за «Аланию» конца чемпионата, то цену бы себе он однозначно поднял бы. А так на место Тудора и Даду взяли других, но пока сыгрались, время прошло. Михаилу Кавелашлили и Зурабу Циклаури требовалось время для адаптации в команде, необходимо было подтянуть физическую форму. И вроде дело пошло, но Миша «сломался», Карен Оганян тоже получил травму. Опять остро встала проблема нападающих. Тут еще и главный спонсор активно стал гайки закручивать, мол, деньги вложены, а результата нет. Естественно, это не могло не сказаться на общекомандном микроклимате. Много матчей провели, не имея в составе ни одного форварда, с 5-6 полузащитниками. Хавбек Гия Базаев фактически переквалифицировался в нападающего. Все клубы в перерыве усилились, а мы, наоборот, еще людей отдали.
— В «Аланию» приезжали даже игроки из арабских стран. Чем они запомнились?
— Эль-Хаймур, например, боец. Ноги никогда не убирал в единоборствах и свою лепту внес в то, что мы остались в элите. Зрителям он тоже понравился, в отличие от вратаря из Марокко Халида Фухами. Тот приехал в команду, шороху навел и «сдулся».
— Ты не обращал внимания на такой факт: за выживание борются команды, как правило, испытывающие финансовые трудности? От проблем построения игры мало кто пострадал. Это еще одна особенность нашего чемпионата?
— Я бы сказал, не особенность, а временный фактор. С ростом уровня мастерства он исчезнет. Хотя, безусловно, стабильность в финансировании составляет значительный процент в успешной работе клуба. И футболисты сегодня уже не будут играть за лозунги и любовь к искусству. Нам «Исток» платил регулярно, и попадание в зону вылета связано в первую очередь с проблемами селекции, издержками исполнительского мастерства футболистов и морально-волевых качеств.
— Северная Осетия — спортивная республика с хорошими, победными традициями. Почему же «Алания» уже не первый год сталкивается с проблемами финансирования, а, следовательно, борется в основном за право остаться в премьер-лиге. Чего не хватает клубу, чтобы вновь занять место среди лидеров отечественного футбола?
— Постоянного хозяина, который знает и понимает игру, готов вести ежедневную и кропотливую работу по созданию команды и клубной системы. не ждет отдачи моментально или через год-два. Сколько лет Семин и Филатов делали «Локомотив»? Здесь же люди приходят на сезон. За этот срок что-то продуктивное сделать не удастся.
— Ты выступал в одном из самых успешных и обеспеченных клубов России — в «Локомотиве», а последний год провел, наоборот, в одном из неблагополучных с точки зрения материального положения. Существует ли тенденция увеличения расслоения клубов на богатых и бедных в отечественном футболе?
— Да. Но в основе этого — экономика. Деньги всегда стекаются в центр. Обидно другое — московским командам отдается больше предпочтения в спорных ситуациях, создается режим благоприятствования. Эти клубы стараются вытащить, чтобы они были наверху. К «Алании» иногда проскальзывало какое-то пренебрежение…
— Пять иностранных специалистов начинали сезон 2004 года, закончил — один. Может, нам больше не экспериментировать с тренерами-легионерами?
— Зарубежные тренеры — люди с другим менталитетом, им трудно понять наших футболистов. Языковой барьер тоже делает свое дело. Курбис сам нередко говорил, что если бы он знал русский язык или мы французский, то было бы гораздо проще понимать друг друга. Приглашать западных тренеров, наверное, можно, но только в те клубы, которые сопоставимы с лучшими европейскими представителями, где отлажено все до малейших деталей. Таких у нас сегодня два-три. Но для начала все же стоит разобраться со своими тренерами, квалифицированных кадров в России, убежден, хватает.

Юрий Дроздов о своих тренерах
О Борисе Игнатьеве
Борис Петрович в «молодежке» меня тренировал. Мягкий такой человек, добродушный, нормально к ребятам относится. Но привык он с детьми работать. Тяжело ему, по-моему, со взрослыми.

О Валерии Газзаеве
Георгич — это гром и молния. Застал его в московском «Динамо». После проигранных матчей в раздевалке разносил все, что под руку попадалось. Стаканы летели… Жесткий тренер, диктатор, который любит дисциплину.

О Юрии Семине
С ним мы много проработали. Берет и кнутом, и пряником. Может и мягким быть, и в то же время жестким. Все с ним выиграл. Только добрым словом можно его вспоминать.

Об Олеге Романцеве
С Романцевым в сборной встречались. Грамотный специалист, знает футбол, умеет найти общий язык с игроками. Вызывал он меня к себе, разговаривали. Веселый человек, любит пошутить.

О Ролан Курбисе
Мимика у него приличная, жестикуляция. Сильно нас смешил. У российских тренеров на разбор игры идешь как на казнь, а у Курбиса это мероприятие увлекательно проходило, с юмором. Мастер психологического настроя. Денис ВДОВИН, Михаил СТРОГАНОВ, «2х45»