15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Ясно)
86 %
4 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Хасан Бароев успел на обратный пояс
29.09.2006
18:53
Хасан Бароев успел на обратный пояс

Олимпийский чемпион по греко-римской борьбе супертяж Хасан Бароев со счетом 2:0 (6:0, 5:0) победил в финале чемпиона мира кубинца Михаила Лопеса. Гвоздем программы вчерашнего вечера стало завершавшее турнир по греко-римской борьбе противостояние олимпийского чемпиона Хасана Бароева и действующего чемпиона мира кубинца Михаила Лопеса, над которым два года назад российский борец с трудом взял верх в 1/8 финала Олимпиады в Афинах. Оба здорово прошли предварительную стадию. Бароев уверенно переборол сначала призера мировых и европейских первенств грека Ксенофонта Коцубаса, белоруса Сергея Артюхина — призера прошлогоднего чемпионата мира, в котором сам, кстати, не участвовал, и, наконец, в полуфинале уложил на лопатки шведа Яльмара Сольдберга. Кубинец тоже, как и Бароев, легко расправлялся со своими конкурентами и тоже практически одним приемом — классическим обратным поясом. Но в исполнении Лопеса он выглядел, наверное, даже еще более эффектно. Тем не менее еще до главного поединка тяжей в пресс-центре делались ставки только на Бароева. Решающий поединок, начавшийся с глухой защиты Хасана Бароева в партере в первом периоде, а закончившийся обратным поясом в его исполнении во втором, прошел настолько стремительно и был настолько по-настоящему красив, что, когда он закончился, хотелось вызвать борцов на бис. Впрочем, Бароев, сойдя с пьедестала, быстро успокоил присутствующих журналистов, пообещав больше не пропадать из поля зрения так надолго. Ведь на ковре он не появлялся после Афин почти два года — вплоть до майского чемпионата Европы в Москве. Там он стал третьим, и закралось сомнение — а не «кончился» ли наш олимпийский чемпион? Однако вчера Бароев закрыл этот вопрос, хочется верить, по крайней мере, до следующих Олимпийских игр. Напористый, трудолюбивый, волевой и перспективный — такую характеристику чемпиону мира и Европы среди юниоров прошлого года 20-летнему Бесику Кудухову из Беслана дали, не сговариваясь, как его товарищ по команде Сажид Сажидов, так и главный тренер сборной по вольной борьбе Дзамбулат Тедеев. Последний перед самым финалом даже пошутил, дескать, потенциал у парня таков, что он запросто мог бы не только золотую медаль завоевать, но еще и другую, более высокой пробы. И в самом деле Кудухов, наверное, для себя решил отсечь все мысли о потенциальных титулованных соперниках и действовал в точном соответствии с внутренней установкой. Он без проблем прошел первые два круга, в третьем потратил изрядное количество сил на корейца Суб Ким Хе, а всего двадцать минут спустя, едва переведя дух, вышел на схватку не с кем-нибудь, а с олимпийским чемпионом 2000 года, двукратным чемпионом мира из Азербайджана Намигом Абдуллаевым и со своего пути к финалу с болгарином Радославом Великовым достаточно легко «убрал» и его. Но подустал, в финале выглядел чуть растерянным и проиграл более опытному сопернику 0:6, 0:1. По словам господина Тедеева, в российской сборной давно не было лидера в суперлегком весе, несмотря даже на олимпийское золото: до триумфа в Афинах лучшим результатом Мавлета Батирова было скромное десятое место на чемпионате мира, и включили его в олимпийскую сборную по причине полного «безрыбья». Теперь, похоже, у нас такой лидер появился. И пусть Кудухов не выиграл, даже и серебряная его медаль имеет очень высокую цену. «Самое главное, что совсем зеленый юнец показал в Гуанчжоу по-мужски зрелую борьбу»,— сказал тренер наших тяжеловесов Давид Мусульбес. Дзамбулат Тедеев настолько, видимо, уверен в своих борцах, что, несмотря на то что турнир вольников только начался, словоохотлив, весел и даже не чурается прогнозов, хотя и шутливых: на Олимпиаде, дескать, россияне возьмут семь золотых медалей из семи. К бывшему суперлегковесу олимпийскому чемпиону Мавлету Батирову у него претензий не было. Ведь основное он сделал, пока добирался до схватки за бронзу. Прошел двух самых сильных борцов