15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
21°
(Облачно)
83 %
2 м/с
Голливуд в объективе Заура Тедеева
10.06.2020
14:20
1 243
Голливуд в объективе Заура Тедеева

Еще несколько лет назад Заур Тедеев, парень из Владикавказа, представить не мог, что станет популярным фотографом, в объективе которого будет красоваться «созвездие» известных личностей России, Европы, Голливуда. Жажда узнавать новое, экспериментировать, умение ставить перед собой правильные задачи, успешно выполнять их, и, конечно, талант – подарили миру профессионала.

В своем интервью «15-му Региону» молодой фотограф рассказал о начале творческого пути, своих проектах, работе с Томом Харди, Джеймсом Макэвоем, Эмиром Кустурицей, сотрудничестве с такими модными журналами как Tatler и Harper’s Bazaar, а также поделился своими планами на будущее.

Рождение фотографа

– Заур, расскажите, пожалуйста, как студент архитектурно-строительного факультета СКГМИ решил заниматься фотографией?

– Еще в начале студенчества для учебы мне нужен был ноутбук. Мама любезно его мне предоставила, но вместе с ним купила и фотоаппарат, сказав – «мало ли, будешь выезжать в какие-то страны, архитектуру захочешь снимать». Я согласился. Ровно один семестр он у меня пролежал, пылился. Потом достал и начал носить с собой, фотографировать абсолютно все, что вижу: преподавателей, однокурсников, улицы… Я так увлекся, что не выпускал фотоаппарат из рук. В кабинетах рисунка и живописи начал делать постановочные кадры: у нас было много драпировок, различных атрибутов для натюрморта, как-то все компоновал. Конечно, это были кошмарные кадры. Оглядываясь назад, понимаю, что это был просто ужас, но надо же было с чего-то начинать. И уже на 3-4 курсе начал замечать, что фотография выходит на первый план по сравнению с архитектурой. Мне даже преподаватели говорили: «ты же фотограф, что ты здесь делаешь?».

– А когда поняли, что начинает получаться профессионально?

– Я тогда не задумывался – профессионально или нет. Понимание как-то само собой пришло, по инерции. Фотограф чувствует, что ему нужно постоянно развиваться, и это развитие влечет за собой тот самый профессиональный рост. Кстати, учеба на архитектурном факультете мне помогла. Это ведь тоже творческая дисциплина. Знание канонов искусства, построения композиции, цвета – это все мне пригодилось.

– Можно ли тогда начало профессиональной деятельности отнести к сотрудничеству с Tatler?

– Думаю, что да. Хотя, когда постоянно жил в Осетии, снимал для журналов «МВ», Famous. Потом, в конце лета 2017 года защитил диплом бакалавра, переехал в Москву, поступил в магистратуру, но фотографией занимался параллельно. Уже в июне 2018 года в моей жизни появился Tatler. Они сами вышли на меня и предложили поснимать. С Harper’s Bazaar работаю для онлайн-версии издания, сотрудничество началось, когда в Москву собирался Том Харди. Я искал организаторов приезда и заодно хотел найти того, для кого бы сделал этот материал. Так на меня вышла креативный директор сайта, написала, что было бы здорово сделать материал для них. Я согласился. И вот с того времени мы до сих пор работаем. Сотрудничаю и с журналом Esquire. При этом я не являюсь штатным фотографом этих изданий.

– Получается, сотрудничество с такими изданиями повлияло на процесс переговоров с медийными личностями?

– Сейчас проблем, как правило, не бывает. Раньше, когда я еще только поселился в Москве и сюда приезжали артисты мирового уровня, все в один голос говорили, что не дают их на съемки. Сейчас такого нет. Как правило, я всегда мониторю информацию о приездах и если узнаю, что тот же Харди или Тарантино собираются к нам, предлагаю – да тому же Harper’s Bazaar – материал, спрашиваю – интересно или нет? Если нет, то я все равно это делаю (смеется).

Сейчас уже такие отношения, что они говорят: «Заур, делай что хочешь, мы все равно опубликуем».

Потому что многих они сами не знают. Я снимал таких артистов, большинство из них новая школа – молодые артисты, которых еще не успел узнать мир, но их знает локальная аудитория.

Внимание, в объективе – Голливуд!

– Насколько сложна работа с артистами мирового уровня?

– Могу твердо заявить, что все они, как один, абсолютно простые, добродушные, веселые ребята. Если брать географически, то чем ближе к России, тем они суровее, серьезнее. Например, когда я общался с Кустурицей, он сначала очень недовольный был, злой. Он приезжал на выступление со своей группой, я его снимал после концерта. Но потом мы разговорились, я ему напомнил, как он был во Владикавказе, оставил в одном из кафе свой автограф, работа пошла. В целом, общение с такого рода личностями проходит на дружелюбной, веселой волне.

