15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Дождь)
100 %
1 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Московские шахидки взорвались в Беслане
20.04.2005
13:08
Московские шахидки взорвались в Беслане

В Верховном суде Северной Осетии прошли предварительные слушания по делу Нурпаши Кулаева — единственного оставшегося в живых террориста, участвовавшего в захвате бесланской школы #1. Вчера же один из представителей гособвинения, замгенпрокурора РФ Николай Шепель назвал имена шахидок, участвовавших в этом теракте. Ими оказались Марьям Табурова и Роза Нагаева, находившиеся в розыске после прошлогодних терактов в Москве.

Здание Верховного суда республики было оцеплено тройным кольцом милиции. Подобные кордоны у Верховного суда наблюдались всего однажды — зимой 2001 года, когда с президентской гонки снимали соперника Александра Дзасохова Сергея Хетагурова. Но если тогда милиционеры сдерживали митингующих, то сейчас они со скучающим видом косились на журналистов, которые умудрились просочиться сквозь милицейский заслон.
Ждали представителей прокуратуры, в частности замгенпрокурора Николая Шепеля. Посреди затянувшегося ожидания судебные приставы объявили, что можно зайти в здание суда и «сделать пару кадров». Правда, предупредили, что снимать можно будет только пустой зал заседаний на первом этаже. После процедуры тщательнейшего досмотра фотокорреспонденты и телеоператоры со всех ракурсов отсняли пустую клетку и снова оказались на улице.
Через некоторое время появился долгожданный Николай Шепель. Однако запечатлеть момент его появления никто не успел — настолько стремительно замгенпрокурора проследовал в суд. Точно так же поступил и председатель Верховного суда Осетии Тамерлан Агузаров. Примерно через час он появился в дверях суда. Не обращая внимания на журналистов, господин Агузаров стремительно проследовал мимо них. «Значит, все закончилось»,— заключил кто-то. Операторы бросились к задним воротам, чтобы снять выезжающий из них автобус с обвиняемым Кулаевым, но тут появился тот же пристав, который раньше приглашал всех в пустой зал. Он объявил, что «сейчас будет пресс-конференция для журналистов, только все не поместятся». Журналисты бросились внутрь здания, и приставу стоило больших усилий всех успокоить и предотвратить давку. В итоге пустили всех.
В зале представителей СМИ встретил Николай Шепель, стоявший на фоне разложенных стопками 105 томов уголовного дела Нурпаши Кулаева. Господин Шепель начал с рассказа о том, что молекулярно-генетическая экспертиза наконец-то установила личности обеих шахидок, принимавших участие в захвате школы. Ими оказались уроженки Чечни Роза Нагаева и Марьям Табурова.
Стоит напомнить, что обе женщины находились в розыске после прошлогодних московских терактов — взрывов двух самолетов 25 августа и подрыва смертницы у станции метро «Рижская» 31 августа. Как установило следствие, самолеты взорвали террористки Аманат Нагаева и Сацита Джебирханова. Предполагалось, что в день теракта они прибыли в Москву вместе с двумя сообщницами — Марьям Табуровой и родной сестрой Аманат Нагаевой Розой. При этом сыщики были почти уверены, что именно Роза через несколько дней взорвала себя на «Рижской». Однако позже анализ ДНК показал, что смертницей была какая-то другая шахидка (ее личность до сих пор не установлена), следы же Розы Нагаевой и Марьям Табуровой затерялись. Теперь они нашлись.
Что касается прошедших предварительных слушаний, то на них, по словам господина Шепеля, был определен состав участников процесса. Председательствовать будет председатель Верховного суда Тамерлан Агузаров, защитником останется назначенный адвокат Умарбек Сикоев, а обвинение представит группа гособвинителей. «Она состоит из трех человек,— пояснил замгенпрокурора.— Это старший следователь Мария Семисынова, заместитель прокурора Северной Осетии (Алании) Аслан Черчесов и я. Сам процесс будет не из простых. Только потерпевших 1343, и каждый должен принять участие в судебных заседаниях». Их начало назначено на 17 мая.
На вопрос, признал ли подсудимый Кулаев свою вину, Николай Шепель ответил, что «он дает показания, другое дело, что не совсем откровенные». Например, «признает себя виновным, но не признает, что убивал». По поводу меры наказания подсудимому господин Шепель заявил, что обвинение ее пока «не обозначает, об этом скажет судья в конце процесса». Впрочем, другой заместитель генпрокурора РФ, Владимир Колесников, дал вчера более четкий ответ на тот же вопрос. «Прокуратура,— заявил господин Колесников,— будет отстаивать интересы закона, а он предусматривает в данном случае пожизненное тюремное заключение».
По информации источников в суде, вчера обвиняемый потребовал переводчика с русского на чеченский, однако в этом ему было отказано. Суд решил, что Нурпаши Кулаев в достаточной мере владеет русским языком, поскольку «имеет аттестат о среднем образовании, выданный школой, обучение в которой проводилось на русском языке». Ходатайство о суде присяжных на предварительном слушании заявлено не было. Заур Фарниев, «Коммерсант»