15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
13°
(Дождь)
93 %
2 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Генпрокуратура нашла халатных в теракте
28.10.2004
08:14
Генпрокуратура нашла халатных в теракте

Генпрокуратура предъявила обвинения в халатности руководителям отделов милиции Правобережного района Северной Осетии, где террористы 1 сентября захватили школу №1, и соседнего с ним Малгобекского района Ингушетии — оттуда боевики пришли. Обвиняемые убеждены, что дело не в халатности начальников, а в количестве их подчиненных, которых просто не хватает на всех боевиков.

Как заявил замгенпрокурора России Николай Шепель, обвинения в халатности, повлекшей гибель двух и более лиц, предъявлены трем старшим офицерам. В Правобережном районе Северной Осетии за теракт придется отвечать начальнику милиции общественной безопасности Таймуразу Муртазову и начальнику штаба местного РОВД Георгию Дряеву (оба уже бывшие). В Малгобекском районе Ингушетии халатность, по версии следствия, проявил начальник милиции общественной безопасности Ахмед Котиев, исполняющий сейчас обязанности руководителя райотдела. Аналогичные обвинения, по словам замгенпрокурора, ожидают и бывших начальников обоих отделов — Мирослава Айдарова и Мухажира Евлоева. Оба полковника сейчас находятся в больнице.
К милиции Правобережного района, на территории которого находится Беслан, претензии появились сразу после захвата школы — уже тогда местные жители фактически обвинили своих стражей порядка в бездействии. Напомним, что здание РОВД располагается всего в паре сотен метров от школы №1 и через несколько минут после атаки террористов весь личный состав был на месте происшествия, однако штурмовать захваченное, но еще не заминированное здание милиционеры не решились. По одной версии — из-за того, что не было команды сверху, по другой — из-за отсутствия оружия. Автоматы вроде бы сразу не могли вытащить из оружейной комнаты. Так или иначе, но эти обстоятельства милиционерам «простили», признав их бездействие вынужденным.
Однако в процессе дальнейшего расследования выяснилось, что руководители районной милиции все же виновны в том, что фактически обеспечили террористам свободный проезд в город. Вооруженные боевики на трех автомобилях (ГАЗ-66, «Газель» и «УАЗ») беспрепятственно пересекли административную границу с Ингушетией, которая уже 12 лет усиленно охраняется. Затем так же легко проехали по территории республики, миновав два пункта, в которых круглосуточно должны находиться передвижные посты ДПС и ППС. Наконец, въехали в Беслан. Таким образом, на пути бандитов должны были быть как минимум четыре кордона, каждый из которых находится в зоне ответственности районной милиции.
Следователи сейчас пытаются выяснить, почему это произошло. Милиционеры утверждают, что утром 1 сентября передвижные посты с автотрассы, ведущей в ингушский Малгобек, пришлось снять и перебросить их на другое, на тот момент более ответственное направление — до Владикавказа. Дело в том, что в День знаний из Москвы в республиканскую столицу должна была прилететь комиссия МВД России и чиновникам нужно было обеспечить сопровождение и охрану. Однако уточнить, зачем приезжала комиссия, ни в местной милиции, ни в МВД не смогли.
Обвинение начальнику милиции общественной безопасности Малгобекского РОВД Ахмеду Котиеву, как рассказал он Ъ, построено на неисполнении приказа МВД №611 «О мерах по недопустимости дестабилизации оперативной обстановки, охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности». Этот приказ, распространенный по всем отделам милиции 22 августа, требовал от руководителей принять стандартные антитеррористические меры: перевести сотрудников на усиленный режим несения службы, поставить персональные задачи перед участковыми, сотрудниками ДПС и ППС по выявлению лиц без регистрации и других подозрительных, последовательно отработать все населенные пункты и прочее.
Все эти требования, по словам полковника Котиева, в его районе были выполнены. «Передо мной сейчас лежит огромная папка, полная отчетности по этому приказу,— объяснил милиционер.— Пункт №1 — справка, пункт №2 — справка и т. д. Меры были приняты по каждому из пунктов. Я не буду перечислять, но за это время, поверьте, мы задержали десятки подозреваемых, нашли три схрона с оружием. Только в одном из них было 11 автоматов и две сотни выстрелов к гранатомету, похищенных во время июньского нападения на Назрань. И так каждый день проверяем, задерживаем, изымаем. Но возможности наши, увы, ограничены».
По словам офицера, в его райотделе, обслуживающем огромный район, работают всего 220 милиционеров, из которых 25 — оперативники. Например, три больших села Пседах, Сагопши и Инарки, расположенные на границе с Осетией, в которых проживают 20 тыс. человек, обслуживают всего трое участковых. В то время как по нормам МВД участковый положен на каждые 3,5 тыс. человек.
«Получили мы, например, оперативную информацию о том, что в Сагопши скрывается боевик, нападавший на Назрань 22 июня, Муса Цечоев (он же был в числе захватчиков школы в Беслане.— Ъ),— продолжает господин Котиев.— Надо брать его, а людей нет — все на заданиях. В итоге поехали, можно сказать, руководящим составом. Бандит начал отстреливаться, тяжело ранил начальника районной ГАИ Магомеда Цароева и ушел в горы. Виноваты, упустили, но как задерживать, если все отрабатывают адреса или охраняют границу?»
По той же причине ингушские милиционеры не смогли пресечь и сходку будущих захватчиков школы, происходившую, по данным следствия, с 26 августа по 1 сентября возле села Сагопши,— впоследствии там были найдены остатки палаточного лагеря боевиков. Лагерь был разбит в месте, которое ингуши называют «под высоковольткой». Здесь, в предгорьях, на лесной просеке, прорубленной под линию электропередачи, традиционно отдыхают малгобекские милиционеры — жарят шашлыки.
Правда, приезжают они «под высоковольтку» только в праздники и выходные. Прочесывать же Сунженский лес ежедневно милиционеры, по их словам, не могут. Однако, как утверждают милиционеры, они опрашивали всех местных жителей по поводу боевиков, о чем в «антитеррористической» папке имеются объяснительные. Боевиков никто из местных не видел. Или не захотел милиционерам сообщать о них. «КоммерсантЪ»