15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-0°
(Ясно)
93 %
3 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Эрик Бугулов: Истоки терроризма — бедность и безработица
26.03.2005
14:14
Эрик Бугулов: Истоки терроризма — бедность и безработица

Представитель Северной Осетии в верхней палате парламента настаивает на том, что использование суда присяжных для боевиков на Северном Кавказе преждевременно. Член парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане рассказал о своем взгляде на то, каким должен быть новый закон «О противодействии терроризму». Этот закон, который Госдума приняла в первом чтении, несколько дней назад обсуждался временной комисссии Совета Федерации по борьбе с терроризмом. Эрик Бугулов, который принимает активное участие в работе над этим документом, подчеркнул, что главным препятствием терроризму в России должны стать развитие экономики, создание новых рабочих мест и повышение качества жизни людей.

— Эрик Русланович, на днях вы заявили, что российское законодательство не отвечает тем вызовам, которые России предъявляет современный терроризм. В этой связи как вы оцениваете проект нового закона о противодействии терроризму»?
— Да, я действительно считаю, что в России до сих пор нет эффективной системы борьбы с террором, такой системы, которая соответствовала бы реалиям нашего времени. Нужен комплексный подход к решению данной проблемы. Прежде всего, необходимо обратить внимание на истоки возникновения терроризма. Одна из основных причин, по которой отряды боевиков продолжают пополняться, — катастрофически низкий уровень жизни населения и тотальная безработица. Что делать молодым людям, которые каждый день видят по телевидению картинки о красивой жизни и при этом не имеют возможности содержать семью и помогать родителям? Многим из них трудно устоять перед соблазном больших денег, поэтому они становятся игрушкой в руках главарей террористов, значительное число которых, как известно, находятся за рубежом и прекрасно себя там чувствует. Прикрываясь высокими целями и борьбой за свободу, они решают свои проблемы, используя западные трибуны и социально-незащищенных людей. На мой взгляд, развитие экономики, создание новых рабочих мест и повышение качества жизни людей — вот что должно сегодня стать главным препятствием терроризму.
В то же время я, как и большинство моих коллег — сенаторов, поддерживаю ужесточение системы наказаний для террористов и их пособников. Особого внимания заслуживает вопрос применения института судов присяжных для террористов. Например, боевики, захватившие школу в Беслане, до этого были оправданы судом присяжных за совершение нападение на МВД в Ингушетии. В настоящий момент, учитывая специфику кавказского региона, использование суда присяжных для террористов преждевременно и должно быть приостановлено — в этом я глубоко убежден.
— Поддерживаете ли вы предложение генпрокурора России Владимира Устинова о необходимости конфискации имущества, принадлежащего террористам?
— Я считаю, что такой шаг как конфискация имущества, принадлежащего террористам, в том числе полученного ими в результате теракта, может стать профилактической мерой и поводом задуматься тем, кто рассчитывает таким образом заработать. Необходимо предусмотреть также введение санкций для юридических организаций, в том числе и зарубежных, которые причастны к финансированию боевиков. Вместе с тем, следует обратить внимание на качество работы спецслужб и систему организации контртеррористических действий. Я поддерживаю также предложения о том, чтобы на законодательном уровне за ФСБ был закреплен статус органа власти, ответственного за борьбу с террором. Однако наравне с расширением функций ФСБ, необходимо ввести понятие персонифицированной ответственности за антитеррористическую операцию. Всегда должен быть человек, который, во-первых, обязан находится на месте и руководить операцией, а во-вторых, обладать достаточными полномочиями для принятия самостоятельных решений.
— Как вы оцениваете доклад главы МВД Рашида Нургалиева о борьбе с организованной преступностью, с которым он выступил в среду перед сенаторами?
— Докладом министра я лично доволен. Есть вопросы к работе самого министерства. Темы, которые поднимались в докладе, свидетельствуют, что есть понимание того, с чем в надо бороться первую очередь, на что обратить особое внимание. Однако цифры, которые озвучил министр, говорят о том, что преступлений меньше не стало. Например, по данным МВД, на территории России действует более 100 крупных преступных сообществ, в которых состоит более 4000 человек. Значит, несмотря на то, что они известны, они продолжают действовать? Я понимаю, как тяжело их обезвредить, какая предварительная работа должна быть проделана, догадываюсь об издержках судебной системы. Но вопрос «почему» все равно остается.
— В России до сих пор не принят закон «О противодействии коррупции». Насколько это мешает борьбе с ней?
— Наверное, закон нужен. Но, к сожалению, в борьбе с коррупцией сделано много, а достигнуто мало. Сегодня, насколько мне известно, даже если факт использования служебного положения в личных целях известен, редко когда дело доходит до суда. Еще реже нарушитель несет уголовную ответственность. Можно принять сколько угодно хороших законов, однако, эффективность любого из них будет зависеть, прежде всего, от профессионализма его исполнителей.
— Вы участвуете в работе парламентской комиссии по расследованию трагедии в Беслане. Как продвигается расследование и когда будет готов доклад комиссии?
— Работа комиссии близка к завершению. Мы уже работаем над структурой доклада. Все основные материалы изучены, почти все свидетели и должностные лица опрошены, но периодически появляются новые факты, которые требуют изучения. В настоящее время мы ждем, когда сможем ознакомиться с архивом Масхадова. Надеюсь, что там будет информация, которая поможет расследованию. Конечно же, чувствуется определенное «давление» со стороны общественного мнения, однако, как и прежде, отмечу, что в данном случае сроки не так важны, как достоверность выводов и оценок. Страна.Ru