15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-1°
(Дождь)
100 %
2 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Реформы по-кавказски
15.01.2005
20:50
Реформы по-кавказски

Год назад самые большие надежды торжество демократии на постсоветском пространстве связывались с Грузией. Сегодня молодой президент пытается возродить страну, но деньги для этого дает махинатор Бадри Патаркацишвили.

Подождите неумеренно восторгаться при виде толпы борцов за демократию на улицах Киева — оглянитесь сначала по сторонам. Год назад, в тысяче миль отсюда — в Республике Грузия — возникло такое же «’народное» движение. Результаты этих событий способны обескуражить любого, кто считает, что на просторах бывшей советской империи вот-вот воцарится процветание и открытость.
Запад не уставал восхищаться бескровным государственным переворотом в Грузии — ‘революцией роз’: красивый молодой лидер по имени Михаил Саакашвили, получивший образование в США, при поддержке международного ‘демократического лобби’ и американской помощи (по объему на душу населения она занимает второе место среди осуществляемых США программ поддержки иностранных государств) поднимет факел свободы в томящемся во мраке регионе мира — на Кавказе. Чтобы помочь ему, из России на родину вернулся богач-оригинал, намеренный расчистить экономические ‘авгиевы конюшни’ Грузии за счет радикальной приватизации.
Все это звучит слишком красиво, чтобы быть правдой. Сегодня, в первую годовщину революции, Грузия не вдыхает аромат роз, а лишь колется их шипами. По дороге из аэропорта в столицу страны Тбилиси снуют ржавые советские ‘Лады’, лавируя между зияющими выбоинами; горожане наслаждаются каждым часом, когда в их дома подают электричество, отопление и воду. Приватизация сводится к попыткам перераспределения существующих активов между могущественными властными группировками. Если эта страна с пятимиллионным населением и распахнула дверь навстречу процветанию, то войти в эту дверь пока рискнул лишь один человек — авантюрист Бадри Патаркацишвили.
В свой 51 год Бадри (его чуть ли не все называют по имени) — пышноусый спекулянт с репутацией человека, умеющего ‘делать дела’. Он успешно действовал в последние годы существования режима Шеварднадзе — как раз в то время, когда Саакашвили, тогдашний министр юстиции, выражал озабоченность засильем ‘бандитского, олигархического капитала’. Но это было только начало причудливого ‘вальса’ этой странной парочки — подающей надежды юной грузинской демократии и ее ‘папаши Уорбакса’ (персонаж популярного американского комикса ‘Сиротка Энни’ — миллиардер, сторонник крайнего индивидуализма — прим. перев.) с подмоченной репутацией. Бадри, гордящийся тем, что вырос в бедной еврейской семье в Тбилиси — в советские времена он еще подростком начал работать в автомастерской — использовал свои связи с российскими олигархами, чтобы сколотить такое состояние, что и реформаторская власть не может к нему не прислушиваться.
Эти связи в России он установил еще в 1990-е, когда Бадри стал деловым партнером магната автопромышленности Бориса Березовского, а затем и Романа Абрамовича — в 1997 г. он участвовал в приватизации нефтяной компании ‘Сибнефть’ (Березовский приобрел ее за 100 миллионов долларов, но, как выяснилось в дальнейшем, ее реальная стоимость исчислялась миллиардами). Вскоре после этого Абрамович доверил Бадри управление своим пакетом акций компании ‘Российский алюминий’ стоимостью в 3 миллиарда долларов.
В 2000 г. Бадри вновь объявился в Тбилиси — он был в бегах. Незадолго до этого российский президент Владимир Путин лишил Бадри и Березовского ‘особого доступа’ в Кремль, которым они с немалой выгодой пользовались во времена Бориса Ельцина. Березовский укрылся в Лондоне. Бадри же, как объясняет посол США в Грузии Ричард Майлз ‘больше уже некуда было податься’. Через несколько месяцев после того, как Бадри обосновался в Тбилиси, российская генеральная прокуратура заочно предъявила ему и Березовскому обвинения в мошенничестве и хищениях на сумму в 13 миллионов долларов из фондов ‘Автоваза’ — крупнейшего автозавода России. Оба отвергают эти обвинения.
Березовский постоянно находится поблизости. В декабре прошлого года грузинские пограничники просто ‘не заметили’ Березовского, когда тот под псевдонимом и с британским паспортом прилетел в Тбилиси в гости к Бадри и его жене.
