15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
16°
(Ясно)
82 %
4 м/с
$ — 88.0206 руб.
€ — 96.0371 руб.
Казбек Томаев отвечает на «простые» вопросы «15-го Региона»
02.10.2023
12:01
9 999
Казбек Томаев отвечает на «простые» вопросы «15-го Региона»

Почему происходит ослабление рубля и растет стоимость валюты? Что влияет на курс? Каковы последствия роста курса доллара для экономики страны? Что стоит за понятием «золотовалютные запасы» и почему растут цены? Эти и другие экономические моменты, о которых стыдно не знать, мы освежим в памяти с нашим постоянным экспертом — кандидатом экономических наук Казбеком Томаевым.

— Почему растет курс доллара?

— Правильнее будет сказать, что это не курс доллара растет, а рубль недостаточно стабилен. Нас ведь прежде всего интересуют курс нашей национальной валюты, рубля, и причины, по которым он меняется по отношению к другим валютам — евро, доллару, юаню, к валютам стран нашего содружества.

На курс влияют как внешние, так и внутренние факторы. Одни заметнее, другие — меньше.

Почему это происходило в последнее время? Постараюсь ответить. Но вначале хотелось бы совершить небольшой экскурс в историю.

На протяжении последних пяти-шести десятилетий современной российской истории (а до этого и советской) периоды подъемов и спадов экономики совпадали с периодами роста и снижения нефтяных цен.

Эпоха «брежневского застоя», которая, к слову, никаким застоем и не была, а наоборот — периодом длительного активного развития страны, сопровождалась ростом цен на «черное золото». Дорожавшая нефть и энергичное освоение сибирских месторождений привели к пятикратному росту экспортных доходов СССР в 70-е годы. Они напрямую способствовали успехам в оборонке, промышленности, сельском хозяйстве, а опосредованно — достижениям в культуре, медицине и спорте.

Но хорошее никогда не продолжается слишком долго. В начале 80-х нефть начала дешеветь. Это стало, с одной стороны, результатом ее перепроизводства, а с другой — следствием новой политики США. Их высокие представители последовательно посещали вроде не очень любимые ими «диктаторские режимы» Персидского залива, упорно добиваясь от них увеличения добычи нефти. Советский Союз пытался ответить на неожиданные вызовы «перестройкой», но, набрав многомиллиардные кредиты, рухнул в 1991 году. Кредиты России — правопреемнице СССР — никто не простил, зато взамен коллективным западом были даны заверения в вечной дружбе и стратегическом партнерстве.

Эти кредиты, а точнее невозможность их обслуживания, в очередной раз дали о себе знать в 1998 году, когда они, наряду с ценой на нефть, упавшей до 9 долларов за баррель (баррель — «бочка» нефти — чуть меньше 160 л; объемы нефти традиционно измеряются в баррелях), заставили граждан нашей страны выучить новое, до тех пор неизвестное им слово — «дефолт». Ситуация усугублялась тем, что государство, по сути, само себе устроило «финансовую пирамиду», загнало себя в ловушку. Оно под все больший процент брало в долг деньги у банкиров и олигархов, зачастую оставляя им в залог самые лакомые куски государственной собственности. В результате в августе 1998 года рубль начал стремительно «худеть»; за короткое время курс доллара вырос в 4 раза. Страна объявила мораторий на выплату долгов, а золотовалютные резервы сжались до 12 млрд долларов.

Для сравнения: в то самое время состояние Билла Гейтса — основного акционера компании, производящей программное обеспечение для компьютеров — в 5 раз превышало стоимость наших национальных резервов и составляло более 60 млрд долларов. По иронии судьбы в 1998 году Гейтс обошел многолетнего лидера списка мировых богачей — султана Брунея Хассанала Болкиаха. Последний своему финансовому благополучию был обязан именно нефти, богатые залежи которой дают ему возможность успешно управлять государством вот уже 56 лет.

— Получается, на курс валюты больше всего влияет стоимость нефти?

