15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Ясно)
86 %
4 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Мальчик раздора
13.09.2005
20:12
Мальчик раздора

Прошлогодний кошмар продолжился для бывшего бесланского заложника 8-летнего Борика Рубаева. Родители мальчика погибли в школе №1. А самого малыша до сих пор усиленно делят любящие его родственники по материнской и отцовской линии. 2 сентября с.г., как раз в годовщину трагических событий, судебные приставы вместе с милицией провели силовую операцию по изъятию ребенка из дома его родной тетки Валентины Останий, чтобы передать на руки бабушке и дедушке.

Напомним, что родители Борика Рубаева разошлись, когда мальчик был двухлетним крохой. Отношения Артур Рубаев и Елена Останий не поддерживали. Мать ребенка Лена много работала, Борика воспитывала ее родная сестра Валентина. «Соседи даже думали, что это мой собственный поздний сын», — уверяет Валентина Останий.
1 сентября 2004 г. тетя Валя вместе с мамой Леной провожали Борика в первый класс бесланской школы. На праздник пришел и отец мальчика. Там, в разрушенной школе, Лена с Артуром навсегда и остались — погибли во время штурма.
Из всей семьи выжили только тетя Валя и Борик. Оба они официально признаны заложниками. Но пока тетя Валя лечилась от потрясений и хоронила Лену, бабушка и дедушка Рубаевы оформили опекунство на внука, руководствуясь, впрочем, весьма благими помыслами. «На Кавказе осиротевшего мужчину должны воспитывать родственники со стороны отца, это закон, — объяснял «МК» дедушка Бек-Мурза Рубаев. — К тому же Борис носит нашу фамилию, и в доме русских Останий ему делать нечего».
Ровно год длились судебные тяжбы Останий и Рубаевых. В итоге Верховный суд республики Северная Осетия—Алания постановил: оставить мальчика у бабушки с дедушкой. Мнение ребенка, которому еще нет 10 лет, естественно, никто не учитывал. В начале лета отчаявшаяся тетя Валя просто «похитила» племянника и отправила к дальней родне. Следующие три месяца она вместе с младшей сестрой Татьяной пыталась усыновить Борика, но в итоге им и это не разрешили.
— Мы не хотели бы забирать внука насильно, но другого выхода, как видно, у нас нет, — в свою очередь возмущается бабушка Лида Рубаева. — Начался новый учебный год, Борик идет во второй класс. А эта тетя Валя, пряча от нас мальчишку, мешает учебному процессу. Разве так можно?
С утра 2 сентября около подъезда дома Останий в Беслане дежурили «скорые». Валерьянка потребовалась всем: и истцам в лице стариков Рубаевых, и ответчице тете Вале. Даже милиция не могла равнодушно наблюдать, как два судебных пристава пытаются скрутить визжащего и брыкающегося ребенка.
Вокруг толпились соседи: «Может, хватит издеваться над ребенком? Видите, до чего парнишку довела ваша любовь?» — вздыхал народ.
«Пожалуйста, дяди милиционеры, не трогайте меня, я никуда от тети не пойду», — рыдал несчастный ребенок. В конце концов Борик спрятался от приставов под кровать. С недавних пор, как рассказывает тетка, при малейшей опасности он бросается туда и отказывается вылезать.
— Сердце кровью обливается, — вздохнула Валентина Останий. — Но мне сказали, что за каждый просроченный день, который Борик проведет в моем доме, я должна буду платить штраф государству — 20 тысяч рублей. Зачем я только выжила в этом кошмаре год назад!
Легко «конфисковать» из дома шкаф или кровать. Но попробуй погоняться несколько часов за упирающимся ребенком — у судебных приставов сердца ведь тоже не железные.
— В результате приставы выпили успокоительное и написали мне бумагу, что пока не могут забрать Борика, потому что он сам этого не хочет, — говорит тетя Валя. — Я не знаю, что будет дальше — большой юридической силы эта расписка, наверное, не имеет. А Борик так обрадовался, когда все от нас ушли, что даже вылез из-под кровати… Московский комсомолец