15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Дождь)
100 %
3 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Латынина: Две простые меры, предотвратившие Беслан
10.10.2005
18:01
Латынина: Две простые меры, предотвратившие Беслан

Разумную политику на Северном Кавказе вести действительно крайне трудно, потому что простейший пример, вряд ли то, что покажется разумной политикой осетинам, покажется разумной политикой ингушам. Возьмем ту же историю с Пригородным районом и с законом о реабилитации репрессированных народов. Когда на встрече Путина с «Матерями Беслана», «Матери Беслана» сказали, что надо пересмотреть закон о реабилитации репрессированных народов, что в переводе с дипломатического на язык фактических реалий означает — надо прекратить говорить о том, чтобы отдать ингушам Пригородные районы.

И в общем в Ингушетии это вызвало волну просто народных возмущений и республика практически стоит, она все время стоит на грани, но это неразрешимый вопрос, на который Путин не имел право отвечать ни да, ни нет, он просто ответил «Матерям Беслана» — «да», потому что он все время отвечал «да». Но поскольку это попало в открытую печать, это услышали ингуши, то начался естественно страшный раздрай, потому что вопрос еще раз повторяю, действительно абсолютно неразрешимый. Вы спросите любого ингуша, что он думает по этому поводу, ингуш вам ответит, что Пригородный район был нашей ингушской территорией до выселения, что там стояли наши дома и там жили наши люди. И что когда мы вернулись, то все остальные народы кроме осетин ушли из пригородного района. А осетины, которые всегда были проводниками русской политики на Кавказе, ингуш выразится резче, остались. И мы никогда им не простим, что они заняли наши дома. И дальше будет прибавлено еще несколько слов, что будет с осетинами. А если вы спросите по этому поводу осетина, то естественно он ответит, что после Беслана вообще никаких разговоров не может быть о Пригородном районе, потому что это кощунство. И не дай бог мне брать на себя роль арбитра и выяснять кто прав, кто виноват, потому что каждый считает себя абсолютно правым и каждый по-своему абсолютно прав. Так вот, если говорить о вменяемой политики власти на Кавказе, во-первых, много сейчас происходит достаточно вменяемого. У меня, кстати, есть вопросы о назначении Арсена Канокова. Я бы вернее сначала ответила, по крайней мере, на две вещи, два вопроса, которые сильно частные по поводу политики власти на Кавказе. Точнее по поводу Беслана, потому что у меня тут еще есть один вопрос, что я все время критикую власть за Беслан, но так ни разу не ответила на вопрос, что же можно было сделать с террористами, готовыми взорвать детей. Вот просто сейчас попытаюсь на два разных вопроса. Что можно делать на Кавказе, и что можно было делать, чтобы не случился Беслан. Так вот первое, что нужно было делать, что полностью вообще бы предотвратило бесланский теракт — это перекрыть границу между Ингушетией и Осетией. Басаев перед 3 сентября заявил, что он прошел, потому что ему открыли коридор. Это вранье, не надо открывать коридор там, где широкое поле. Ингушетия это место, которое не контролирует никто, это хуже Чечни, и 70 км границы между Ингушетией и Осетией это все равно что незащищенная граница между Израилем и арабами. Это 70 км границы, через которые последние 15 лет воровали людей, воровали ингуши осетин. Воровали нередко при посредничестве осетин и чаще осетинских ментов, но воровали ингушей, продавали в Чечню. Это был бизнес. И не воровали только с 1999 по 2001 год, когда границу перекрыли отряды самообороны. Еще раз подчеркиваю, не бандиты, отряды самообороны, потому что тогда люди, которые перекрыли границу, только оружие закупили на 2 млн. долларов. Это были не автоматы, из которых можно грабить ларек, это были АГС, серьезное оружие и в 2001 году этот отряд разоружили. Если вы думаете, что его разоружили в рамках борьбы за вертикаль власти, то вы ошибаетесь. Его разоружились просто, потому что вместе с потоком похищенных осетин был перекрыт поток наркотиков. И этого менты вынести не могли. Отряд самообороны осетинский разоружили, там присылали из Ставрополя ментов, из Ростова целые воинские соединения. Жители Беслана просто КАМАЗами перекрывали дорогу. Плач стоял. И вот еще раз повторяю, если бы осетинские отряды самообороны патрулировали границу, никакого Беслана бы не было. Этот грузовик просто бы не проехал. Напоминаю, что мне был задан вопрос — что делать на Кавказе. Я стала сначала отвечать на более конкретный вопрос, который был задан тоже по Интернету — а как можно было предотвратить Беслан. И ответ первый — Беслан на самом деле было предотвратить элементарно. Если бы граница между Ингушетией и Осетией была перекрыта. Потому что как ехал этот грузовик с террористами, почему он ехал в Беслан — потому что Беслан это самое близкое к Ингушетии. Он ехал там полчаса по этой дороге от Хурикау до Беслана. Он ехал дорогой, которую элементарно перекрыть, которая была перекрыта отрядами самообороны несколько лет назад. Когда их ликвидировали, остались только менты. Менты где стоят? — правильно — там где едет человек, у которого где есть деньги. Они стоят там, где можно с человека деньги взять, а не там, где можно пулю в лоб получить. Почему не перекрыта граница между Ингушетией и Осетией. Потому что сделать это означает признать, что в Ингушетии бардак, что там боевики. Что Басаев ходит по Ингушетии совершенно спокойно и дает там интервью Бабицкому. Поэтому жизнь людей была принесена в угоду телевизионной картинке. В угоду представлениям о том, что на Кавказе мирный процесс. В отличие от