В 2002 г. Бадри удалось приобрести знаменитое административное здание — Дворец бракосочетаний, служивший в советское время своеобразным светским эквивалентом собора, где проводились торжественные церемонии вступления в брак — и переделать его в личный особняк. Новый тбилисский магнат создал плацдарм и в грузинском медийном бизнесе, купив фирму, обладавшую лицензией на телевещание — которую, как утверждает Геннадий Учумбегашвили, директор организации ‘Internews Georgia’, борющейся за расширение круга владельцев СМИ, по грузинскому законодательству можно было отозвать, поскольку компания больше года не вела никаких передач.
В этом отсталом регионе влиятельные дельцы уже не первое десятилетие в открытую осуществляют свои махинации, вот только при Саакашвили такого в Грузии по идее не должно происходить. Тридцатишестилетний президент учился в Колумбийском университете и работал в адвокатской конторе на Манхэттене. Одно время его наставником был неугомонный миллиардер Джордж Сорос (George Soros), который, как сообщается, вложил в президентскую предвыборную кампанию Саакашвили и последовавший за ней ‘народный’ переворот (так в тексте. На самом деле Саакашвили баллотировался в президенты на внеочередных выборах уже после свержения Шеварднадзе — прим. перев.) 42 миллиона долларов (имея достаточно 20— или 50-долларовых банкнот нетрудно вывести толпы грузин на улицы с транспарантами).
И действительно, Саакашвили и его ‘детсадовский кабинет’ — треть министров моложе 35 лет — производят впечатление обновленной власти: они привлекли внимание СМИ, отдав под суд горстку коррумпированных чиновников и разобравшись с повсеместным взяточничеством в полиции. ‘Мы не только провели громкие процессы, но и изменили саму роль (коррупции) в обществе, — заявил Саакашвили в одном из интервью. — Теперь мы сосредоточиваем внимание на экономике’.
Ему надо выполнять обещание о том, что к 2007 г. реальный экономический рост в стране достигнет 11 % (за 2004 г. он, как ожидается, составит 6%). Десятипроцентная инфляция сводит на нет увеличение пенсий (они составляют 8 долларов в месяц). Конечно, на торги выставлено почти 400 предприятий, в том числе порты и электростанции, но доходы государства от приватизации, как ожидается, составят не более 500 миллионов долларов, да и желающих купить эти фирмы находится немного.
Западная пресса сообщает, что дело взял в свои руки Каха Бендукидзе — до того как стать ‘царем’ грузинской приватизации, он руководил крупнейшим в России заводом тяжелого машиностроения (и до сих пор сохранил российское гражданство). Приехав в Грузию в июне, Бендукидзе — полный, задумчивый человек, имеющий привычку надолго закрывать глаза во время разговора — заявил иностранным инвесторам: ‘Продать можно все, кроме совести’. Но может быть ему стоит получше рекламировать свой товар. А то недавно он дал понять потенциальным покупателям из США и Британии, что большинство имеющихся в стране активов недорого стоят.
Кроме того, на деле в грузинской экономике царит плутовство, более подходящее для персонажей вроде Бадри. Как сообщается в докладе Международного валютного фонда, распространенном в 2004 г., 3% доходов грузинских корпораций уходит на взятки чиновникам (в России эта цифра вдвое меньше). В рейтинге уровня коррупции, составленном организацией ‘Transparency International’ Грузия занимает 128 место из 133 стран, где проводилось исследование.
Половина населения Грузии живет за чертой бедности. Суды подстраиваются под политические веяния. Случаются и похищения людей за выкуп. В 2003 г. фирма ‘AES Corp.’, истратив за четыре года 275 миллионов долларов на модернизацию тбилисской электрораспределительной сети, прекратила операции в Грузии: финансовый директор ее филиала в этой стране был убит после повышения тарифов на электроэнергию. ‘Существующие здесь условия заставляют [потенциальных] западных инвесторов трижды задуматься, прежде чем что-то делать — и каждый раз надолго’, — говорит С. Эндерс Уимбуш (S. Enders Wimbush), председатель Американо-грузинского совета по бизнесу (America-Georgia Business Council) и бывший директор мюнхенского Радио ‘Свобода’.
Тем не менее Бадри чувствует себя здесь как рыба в воде. В 2000-2003 гг., до прихода Саакашвили к власти, он израсходовал десятки миллионов долларов на скупку самых различных грузинских активов — среди них профессиональный футбольный клуб, торговый центр, контрольный пакет акций фирмы по производству минеральной воды ‘Боржоми’, черноморский санаторий и как минимум одно казино. В 2002 г., когда политическая обстановка в Грузии накалилась, Бадри начал объединять газеты и телестанции в рамках своего медиа-холдинга ‘Imedi’, пробуждая воспоминания о тех временах, когда, на посту главы принадлежащей Березовскому московской телекомпании ‘ТВ-6’, он помогал последнему оказывать давление на политических противников.