на чемпионате: во втором круге турка Одабаши Тевфика, а в третьем — олимпийского чемпиона с Кубы Яндро Квинтану. Ну, а то, что уступил в полуфинале американцу Майку Зэдику,— не более чем случайность. «С кубинцем пришлось тяжелее, чем с остальными» С чемпионом мира по греко-римской борьбе в супертяжелом весе ХАСАНОМ БАРОЕВЫМ побеседовала корреспондент Ъ ВАЛЕРИЯ Ъ-МИРОНОВА. — Как вы себя чувствовали перед решающим поединком? — Целый день, пока шли предварительные соревнования, я пребывал в жутком напряжении, никак не мог расслабиться, поэтому только сейчас, сойдя с пьедестала, почувствовал, насколько же безумно я устал. — Ваш всего лишь второй после майского чемпионата Европы в Москве старт в сезоне оказался настолько удачным. Признайтесь, вы ожидали здесь от себя такого результата? — К сожалению, в Москве я получил только бронзу. Но вот что любопытно: в 2000 году когда я только-только начал бороться в юниорах, то тоже занял третье место на европейском первенстве, а через полгода поехал и выиграл чемпионат мира. Но, конечно, тогда, в той возрастной категории, сделать это было намного легче. Поэтому сегодняшнему результату, признаюсь, я рад безмерно. — Вдобавок вы оказались здесь, можно сказать, последней надеждой на золото нашей «бронзовой» команды. Давил ли этот дополнительный груз ответственности? — На это обстоятельство я не обращал никакого внимания, потому что дал себе четкую установку — не расстраиваться из-за неудач других ребят. Впрочем, не скрою, мне было бы намного приятнее выступать, если бы кто-то из наших до меня завоевал золото. Это стало бы для меня дополнительным стимулом. — Еще недавно вы говорили, будто бы никогда не учили обратный пояс. И вдруг так здорово стали его применять… — Мы с моим тренером Владимиром Урумаговым изучали этот прием на протяжении всех последних сборов. После прошлогоднего чемпионата мира, куда я ездил обычным зрителем, мы поняли, что в греко-римской борьбе в нынешнем ее виде без обратного пояса делать нечего. Поэтому мы резко начали его тренировать, и я затем успешно прошел все отборочные этапы, а не просто пришел и сказал: дескать, возьмите меня на чемпионат Европы или мира. — Какой по счету раз вы успешно применили сегодня этот прием? — И на чемпионате Европы он у меня получался практически в каждой встрече, и здесь, между прочим, тоже. Но при этом я отдаю себе отчет в том, что если, допустим, он у меня сегодня идет, это не значит, что пойдет и завтра, и я смогу так же грамотно, как здесь, им воспользоваться. Тут многое зависит от свистка — как судья себя поведет. Борьба стала настолько сложная, что, можно сказать, все мы сегодня равны: знаменитые и не очень. — Очень интересно вы боролись в партере, не давая сопернику себя захватить… — Я с детства, можно сказать, силен в партере. Иногда вот задумываюсь — ведь у меня и в стойке сложно выиграть, и в партере тоже. Так почему же я тогда проигрываю? А что касается конкретно партера, то на 99,9% я и впрямь в нем стою хорошо. А кубинца считаю одним из лидеров мировой борьбы в моем весе. Последний раз я с ним боролся два года назад на Олимпиаде, но по другим, прежним правилам. И там я выиграл очень тяжело. Хотя и 2:0, но на тот поединок ушли девять минут вместе с дополнительным временем. Лопес остался без медали, потому что по тем правилам, проиграв в 1/8 финала, он автоматически вылетал и не мог надеяться, как это происходит сейчас, что пройдет в финал за бронзу через утешительные схватки. — Кто из сегодняшних ваших соперников был для вас самым неудобным — кубинец, швед или белорус? — С кубинцем все-таки пришлось тяжелее, чем с остальными. Впрочем, и Сергей Артюхин, бывший наш россиянин, который был моим конкурентом и на чемпионатах России перед Олимпийскими играми, тоже не подарок. Как-никак чемпион Европы и второй уже раз оказался бронзовым призером чемпионата мира. Если бы я его не прошел, то, думаю, в финале боролся бы именно он. — Вы рады, что вернулись в борьбу? — Очень. Сколько же за моей спиной было разных разговоров и критики. Думаю, что сегодняшним своим результатом я этим людям рот закрыл.
«КоммерсантЪ»