15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Ясно)
93 %
0 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Российских миротворцев просят замениться
16.02.2006
09:59
Российских миротворцев просят замениться

Парламент Грузии вчера принял постановление, в котором обвинил Россию в аннексии своей территории и поручил правительству разработать мандат для замены российских миротворцев военнослужащими других стран. Депутаты готовили более жесткое постановление — о выводе российских миротворцев, но вынуждены были пойти навстречу президенту Михаилу Саакашвили. Проект постановления парламента Грузии изначально планировался как окончательный документ, принятый этим законодательным органом в отношении присутствия российских миротворцев. Парламентское большинство неоднократно заявляло, что будет требовать скорейшего вывода российских миротворцев. На бюро парламента, состоявшемся в минувший понедельник, сразу несколько министров говорили об угрозе безопасности Грузии со стороны России, имеющей в зоне конфликта свои военные подразделения. Парламент был практически единодушен в требованиях вывода российских миротворцев. Смутило всех только заявление министра иностранных дел Грузии Гелы Бежуашвили о том, что правительство продолжит консультации с Россией, какие бы решения ни принял парламент. В тот же вечер премьер-министр Грузии Зураб Ногаидели встретился с председателем парламента Нино Бурджанадзе и по итогам встречи заявил журналистам: «Что бы ни решил парламент, мы продолжим осуществление мирного плана президента». Учитывая, что в мирном плане урегулирования грузино-осетинского конфликта президента Михаила Саакашвили нет ни слова о выводе российских миротворцев, это заявление можно было трактовать как прямой намек депутатам на то, что исполнительная власть не готова идти на очередную конфронтацию с Россией. Свое слово в решении этого вопроса должен был сказать и президент Саакашвили, который во вторник выступил в парламенте с ежегодным отчетом. Но президент очень долго говорил о развитии курортов и привлечении иностранных инвестиций. Так долго, что стало ясно: дестабилизация обстановки в Южной Осетии никак не входит в планы президента, который только начал озвучивать первые экономические успехи своей команды. Впрочем, то, чего от него ждали, господин Саакашвили все же произнес. — Мы сегодня переходим на натовские стандарты,— сказал он.— У нас самая маленькая армия в регионе, но самая оснащенная и обученная. Эта армия ни для кого не представляет угрозы, кроме наших врагов. Помните, как бомбили нашу территорию во времена Шеварднадзе? Что-то я не слышал больше, что кто-то будет наносить превентивные удары. Потому что знают, что больше с рук им это не сойдет. Президент Саакашвили, которому аплодировал зал, имел в виду бомбардировки Панкисского ущелья Грузии, осуществленные в 2001 году российскими ВВС; российские власти тогда назвали это превентивными ударами по базам террористов. — Никогда у Грузии не было такого позитивного имиджа на международной арене,— продолжил президент Саакашвили.— Мы сейчас близки к НАТО как никогда. И сегодня мы делаем официальное заявление, мы подтверждаем нашу заявку на членство в НАТО! (Аплодисменты.— Ъ) Когда-то мы просили ввести войска НАТО на нашу территорию, теперь наши войска входят в НАТО,— пошутил президент, вслед за которым засмеялись и зааплодировали депутаты. И тут президент сказал то, чего от него не ждали: — Мы на правильном пути и близки к окончательной цели. Но в этих условиях нам требуется огромная осторожность. У нас опытное правительство, которое не примет скоропалительных шагов. Через несколько минут президент Саакашвили повторил свою мысль. Он сказал: — Идет аннексия нашей территории. И это не этнический конфликт, это территориальный раздел, связанный с дележом постсоветского пространства. Международное сообщество должно реагировать на эти имперские попытки. Сегодня весь мир вместе с нами. Но мы должны действовать предельно осторожно. К концу президентской речи, когда стало ясно, что в докладе нет ни слова о миротворцах, а призывов к осторожности, напротив, слишком много, особенно для такого импульсивного политика, как господин Саакашвили, в кулуарах парламента заговорили о том, что президенту Грузии, недавно вернувшемуся из Европы, партнеры на Западе не рекомендовали принимать какие бы то ни было решения о выводе миротворческого контингента. Одной из причин такой осторожности называлось нежелание США терять контроль над нефтепроводом Баку–Джейхан, что произойдет в случае угрозы войны в регионе, другой — проблема Ирана, в решении которой Россия может сыграть решающую роль. — США надо заполучить поддержку России по Ирану, и именно поэтому Запад хочет отложить решение вопроса о выводе миротворцев,— говорили депутаты.