15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Ясно)
87 %
1 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Ее нужно рядом с этим недоумком посадить
18.11.2005
09:47
Ее нужно рядом с этим недоумком посадить

В Верховном суде Северной Осетии в четверг состоялось очередное заседание по делу бесланского террориста Нурпаши Кулаева. Были допрошены только две свидетельницы, одну из которых потерпевшие обвинили в пособничестве террористам.

Сторож 1-й бесланской школы Зарема Дигурова оказалась в заложниках 1 сентября. Она рассказала суду о том, что происходило в спортзале все три дня, но присутствующих в зале заседаний потерпевших интересовало не это.
— Где ты была ночью перед захватом? — спросила у свидетеля активистка комитета «Матери Беслана» Рита Сидакова.
— У себя дома,— ответила Зарема Дигурова, имея в виду сторожку у школы, в которой она жила в течение нескольких лет.
— И что, ты ночью никого не видела? — не отставала Рита Сидакова. — Да не видела я никого,— раздраженно ответила свидетельница.— Уже столько раз меня об этом спрашивали, все поверить никак не могут. Я сама, моя дочь и внуки тоже были в заложниках…
— Но они почти ни одной царапины не получили! — выкрикнула из зала одна из потерпевших.
Судья Тамерлан Агузаров призвал собравшихся к порядку, после чего решил закончить допрос и вызвал для дачи показаний следующего свидетеля.
Жительница соседнего с 1-й школой дома Римма Кокова рассказала, что видела возле нее за несколько дней до теракта.
— Там были какие-то люди,— вспоминала свидетельница.— Полтора месяца назад Колесников (замгенпрокурора Владимир Колесников.–Ъ) заявил, что это были газонокосильщики. Может быть, но почему до сих их фотографии или их самих нам не показали? Я бы узнала их наверняка. Может, тогда и вопросов к следствию было бы меньше, потому что они были явно не местными и хорошо запоминающимися.
После этого Римма Кокова усомнилась в словах Заремы Дигуровой, утверждавшей, что ночью в школе, кроме нее, никого не было, и сказала:
— Ваша честь, я прошу прощения, но сосед мой говорит, что, когда пришел домой после ночной смены, позвал своего друга водки выпить. Закуски у них не было, и они решили пойти к крану с водой, который был у 1-й школы. Так вот, он говорит, что сторож вышла и, глядя на распахнутые двери в школе, а было три часа ночи, проворчала: «Когда же они наконец закроют дверь?» А сейчас она говорит, что никого не было в школе. Да ее нужно рядом с этим недоумком (подсудимым Кулаевым.–Ъ) посадить! Все она знает, только не говорит ничего!
Активистки комитета «Матери Беслана» считают, что террористы заранее завезли в школу оружие, взрывчатку и боеприпасы. А помогли им в этом строители, проводившие в школе ремонт. Женщины подозревают, что вольной или невольной пособницей террористов была директор школы Лидия Цалиева. Между тем замгенпрокурора Колесников, отчитываясь о результатах расследования, не раз заявлял о том, что тайников в школе не было, ремонт проводили местные жители и подозрительные газонокосильщики были из Беслана, также с террористами никак не связанные. Нет никакой вины в произошедшей трагедии и госпожи Цалиевой.
Женщины в зале продолжали выкрикивать оскорбления в адрес Заремы Дигуровой, и судье Агузарову с большим трудом удалось их успокоить, а затем объявить перерыв до вторника.
Но даже когда заседание завершилось, еще минут двадцать женщины не выходили из зала, столпившись возле Заремы Дигуровой и обвиняя ее в «продажности». Разошлись они лишь после того, как дочь госпожи Дигуровой почти вытолкнула свою мать из здания суда. Заур Фарниев, «КоммерсантЪ»