15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Ясно)
49 %
4 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Охрана президента путается в показаниях
27.10.2006
15:21
Охрана президента путается в показаниях

На заседании суда по делу бывших руководителей Правобережного РОВД, обвиняемых в преступной халатности, приведшей к беспрепятственному захвату боевиками школы #1, стороны пытались выяснить, кто решил снять посты ГИБДД от бесланских школ и направить их на федеральную трассу «Кавказ», по которой должен был проехать кортеж тогдашнего президента Северной Осетии Александра Дзасохова.

Первым суд вызвал на допрос бывшего командира взвода сопровождения ГИБДД Юрия Едзоева. Он рассказал, что в его обязанности входило сопровождение «охраняемых лиц», к которым, со слов свидетеля, относятся «только три человека на Северном Кавказе».

— Это полпред, президент Чечни и председатель госсовета Дагестана,— пояснил свидетель.— Наш взвод был предназначен для случая, если они или кто-либо из высшего руководства страны прибудет в Северную Осетию.

Сразу же после этого господин Едзоев показал, что, несмотря на столь специфичную роль его подразделения, оно занималось и чуть ли не ежедневным сопровождением главы Северной Осетии Александра Дзасохова в его поездках, как по республике, так и за ее пределы. А 1 сентября 2004 года в восемь утра Юрию Едзоеву позвонил замначальника охраны президента Казбек Хугаев и сообщил, что «президент выезжает открывать школы во Владикавказе, а затем едет в Горно-металлургический институт».

— Хугаев попросил меня обеспечить сопровождение,— рассказывал свидетель.— Я созвонился со своим начальством и получил на это добро.

На вопрос гособвинителя Олега Рамонова о том, говорил ли ему господин Хугаев о «поездке Дзасохова в Кабардино-Балкарию» (по мнению потерпевших, именно из-за этой поездки были сняты посты ГИБДД со школ), свидетель Едзоев, немного подумав, ответил, что не помнит.

— А вы помните свои показания, которые давали на предварительном следствии? — поинтересовался гособвинитель Рамонов.

— Нет, у меня тогда стресс был,— попытался ответить свидетель, но его слова утонули в возмущенных выкриках потерпевших. Призвав зал к порядку, судья Валерий Бесолов огласил показания свидетеля Юрия Едзоева, данные им на предварительном следствии. Из них следовало, что Казбек Хугаев ясно дал понять свидетелю Едзоеву, что 1 сентября после посещения школы и института «президент поедет в КБР».

— Почему вы выполнили это поручение, если Хугаев не ваш начальник, а Дзасохов не охраняемое вами лицо? — поинтересовался адвокат подсудимого Мирослава Айдарова (бывший начальник Правобережного РОВД.— Ъ) Юрий Багаев.

— На этот вопрос я ответить не могу,— чуть подумав, сказал свидетель Едзоев.

Казбек Хугаев, который в сентябре 2004 года был заместителем начальника отдела охраны объектов органов власти, рассказал, что 1 сентября президент Северной Осетии в восемь часов выехал на открытие школы в одном из районов Владикавказа, а оттуда направился в Беслан.

— Вы в этот день созванивались с Едзоевым по поводу сопровождения? — спросил у свидетеля прокурор Рамонов.

— Никак нет,— не задумываясь ответил господин Хугаев.

Как оказалось, свидетель Хугаев был уверен, что Александр Дзасохов имеет право на спецсопровождение, поэтому не видел ничего предосудительного в использовании соответствующего взвода ГИБДД.

Гособвинение заявило ходатайство о проведении в суде очной ставки свидетелей. Судья не стал возражать, и Юрий Едзоев снова заявил, что утром 1 сентября ему звонил лично Казбек Хугаев с просьбой предоставить спецсопровождение президенту «сначала по Владикавказу, а затем в Кабардино-Балкарию».

— Я ему не звонил,— парировал свидетель Хугаев.— И президент никуда не собирался ехать!

— Скажите, свидетель,— обратилась к господину Хугаеву одна из потерпевших.— У вас дети есть?

— Да,— немного растерялся свидетель.

— А почему ты хотя бы их не стесняешься? Почему ты его выгораживаешь, а не себя? — чуть не закричала женщина, имея в виду бывшего президента Северной Осетии.— Ваша честь, так кто же из них лжет?!

Потерпевшая Мзия Кочишвили вскочила со своего места и бросилась к свидетелю.

— Бессовестный! — кричала она по-осетински.— Лица на тебе нет! Сколько же можно нам врать!

От переизбытка эмоций женщина плюнула в свидетеля. Судья Бесолов тут же объявил короткий перерыв, после которого потерпевшие уже не проявляли эмоций. Однако даже несмотря на это, после допроса свидетель Хугаев отсел от них на почтительное расстояние. Заур Фарниев, «Коммерсант»