— Да, основным экономическим фактором, который влияет на курс нашей валюты является стоимость нефти, нефтепродуктов, газа и — в меньшей степени — других экспортных ресурсов. Когда последние являются основной статьей экспорта, если страна получает за их продажу меньше валюты, доллар начинает расти по отношению к рублю. Думаю, это и так всем понятно. Есть и административные инструменты воздействия. В последнее время усилилась роль политических факторов. Но обо всем по порядку.

Пока вернемся в 2000-е. Период с 2000 по 2008 годы характеризовался самыми высокими темпами экономического роста в новейшей истории нашей страны. Они составляли в среднем около 7% в год. Росли реальные доходы населения. Инфляция, наоборот, существенно замедлилась. Страна выиграла право проведения Олимпийских игр и Евровидения, заняла третье место на чемпионате Европы по футболу. Росси удалось практически обнулить внешний долг. Саму страну (правда только у нас) называли «островом стабильности». По счастливому стечению обстоятельств весь этот период росла и стоимость нефти. Цена увеличилась с 23 долларов за баррель в начале 2000 года до более чем 140 долларов в июле 2008 года. В этом же месяце курс доллара упал до минимального с 1999 года значения: 16 июля 2008 года за 1 американский доллар давали 23 рубля 12 копеек.

Восьмого августа 2008 года Центральный банк Российской Федерации опубликовал отчет, согласно которому золотовалютные резервы страны достигли абсолютного рекорда — 598,1 млрд долларов.

В целом казалось, что очередной мировой кризис обойдет нас стороной.

— Что произошло потом?

— Если коротко — цены на нефть обвалились (со 143 до 33 долларов к концу года), а золотовалютные резервы, которые тратились на поддержку валютного курса и экономики, стали стремительно сокращаться (с июля до декабря уменьшились на треть — почти на 200 млрд долларов). Курс доллара не отреагировать не мог. Несмотря на все усилия правительства и Центробанка, которые смягчили падение национальной валюты, стоимость доллара стала расти и к февралю следующего года превысила 36 рублей (выросла в полтора раза).

Но здесь хотелось бы обратить внимание на следующее.

Дата 08.08.2008, о которой упоминалось выше, к сожалению, запомнилась нам не отчетом Центробанка о рекордных золотовалютных накоплениях, а тем, что переориентировавшаяся на запад Грузия осуществила нападение на Южную Осетию. Россия ответила вводом войск и последовавшим вскоре признанием государственности Южной Осетии.

Несмотря на то что было совершенно ясно, кто именно развязал конфликт, у некоторых «цивилизованных» стран появился повод испытать новый «инструмент сдерживания» нашей страны — санкции. К слову, отдельные санкции, особенно против оборонных компаний, запад (в основном США) вводил и раньше. Но системность санкционные меры стали обретать именно после 2008 года. Использовались и другие методы, ограничивающие развитие. То нас долгое время не принимали во Всемирную торговую организацию (ВТО), постоянно придумывая новые нерациональные условия, то никак не могли отменить так называемую поправку Джексона-Вэника (закон США, ограничивавший нашу с ними торговлю), то использовали заградительные пошлины против российского сырья — алюминия, стали, урана.

Вместе с тем, со второй половины 2009 года цена на нефть стала «подрастать». В 2010 году наступил пятилетний период стабильно высоких цен на важный природный ресурс. Отметки колебались в районе очень комфортных для нашего бюджета 100 долларов за баррель. Но длительного взрывного роста цен, как в предыдущем десятилетии, не было. Поэтому экономика, хоть и росла несколько лет после провального 2009 года, но гораздо меньшими темпами, чем в начале в 2000-х. Все это время курс рубля был относительно стабилен. Так продолжалось до 2014 года.

Что пошло не так на этот раз?

— На этот раз во всем был виноват сланец. И речь здесь не о пляжной обуви, а о «сланцевой революции», когда технологии и высокие цены сделали прибыльной добычу нефти, залегающей глубоко в горной породе — сланцевых пластах. Нефти на мировом рынке опять стало слишком много. И ее цена опять стала стремительно падать. Так же, как и стоимость рубля.