– Кто запомнился больше всего?

– В плане общения могу выделить нескольких. Новый, но известный среди слушателей этого жанра – JMSN, я его снимал. Весь процесс проходил на оптимистичной волне, мы общались, шутили, до сих пор с ним переписываемся, очень положительный персонаж. Джеймс Макэвой – по нему видно было, что любит черный юмор, в процессе работы мы друг друга подкалывали. Я его снимал в моменте лежа на земле, сделал фото, где он указательным пальцем на меня показывает. Так он говорит – «чувак, ты вообще сумасшедший, почему ты лежишь?» (смеется).

– А случался ли обман ожиданий, когда во время работы артист показал себя не с лучшей стороны?

– Разочарований не было. Звезды умеют себя вести, они понимают, что видят меня в первый и, возможно, в последний раз. Надо произвести хорошее впечатление. Многие это делают, чтобы я мог своим друзьям потом рассказать, какие они крутые, общительные.

– Как долго длится съемочный процесс?

– По-разному. Иногда, если у артиста очень плотный график, организаторы пытаются вписать съемку в «окно» между концертом и выходом из гримерки. Самая короткая по времени съемка длилась порядка двух-трех минут, с Кустурицей. Потому что к нему подбежали фанаты, концертный директор буквально щипцами его вытаскивал, чтобы фотосессия свершилась.

И здесь очень важен вопрос подготовки: если ты выставил свет, если знаешь, что хочешь снять, это можно сделать быстро. С Кустурицей так и получилось. Конечно, бывает и так, что съемка длится и полчаса, и час. Но это очень редко, потому что у «звезд» много планов, они приезжают в другую страну, хотят посмотреть ее, проникнуться культурой.

Горцы Осетии

– Не менее эффектны Ваши работы с осетинскими горцами, расскажите о них подробнее.

– Работ с горцами у меня несколько. Они связаны с конкурсом от Русского географического общества. Первым, кого я снимал, стал Виктор Амбалов из Верхнего Урсдона. Он уже старик, но в нем кипит жизнь, сам таскает сено, содержит свой дом, ведет хозяйство. Второй – Георгий Калаев из Галиата. Потом семья Худаловых из Архона, отец Саханджери, которому 94 года, тяжело передвигается. Виктор Сабанов из Нижнего Нара. Его жизнь нелегкая, в молодости был физически одарен, хотел пойти в спорт, заниматься борьбой, но не мог оставить родителей, которым нужно было помогать, отдал себя семье. До сих пор занимается хозяйством.

Сложно было их уговаривать, они ведь не медийные персоны?

– Когда фотографировал Виктора Амбалова, он практически не замечал, что я снимаю, его это абсолютно не напрягало. Что касается Жорика, то я знал, что он живет один, но не знал, в каком именно доме. Долго искали. Когда, наконец, переступил порог его дома, на меня два огромных волкодава побежали. Но оказалось, они просто ждали, чтобы их погладили. Я поднялся к Георгию, мы сели беседовать. Я сказал, зачем приехал, он ответил, что не любит фотографироваться… в итоге, удалось переубедить. Он даже позировал мне, хоть и стеснялся. Худаловы… Там тоже не было проблем, они только отшучивались, что в розыске. Виктор Сабанов тоже позировал.

– Работы были отправлены на конкурс, насколько важна для вас победа?

– Сейчас уже к конкурсам я отношусь проще, даже могу забыть, что куда-то отправил работу. Больше приносит удовольствие сам процесс. Больше хочется именно в контексте творчества развиваться, нежели думать о регалиях, призах, наградах. Я начинаю понимать, что над построением стиля, по которому буду узнаваться, нужно еще очень много работать.

Спорт и фото

– У вас есть два очень ярких проекта, посвященных спорту. Начнем с репортажа во время Чемпионата мира в России. Почему вы выбрали показать именно болельщиков?

– Перед чемпионатом я думал, что сделать, чтобы след этого события стал частью моего творчества. Так вот, не хотелось «в лоб» снимать игроков, процесс игры. Подумал, что болельщики будут интересны: они, как правило, все оригинальные и креативные в части внешнего вида, любят разрисовывать себя в цвета национальных флагов, все такое. На все московские матчи ходил и снимал, до матча и после.

– А как пришла идея устроить фотосессию нашим борцам?