‘Imedia’ обладает достаточно мощными теле— и радиопередатчиками, чтобы заглушать вещание конкурирующих каналов, действующих на соседних частотах. ‘Конкуренты считают, что мощные передатчики были установлены намеренно — чтобы создавать им технические проблемы. Обиженные регулярно обращаются в Национальную комиссию по регулированию деятельности в сфере связи, но пока не добились удовлетворения своих жалоб’, — отмечается в аналитическом докладе, подготовленном на средства Еврокомиссии. Сегодня Бадри готовится принять участие в предстоящей приватизации телекоммуникационных компаний.
Впрочем, Бадри любит поиграть в радетеля народного блага. Он выложил 2,25 миллионов долларов, чтобы профинансировать 80% расходов на участие олимпийской сборной Грузии в афинских Играх и выплатил золотым медалистам приз в 100000 долларов (Грузия завоевала две золотых медали). Кроме того, в холодном январе 2004 г. он предоставил тбилисской мэрии займ в размере 1 миллиона долларов сроком на 3 года (под 5% годовых) для оплаты поставок российского природного газа.
Последняя сделка Бадри: он намерен в течение 6 лет вложить миллиард долларов в расширение крупнейшего нефтяного порта Грузии — в городке Кулеви на берегу Черного моря.
Сооружение нового нефтяного терминала в столь бедной стране может показаться настоящим подвигом. ‘Для успешного завершения строительства будет сделано все возможное’, — заявил президент на церемонии по случаю вложения первых 150 миллионов долларов в строительство терминала в Кулеви. Позднее он пообещал внимательно следить, чтобы Бадри не одолевали налоговые инспекторы.
Бадри и Саакашвили объединяет недовольство Кремлем, который отказывается закрыть российские военные базы в Грузии — когда-то именно здесь родился Иосиф Сталин, но в 1991 г. она стала суверенным государством.
Кроме того, Россия покровительствует двум сепаратистским республикам на севере Грузии — Абхазии и Южной Осетии — где процветает контрабанда и постоянно происходят вооруженные столкновения. По данным исследования, проведенного в 2004 г. Центром по изучению транснациональной преступности и коррупции (Transnational Crime & Corruption Center), за 2002 г. при попытке незаконного перехода границы с Абхазией было задержано 800 человек, пытавшихся переправить в Грузию в общей сложности 55000 патронов, 19 килограмм взрывчатки и 10 килограмм наркотиков. Российские ‘миротворцы’ в Южной Осетии (недалеко от города Беслан, где прошлой осенью произошло массовое убийство школьников) за взятку в 10 долларов ежедневно пропускают через границу по 150 небольших грузовиков, везущих в Тбилиси контрабандные сигареты, пшеницу и топливо на сумму в 100 миллионов долларов в год.
Несмотря на существование этих зон нестабильности — а может быть, как раз из-за этого — США оказывают крошечной Грузии щедрую финансовую помощь: за последние десять лет они израсходовали на эти цели 1,3 миллиарда долларов. Кроме того, американское правительство выделило еще 64 миллиона на подготовку и оснащение 2000 грузинских пограничников и создание антитеррористических подразделений (некоторые из них оттачивают мастерство в послевоенном Ираке). Через грузинские порты переправляется в Афганистан американское военное снаряжение.
Грузия играет ключевую роль в планах администрации Буша по диверсификации экспорта энергоносителей, чтобы ликвидировать зависимость от ближневосточных поставок. Начиная с 2005 г. каспийская нефть из Азербайджана пойдет на Запад через Грузию (минуя Россию), а затем через турецкий порт на Средиземном море. К 2007 г. консорциум, возглавляемый ‘BP’ (среди других его участников — ‘Unocal’ и ‘Conoco Phillips’) выведет на проектную мощность самый длинный в мире нефтепровод протяженностью в 1100 миль и стоимостью в 3,2 миллиарда долларов: его пропускная способность составит миллион баррелей в день. Большой плюс: плата за транзит по этому нефтепроводу (планируется, что он будет функционировать в течение 40 лет) ежегодно будет составлять 50 миллионов долларов, или 6% нынешнего ВВП Грузии.
Но есть и небольшая проблема: нефтепровод проходит через заповедный горный район Боржоми, и любая утечка нефти способна отразиться на качестве и репутации третьего по значению экспортного товара Грузии — минеральной воды ‘Боржоми’, которую тбилисцы и москвичи любят не меньше, чем парижане — свой ‘Evian’: той самой воды, чье производство сегодня контролирует Бадри Патаркацишвили. В 2003 г. через ‘Salford’ — свою инвестиционную компанию в Лондоне (доля в которой принадлежит Березовскому) он приобрел пакет акций фирмы ‘Georgian Glass & Mineral Water Co.’ Согласно внутренним оценкам ‘Salford’, тот факт, что нефтепровод пройдет через эту зону, может обернуться убытками в 50 миллионов долларов из-за сокращения объема продаж.