А еще с 2014 года европейцы и американцы, которым никак не давала покоя «Крымская весна», стали с новыми силами оказывать на Россию санкционное давление. На протяжении последующих лет оно лишь возрастало. Ответом стали проекты в области импортозамещения и объявленные в 2018 году общефедеральные национальные проекты в самых важных социальных, инфраструктурных и экономических направлениях. Экономика страны справилась, но нам пришлось привыкать к новым значениям курса рубля.

Адаптация экономики к новым условиям дала возможность избежать развития шокового сценария в «ковидном» 2020 году и выйти на быстрое восстановление в 2021-м. Курс рубля в значительной мере перестал зависеть от колебаний цен на ресурсы.

О каких административных инструментах и политических факторах, влияющих на курс нашей национальной валюты, Вы говорили и что происходило с курсом в прошлом году?

— Имелись в виду совершенно беспрецедентные западные санкции, поэтапно вводимые целыми пакетами в 2022 и 2023 годах; изменения в платёжном балансе страны (то есть временные диспропорции между экспортом и импортом); действие ключевой ставки ЦБ и восстановление экономики в этом году. Поясню.

В прошлом году Россия столкнулась с абсолютно немыслимым давлением на экономику. Нет ни одной страны в мире, против которой за короткое время вводилось бы столько санкций. Выстраивавшиеся десятилетиями экономические связи были разрушены. Львиная доля валютных резервов была заморожена, а фактически изъята. Страна подверглась, по сути, террористической атаке, когда были взорваны трубопроводы «Северного потока», по которым поставлялся газ в Европу. Россию покинул бизнес многих известных марок. Самые смелые и ответственные остались, конечно, но экономическому укладу был нанесен серьезный ущерб. Здесь отечественной экономике очень помог опыт восстановления, полученный после 2014 года.

Тем не менее в феврале-марте 2022 года курс доллара поднялся до заоблачных высот, на валютном рынке наблюдалась паника — все, кто мог, пытались купить валюту. А когда на что-то вдруг повышается спрос, это начинает стоить еще дороже. Паника всегда рождает серьезные проблемы, таково непреложное правило. Есть даже такая теория: если 10% вкладчиков, поддавшись паническим настроениям, одновременно обратятся за своими вкладами, банк станет банкротом.

В прошлом году наблюдалась похожая ситуация. Коммерческие банки, чтобы прекратить отток вкладов населения, резко увеличили проценты по депозитам, ЦБ же ввел прямые ограничения на операции с валютой и поднял ключевую ставку сразу до 20%.

Что такое ключевая ставка? Это процент, под который дают деньги коммерческим банкам. Если процент большой, давать взаймы бизнесу и населению банки могут лишь под еще больший процент. В долг заемщики берут менее охотно, и тем самым снижается оборачиваемость денег, сокращается спрос. Ставку снижают, когда нет опасений и ситуация в экономике устойчива. Исторический минимум в нашей стране — 4,25%. Компании берут кредиты, вкладывают в свое дело и возвращают их.

В целом низкая ставка — признак устойчивости в экономике, но иногда она может спровоцировать неблагоприятные последствия для людей. Например, низкая ставка и государственные программы поддержки привели к быстрому росту ипотечных продаж. Казалось бы — открылись прекрасные возможности для населения. И действительно, многие успели взять жилье в кредит под небольшой процент. Но дальше ситуацией воспользовались застройщики и подняли стоимость квадратного метра. Затем к этому процессу подключились производители и поставщики строительных материалов. Выросли цены на металл, цемент. Ну а те, кто на этом стал получать сверхприбыль, просто пожимали плечами и кивали в сторону друг друга. Они почти искренне сочувствовали населению, для которого низкие ставки по ипотеке были обесценены подорожавшими квартирами. Даже в нашей республике за два-три года квадратный метр жилья подорожал с 30 до 70 тысяч рублей, что было отмечено и на федеральном уровне. Отдельные застройщики останавливали продажи, чтобы квартиры в их строящихся домах случайно не были проданы на пару сотен тысяч рублей дешевле. Некоторые строительные компании достаточно долго сдерживали цены, но в итоге не выдержали и они.

Меры Центрального банка помогли?

— Да, это позволило курсу рубля стабилизироваться. А потом произошло неожиданное. Рубль стал укрепляться невиданными ранее темпами.