– Абсолютно случайно, в голову ударило – хочу поснимать, потому что у них в медийном пространстве нет нормальных фотографий. Все фото делаются либо в моменты схваток, соревнований, либо это обычные фотографии на телефон. Хотелось исправить это, раскачать перед олимпиадой популярность борцов – к сожалению, они не самое престижное место занимают в мире спорта в России. Обидно, что тот же Кайл Снайдер участвует в Америке во многих рекламных кампаниях, он суперзвезда. А здесь такого нет. Я хотел бы, чтобы наши атлеты снимались в рекламе именитых брендов. А они у нас очень скромные, воспитанные, максимально сконцентрированы на том, что делают на ковре, совсем не любят растрачиваться на активности вокруг.

О выставках

– Как нам известно, участие в одном из конкурсов принесло вам возможность организовать свою выставку. Но она была несколько другого формата, не так ли?

– Для участия в конкурсе альтернативных кинопостеров нужно было нарисовать несколько работ к фильмам Бергмана. Я это сделал и отправил, занял второе место и за это подарили выставку на год. Я так не хотел второе место (смеется), пришлось сидеть и делать еще постеры. Это стало отправной точкой для меня в этой сфере, прошло уже несколько таких выставок.

– А что насчет проведения выставки в Осетии, не ожидается?

Да, конечно, я бы хотел провести выставку на родине. Но мне нужны организаторы. Потому что даже, например, мое участие в Питере – это инициатива ребят, которым нравится, что я делаю, которые с радостью берутся за организацию события. Если ко мне обратятся земляки, с удовольствием сделаю выставку.

Творческие предпочтения

– Что вам ближе – художественная съемка или репортаж?

– Репортаж нужно уметь снимать. Например, отец этого жанра Анри Картье-Брессон, французский фотограф, середина XX века – пик его творчества. У него «репортажка» – учитывая, что это была пленка – такая многоплановая, насыщенная, настоящая. Мои съемки тех же болельщиков – это в мусор надо выкинуть в сравнении с его работой.

Творческая съемка – здесь иной подход. Трансляция своих мыслей, идей, социальных моментов. Посредством фотографии ты обыгрываешь ту или иную проблему, которая гложет тебя, а то и целое государство. Можно отразить переживания, трагедии. Трансляции достаешь из себя. А, возможно, ты чем-то восхищен и знакомишь с этим людей. Я предпочитаю творческие съемки.

– Кого из фотографов выделяете еще?

Их столько сейчас… Даже молодых, новых. Если говорить о классике, через кого я начал входить в этот мир, наряду с Анри, это Роберт Капа. В Европе у него крутые снимки с горячих точек. Если брать модные фото – Патрик Демаршелье.

– А что касается режиссеров?

– Не могу выделить кого-то одного. Тарантино нравится построением сюжетов и диалогов, отсылками. Он крутой сценарист. Гаспар Ноэ мне нравится визуализацией. Альмодовар – умением совмещать.

– Вы сами не думали попробовать себя еще и в роли режиссера?

– Я об этом часто думаю. Хотелось бы для начала клипы поснимать музыкантам, попрактиковаться. Очень много скачал литературы по системе Станиславского, обзоры кинокритика Долина. Буду потихоньку осваивать. Даже если ты фотограф, режиссерские методы полезно использовать в работе, потому что от кадра к кадру можно выстраивать историю. Не исключаю, что в будущем мне станет тесно в фотографии и захочется «оживить» своих героев, показав больше.

– У вас за плечами уже немало съемок с медийными личностями, а кого бы хотели сфотографировать особенно?

– С друзьями даже это обсуждали, я бы очень хотел поснимать Стинга. Когда он приезжал, мне не удалось это сделать, так как я еще не сотрудничал с изданиями. Он у меня один из любимых артистов – с детства слушаю и до сих пор не надоел. Интересен диджей Моби, очень много созданной им музыки используют в фильмах в качестве саундтреков. Он не от мира сего. Читал его мемуары, после чего он еще больше понравился мне как человек.

– Все-таки музыка вам ближе, чем кино? Оба названных артиста – музыканты.

– Да. Мой день на 90% состоит из музыки, постоянно слушаю. Интересно искать новые имена.

Окно в Европу

– Вы сейчас работаете в России. А не было мысли переехать поближе к Голливуду, чтобы был доступ к еще большему количеству мировых звезд?

– Да, конечно, мысли, безусловно, есть. Я бы хотел попасть для начала в Европу. Например, в том же Париже, где я сравнительно недавно был, общался с многими знакомыми, которые там живут, и они откровенно недоумевали, почему я на неделю моды не приезжаю. Там очень много звезд, можно договариваться. Эта идея обосновалась в голове давно, но к практической реализации вопроса я еще не приступал. Пожалуй, действительно надо бы этим заняться. Европейские звезды легко идут на диалог, соглашаются на сотрудничество. Все-таки звезды тоже фотографии хотят. Что ж, идея стала целью, я готов к дальнейшему развитию!

Беседовала Альбина 15-Кочиева; Фото: из личного архива Заура Тедеева