Буквально через неделю после того, как ‘BP’ начала работы в Боржоме, министр экологии в правительстве Саакашвили распорядился прекратить строительство. В октябре обе стороны достигли компромисса, причем финансовые уступки со стороны ‘BP’ составили — вот так сюрприз! — не менее 50 миллионов долларов. ‘Существовали спорные вопросы, и в конечном итоге было выделено намного больше средств’, — заявляет Саакашвили, отрицая, что эта сделка была задумана специально, чтобы удовлетворить интересы Бадри. Официальная версия ‘BP’ состоит в том, что деньги пойдут на дополнительные эксплуатационные расходы и обеспечение безопасности, а также на финансирование социально-экономических программ. Неясно, какая роль в этих программах отводится компании по производству ‘Боржоми’, которая добывает воду из подземных источников.
Проект Бадри по развитию порта в Кулеви также непосредственно связан с нефтяными богатствами Каспия. Первая очередь терминала должна вступить в строй в конце 2005 г.: его ежедневная пропускная способность составит 200000 баррелей топлива и сырой нефти, которая будет доставляться с каспийского побережья по железной дороге. Если Кулеви сможет достичь показателя в 300000 баррелей, его пропускная способность превысит мощности двух крупнейших нефтяных портов страны — Батуми и Поти.
‘Большая часть сырой нефти пойдет по новому трубопроводу, и имеющиеся у нас мощности уже превышают спрос, — отмечает Джемал Инаишвили, бывший начальник потийского порта. — Реальные мотивы [строительства нового терминала — прим. перев.] мне неизвестны’.
Для Саакашвили одна из причин заключается в том, что Батуми, где расположен крупнейший в Грузии нефтяной терминал, находится на территории региона, долгое время не подчинявшегося центру, где в 2004 г. мятежники взорвали мосты и на неделю прервали экспортные поставки нефти. Кроме того, терминал в Кулеви, обладающий большей конкурентоспособностью, позволит оказать давление на частных владельцев батумского нефтяного терминала — британский консорциум, в 1995 г. купивший его за 14 миллионов долларов: сегодня эта сделка подвергается критике со стороны Тбилиси за то, что ценовое предложение консорциума — составлявшее, как утверждается, одну восьмую подлинной стоимости терминала — не соответствовало нынешнему грузинскому законодательству. Представители консорциума в Батуми заявляют, что соблюдали действовавшие на тот момент законы.
Какова же конечная цель Бадри? Отчасти — затруднить России применение ее главного оружия — поставок энергоносителей — в регионах, где она сталкивается с экономической конкуренцией. В какой-то степени Грузия все еще зависит от российской энергии: в 2003 г. контролируемая Кремлем электроэнергетическая монополия РАО ‘ЕЭС России’ приобрела контрольный пакет компании, снабжающей электричеством Тбилиси. Терминал в Кулеви по крайней мере станет для Румынии, Болгарии и Беларуси долгожданной альтернативой жесткой ценовой политике России в сфере топливного экспорта, утверждает Мамука Церетели, профессор на кафедре международных отношений вашингтонского Американского университета, проводивший консультации с грузинскими фирмами, относящимися к транспортному сектору.
(Правительства, вызвавшие гнев Путина, как правило сталкиваются с резким повышением цен или полным прекращением поставок: недавно это испытали на себе власти Беларуси и Литва). ‘При цене в 45-50 долларов за баррель это может сработать, но что будет, если она упадет до 20 долларов?’ — задается вопросом Церетели.
‘Должен признать, что эти инвестиции связаны с определенным риском, — заявил Бадри в интервью журналисту из собственной компании ‘Imedi TV’ в октябре 2004 г. — Однако моя позиция такова: если не мы, то кто?’
В том же духе высказались представители его фирмы ‘Salford’, отвечая на вопрос о странном благоволении к Бадри, проявленном в разгар антикоррупционной кампании нового президента. ‘Важно то, что он крупнейший инвестор в Грузии’, — заметил его партнер в Тбилиси (сам Бадри, несмотря на неоднократные просьбы, отказался дать нам интервью).
Но можно ведь поставить вопрос и по-другому: если один человек — скажем прямо, если этот человек — имеет такой доступ к богатствам новой Грузии, кто еще захочет вкладывать туда деньги? Со своей стороны, Саакашвили говорит, что понимает, насколько важна хорошая репутация для привлечения инвестиций в Грузию. В беседе с нами он заявил: ‘Мы хотим, чтобы все (вложенные — прим. перев.) деньги были чистыми’. «Forbes», США