Что поспособствовало этому? Можно ли прогнозировать, когда произойдет повышение или снижение курса?

— Попытки предсказать курс похожи на гадание на кофейной гуще. Потому что он часто зависит от внешних факторов. А как разовьются внешние факторы, предугадать очень сложно.

В прошлом году в самый непростой для экономики момент курс доллара вдруг упал до 50 рублей. Почему это произошло? С вводом санкций экономические цепочки резко оборвались. Нефть и газ у России покупать продолжили, в то же время в Россию перестали поставлять большое количество товаров из-за рубежа — машин, бытовой техники, товаров роскоши, товаров среднего и начального ценового сегмента. Таким образом, платежный баланс нарушился — деньги в страну продолжили поступать, но приобретать на них было нечего. «Параллельный импорт» еще не заработал. Кроме того, ЦБ и правительство приняли решение о лимите на снятие и вывоз валюты. Спрос на доллары и евро сильно упал. Кроме того, не было установленного недружественными правительствами «потолка» по цене на нефть. Сейчас он действует, и Россия не всегда может продавать ресурсы по рыночной цене.

А тогда цена на нефть и газ была высока, валютная выручка у страны была большая. При этом валюту некуда было реализовать, не на что тратить. Тогда же евро вдруг стал стоить меньше доллара, но было понятно, что он вырастет, ибо есть фундаментальные факторы, и один из них — евро объективно дороже доллара, сейчас мы можем это видеть. Мы не могли в прежних объемах покупать импортную продукцию. Объемы валютных торгов на бирже были очень маленькими и не отражали реальной картины. Вот рубль и окреп.

Сегодня ситуация поменялась, мы смогли импорт из одних стран заместить импортом из других. Например, на автомобильном рынке европейские и японские авто вытеснены автомобилями из Китая. Банки раздают рекордные дивиденды. Опять же — активно идут процессы импортозамещения. Но восстанавливающаяся экономика все же требует притока импортной продукции. Спрос на валюту растет. Негатив от санкций тоже никуда не делся.

Денег в экономике достаточно. Главная проблема уже не в их отсутствии — их хватает на выполнение социальных обязательств и государственных программ. Даже на примере Северной Осетии мы видим, насколько увеличилось присутствие республики в госпрограммах и нацпроектах. Проблема в другом — у нас дефицит мощностей, дефицит рабочей силы как низкоквалифицированной, так и квалифицированной. Если тебе дают в три раза больше денег, нельзя построить в три раза больше, нет. Но это обязательно приведет к росту цен.

Как результат — мы наблюдаем новый рост курсов инвалют. В конце августа и в сентябре Центробанк опять ответил повышением ключевой ставки, коммерческие банки отреагировали. Ставки по кредитам и депозитам выросли. Скорость оборота денег сократилась. Курсы доллара и евро хоть и не упали, как в прошлом году, но хотя бы перестали расти.

По субъективным ощущениям, курс доллара завышен рублей на 10–15. Посмотрим, как он будет себя вести по мере оздоровления экономики.

Вы уже упоминали золотовалютные резервы. Какую роль в них играет золото? Как курс влияет на них и каково их влияние на экономику страны?

— Их наличие само по себе успокаивает экономику. Есть страны, у которых нет никаких запасов, есть государства, где запасов в несколько раз больше, чем у нас. Когда в 1998 году случился дефолт, в стране их почти не оставалось. Золотовалютные резервы необходимы для выравнивания курса, если в нем есть необходимость и если оно не связано с фундаментальными и длительными причинами. Иначе можно их очень быстро потерять. Например, только за декабрь 2014 года на поддержку курса было потрачено около трех десятков миллиардов долларов.

Сейчас, правда, политика немного другая. Регулятор старается не тратить резервы. Постоянно публикует на сайте информацию, сколько у нас их. На сегодняшний день, например — 580 млрд в долларовом эквиваленте. Четверть из них — золото. Для обывателя их наличие говорит о том, что наша финансовая система стабильна. А если ситуация нормальная, то и банки зарабатывают, и экономика развивается, и реальный сектор тоже идет вперед.

Беседовала Ольга 15-Датиева