сложного теракта типа «Норд-Оста» Беслан был очень простой теракт. Люди проехали 10 км и захватили школу. Где больше всего воровали людей? — в Беслане. Как воровали? — да через поле выводили, даже не на машине увозили, там через поле уводили 7 км до границы. Сложно догадаться, что там, где через поле таскают людей, как лисы кур, может грохнуть. Теракт в Беслане был организован так же примитивно как Кизляр и Буденновск. Сели и приехали. Почему приехали — потому что страна одна, границ нет. Еще раз повторяю, открытая граница между Ингушетией и Осетией это все равно, что открытая граница между Израилем и арабами. Если бы эта граница была перекрыта, никакого Беслана просто не было бы. Увы, граница не перекрыта до сих пор, потому что государству важнее соблюсти фикцию, чем сохранить жизнь своих граждан. Нам говорят, что нельзя внутренние границы охранять, внутренние периметры, хотя, наверное, резиденция Путина хоть и внутри страны, но довольно хорошо охраняется. Второй вопрос, что надо было сделать и как можно предотвратить конкретный теракт в Беслане. Ответ — надо было создавать отряды самообороны. Я уже говорила, что такие отряды были в Осетии в 1999 году. После чего сразу кончилась эпидемия похищений. Такое же народное ополчение создавалось и в Дагестане в 1999 году. И, в общем, это народное ополчение и помогло в значительной степени отразить чеченское вторжение гораздо больше, чем российские танки. Мне скажут, что, мол, местные жители сами не должны собираться в банды, их должно защищать государство. Дело тут даже не в том, что если государство не может это сделать, это надо позволить людям самим. Есть несколько более важных обобщений. Первое — это Кавказ и это война. Уважайте Кавказ. Если вы хотите, чтобы Кавказ был с Россией, позвольте Кавказу быть Кавказом. Россия в 19 веке позволяла и Хаджи-Мурату и Даниель-беку воевать с Шамилем. Такого там не было, что человек воюет против России, пока он воюет, а как перешел на сторону России, так не воюет. Человек переходил на сторону России и воевал за Россию. От этого империя не развалилась. Она укрепилась. Но сейчас ситуация идиотская. Есть житель Кавказа, неважно он аварец осетин. Вот если ваххабит, он берет «Калашников» и идет убивать. Его нельзя разоружить. А если он осетин, он не имеет права воевать против этого ваххабита. Его унижают как мужчину. Вокруг него гибнут женщины, дети. Если он возьмет оружие, то кто кого разоружает. Его разоружают. Ему же еще впаяют, что незаконное вооруженное формирование. В 1999 году Россия упустила исторический шанс. Тогда Чечня полезла во весь остальной Кавказ. Против Чечни поднялись народные ополчения. И в Дагестане и в Осетии, и надо было сказать: смотрите, Кавказ не с Чечней, Кавказ с Россией. Что было сделано? — заслуги того же аварского ополчения по борьбе против чеченцев в Дагестане приписали себе, российской армии. Везде ополчения разогнали. Хорошо если не посадили. Кавказцев поставили перед выбором: если хочешь воевать, воюй против России. За Россию воевать нельзя. Это незаконно. Я понимаю, что это как раз достаточно спорная вещь. Но еще раз повторяю, что если бы в 2001 году не разоружили вооруженное осетинское ополчение, то Беслана бы не было. Потому что этот «Газик» просто элементарно не пустили бы люди, которые охраняли границу. Сами полегли, но расстреляли бы. Второе, даже если бы этот «Газик» чудом проскочил, ополченцы ворвались бы в школу немедленно. Это была бы отработанная процедура принятия решения, которое не может позволить себе централизованное МВД. Да, была бы стрельба. Была бы бойня, погибли бы десятки детей. Их, может быть, потом проклинали бы этих ополченцев, но они бы ворвались в школу сразу, потому что, почему во времена Шамиля нельзя было захватить заложников. Как можно захватить заложников, как можно успеть чего-то над ними развесить, если половина, треть, четверть взрослого населения города официально вооружена. Здесь же вообще некоторая элементарная вещь. Спросите любого эксперта, почему идут в ваххабиты. Потому что безработица и коррупция. А ваххабитам сто долларов платят. Дают и еще круто, ты мужик, у тебя оружие. Дайте мужику те же самые сто долларов, тот же самый автомат. Сами боитесь дать, просто позвольте человеку, верному России бандиту, верному России дать эти сто долларов и дать автомат. Он сам все купит. И самое главное, говорят, вооруженные отряды самообороны не существуют в современных демократических странах, и это разрушает государство. Неправда, свободные вооруженные граждане всегда были основой и истоком демократии. Если народные ополчения, если национальные гвардии перестали быть реальной силой в западных странах, это не потому, что они противоречат духу свободы. А потому что граждане этих стран слишком ленивы и богаты, чтобы воевать самим. На самом деле единственный режим, который несовместим с народными ополчениями это тоталитаризм. Это только там тоталитарное государство считает, что лучше ему погибнуть от врага, чем вооружить собственных граждан. Вот два простых рецепта, которые даже не связаны с тем, что надо было правильно вести переговоры, надо было правильно выставить оцепление, надо было действовать не так, искоренять коррупцию, руководить правильно спецназом и так далее. Вот две простые меры, которые бы сделали Беслан невозможным. Это перекрыть границу между Ингушетией и Осетией и создавать отряды самообороны из людей, которые готовы защищать свою родину не только потому, что Россия ее не защищает, а просто потому, что эти люди живут на Кавказе и эти люди должны себя вести так, как принято себя вести на Кавказе. Юлия Латынина, «Код доступа» («Эхо Москвы»)