15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
26°
(Облачно)
36 %
6 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Без человечности в медицине делать нечего – Аскер Дзилихов
19.06.2022
13:37
1 332
Без человечности в медицине делать нечего – Аскер Дзилихов

19 июня в России отмечается День медицинского работника. Аскер Дзилихов, анестезиолог-реаниматолог Бесланского медицинского многопрофильного центра не просто высококвалифицированный специалист и хороший врач – он настоящий профессионал, который помогает больным и делом, и словом, и добрым отношением. Действительно редкое сочетание качеств и достаточно редкая профессия сошлись в одном человеке.

Аскеру Дзилихову 32 года. В 2013 году он с отличием окончил СОГМА, затем интернатуру по специальности «терапия», после была ординатура по специальности «анестезиология-реаниматология».

Уже шесть лет молодой специалист работает в отделении реанимации многопрофильного медицинского центра в Беслане и в роддоме РКБ. Его имя облетело все республиканские и федеральные СМИ в прошлом году, когда Аскер Амурович спас выпавшего из окна на пятом этаже ребенка – он был одним из первых кто побежал к распластанной на земле девочке и смог завести остановившееся сердце. Трехлетняя малышка осталась жива.

Многие будущие медики при выборе специализации с опаской обходят реаниматологию. Их можно понять: это работа с самыми тяжелыми пациентами, на передовой. Когда твои знания и опыт нужны здесь и сейчас, экстренно, и ошибки недопустимы. Колоссальная ответственность. И все это – ну что скрывать? – за весьма скромную заработную плату, которую государство определило медикам.

– Расскажите, как лежал ваш путь в медицину и дальше – как пришли в анестезиологию-реаниматологию, которая традиционно считается одной из самых непростых специальностей?

– Особых размышлений на тему «кем стать» не было, потому что у меня всю жизнь перед глазами был пример моей бабушки. Она была прекрасным врачом. Я всегда хотел быть только медиком. А анестезиологию-реаниматологию выбрал потому что это уникальная специальность. Самые тяжелые пациенты – наши, ты должен идеально знать базис, уметь принимать быстрые решения. Были, конечно, муки выбора – но в последний момент решил стать анестезиологом-реаниматологом.

– Есть мнение, что пандемия и опыт борьбы с коронавирусом дали толчок для развития именно вашей специальности. Это так?

– Я бы не согласился с этим высказыванием. Да, к сожалению, пандемия показала значимость нашей специальности. И хотя мы оказываем помощь самым тяжелым пациентам, в нашей стране почему-то анестезиолог-реаниматолог чуть-чуть в тени других врачей – о нас так много не говорят, нашу работу не видно. Отделение реанимации закрыто, тяжелая, непростая работа проводится в операционной, куда также никто не попадает.

– Вы работали с ковидными пациентами?

– С самого начала пандемии я работал в «чистой» зоне – поскольку остальные больницы были перепрофилированы под ковидные госпитали, Бесланский многопрофильный центр тогда принимал экстренных больных со всей республики. После работал и в «красной» зоне. Вспоминать эти времена тяжело, потому что процент смертности был высокий, пациентов было много, а вопросов как правильно оказывать им помощь поначалу – еще больше. Проведение искусственной вентиляции легких больным с коронавирусом, к примеру, отличается от работы с типичными пневмониями. Нарабатывали свой опыт, делились им с коллегами, вчитывались в клинические рекомендации Минздрава.

– Как думаете, без каких качеств ни в коем случае нельзя идти в медицину?

– Наверное, без любви к людям, человечности в глобальном смысле этого слова, ну и без ума, как это ни банально звучит. Дуракам однозначно не место в нашей профессии. Нужно попросить в Изумрудном городе ума, а потом идти в медицину, я так и сделал (улыбается).
– Одним из самых главных мифов об анестезии является миф об опасности наркоза. Какие еще слухи доводилось развенчивать?

– Многие искренне полагают, что после наркоза выпадают волосы, ухудшается память, что наркоз забирает 10 лет жизни… Скорее, это мы добавляем жизни человеку. На самом деле, бояться не стоит. Хотя, конечно, при оперативном вмешательстве риски есть всегда – и анафилактические, и операционные, но все же современный наркоз максимально безопасен для пациента.

– Хороший врач должен учиться всю жизнь – это действительно так?

– Врач должен учиться постоянно, особенно хороший. В нашей профессии стремление к развитию закладывается еще на этапе учебы. Во главе с нашим заведующим реанимацией Денисом Петровичем Доевым мы постоянно обучаемся новому, знакомимся с новыми технологиями. Недаром наше отделение считается одним из лучших на Северном Кавказе.

Медицина не статична, это постоянно развивающаяся наука. Необходимо каждый день узнавать что-то, читать, знакомиться с новыми исследованиями и рекомендациями.

– Что читают современные врачи?

– В первую очередь, клинические рекомендации, которые постоянно меняются, помимо этого – множество медицинских статей, как зарубежных, так и российских авторов. Иногда я возвращаюсь просто к основам и становится интересно перечитать учебники по физиологии. Плюс немалую часть времени уделяю изучению новых технологий – помимо наркоза, профессия предполагает безупречное владение ИВЛ, аппаратом искусственного кровообращения во время кардиохирургических операций, аппаратами детоксикации и т.д. В медицине уровень знаний напрямую зависит от количества прочитанных книг.

– Можете дать совет людям, которые только планируют связать свою жизнь с медициной?

– Удачи и сил. Нужно понимать, что процесс обучения будет долгим и непростым. По моим наблюдениям, далеко не все, кто поступают в медицинские вузы, становятся врачами. Это нормально. Вместе с тем если есть желание, стремление – нужно пробовать, при этом трезво оценивать предстоящий путь и понимать, что будет очень непросто.

Когда я учился работать на аппарате искусственного кровообращения в Астрахани, первую неделю каждую ночь просыпался в холодном поту и с мыслями, что что-то сделал не так и навредил больному. Вторую неделю учебы просыпался через день, третью неделю – раза два. Ты учишься жить с ответственностью за жизнь другого человека.

-Случай, когда вы оказались рядом с выпавшей из окна маленькой девочкой и спасли ее, прогремел на всю страну. Как думаете, насколько важно умение оказывать первую помощь для людей далеких от медицины?

– Очень важно, безусловно. За рубежом это называется парамедицина. Англия даже выпустила социальный ролик с Винни Джонсом о том, как оказывать реанимационные мероприятия, и спустя какое-то время эту социальную рекламу досняли с участием новых лиц. Один ряд людей сидел- это были те, кого спасли благодаря этому ролику, другие стояли – те, кто спасал. Что же касается этого случая – любой врач, окажись на моем месте, смог бы оказать первую помощь.

– Случаются ли минуты, когда жалеете о выбранной профессии?

– Конечно, да. Наверное, вы думали, что я отвечу «нет», но это не так. Отношение к врачам в нашей стране – начиная от оплаты труда и заканчивая отношением некоторых пациентов оставляет желать лучшего. Люди пытаются что-то требовать, не понимают, что я всегда на стороне пациента и делаю все возможное и даже немного больше.

Записала Ольга 15-Датиева