— Поэтому президент и призывал нас к осторожности. И все-таки вчерашнее решение парламента оказалось неожиданным даже для тех, кто понял главный смысл президентской речи. Постановление озвучил глава комитета по обороне и безопасности Георгий Таргамадзе. — Мы оцениваем крайне негативно действия миротворческих сил России и оцениваем действия России как попытку аннексии, — сказал депутат.— Мы поручаем правительству Грузии пересмотреть Дагомысские соглашения 1992 года (предусматривающие создание смешанной контрольной комиссии по урегулированию конфликта и ввод российских миротворцев в зону конфликта.— Ъ), передать в международные организации фактический материал, доказывающий невыполнение миротворческими силами взятых на себя обязательств, и разработать новый мандат для замены российских военных миротворческим контингентом других стран. Зал возмущенно загудел. Никто не ожидал, что в постановлении не будет даже требования о выводе российских миротворцев. Главный акцент постановления, сделанный не на выводе, а на замене миротворцев, вызвал бурную дискуссию, в которой особенно активно участвовала парламентская оппозиция, требовавшая от депутатов принять постановление о скорейшем выводе миротворцев с указанием конкретных сроков. — Цель вашего постановления — пересмотр, а не денонсация Дагомысских соглашений,— сказал один из лидеров оппозиции, консерватор Коба Давиташвили.— Но только в случае, если мы денонсируем Дагомысские соглашения, мы отнимем у России легитимное право находиться в зоне конфликта. А то постановление, которое вы сейчас хотите принять, подтверждает, что Россия имеет право находиться там, где находится! Нельзя принимать это постановление! Необходимо прекратить действие Дагомысских соглашений! — Я не хочу, чтобы, пока мы будем договариваться с другими государствами о замене миротворческого контингента, российские миротворцы продолжали оставаться на территории Грузии,— сказал другой лидер оппозиции, республиканец Давид Бердзенишвили.— А мы фактически даем им возможность оставаться там. И это постановление дает возможность именно такого прочтения. Мы должны четко написать, что многолетнее присутствие российских войск на этой территории заканчивается. И мы требуем постановления об их выводе. Я требую такой записи. Мы окажемся в позорном положении, если и через четыре месяца там все еще будут стоять российские миротворцы. Однако парламентское большинство, выполняющее, по сути, все решения президента Саакашвили, выслушав оппозицию, сделало по-своему. Проект альтернативного постановления, предложенный господином Давиташвили, в котором говорилось о немедленной денонсации Дагомысских соглашений, завершении миротворческой миссии России и выводе миротворцев, большинство не поддержало. Стали голосовать за проект большинства, озвученный господином Таргамадзе. И тогда оппозиция решила присоединиться к большинству. — Мы решили поддержать проект постановления, чтобы наши недоброжелатели не говорили, что у нас нет единства в решении таких важных для государства вопросов,— объяснил депутатам консерватор Давиташвили. За проект постановления проголосовали все 179 депутатов. Секрет поразительного единодушия грузинского парламента заключался еще и в том, что практически все депутаты участвовали в той скрытой конфронтации грузинского парламента и правительства, которая была вызвана спором вокруг миротворцев и длилась не одну неделю. Учитывая, что президент Саакашвили назвал свою страну флагманом демократии и попросил у депутатов поддержки и сплочения, последним ничего другого и не оставалось.
«КоммерсантЪ»