15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
100 %
2 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Шахидка оставила родным видеописьмо
30.12.2004
01:43
Шахидка оставила родным видеописьмо

В Верховном суде Северной Осетии прошло последнее в этом году заседание по делу о теракте в автобусе с персоналом моздокского военного аэродрома. Начатое во вторник выступление продолжил Рустам Ганиев, единственный подсудимый, не отказавшийся от собственных показаний.

На прошлом заседании Рустам Ганиев, напомним, рассказал о том, как он стал боевиком. Он сообщил о своей встрече с Шамилем Басаевым, о своих сестрах, погибших на «Норд-Осте», и о том, как искал в станице Ассиновской Зарему Мужихоеву, которая должна была подорвать автобус. Не скрыл подсудимый Ганиев от суда и свою связь с тремя соседями по «клетке».
— 1 или 2-го июня ко мне пришел Зауркан Шогенов (участник группировки террористов, убит при задержании.–Ъ) и сказал, чтобы я поехал с ним,— рассказывал подсудимый Ганиев.— Он сказал, что ничего делать не надо, просто надо присмотреть за Заремой, пока она будет на остановке. Я понял, что она собирается взорвать автобус, и отказался, но Шогенов уговорил меня, сказав, что там будут летчики, которые бомбили Грозный, когда от разрыва снаряда погибла моя сестра. Тогда я согласился.
Зауркан Шогенов и Рустам Ганиев показали террористке Мужихоевой, как привести в действие пояс шахида, а затем отвезли ее на автобусную остановку и оставили там. Но «где-то в обед она позвонила и сказала, что у нее ничего не получилось».
Зауркан Шогенов отвез Зарему в Нальчик, где ее положили в больницу с приступом гайморита.
— А почему вы снимали ее на видеокамеру,— спросила у подсудимого Ганиева его адвокат.
— Она (Зарема.–Ъ) хотела отдать кассету родным через мою сестру,— ответил Рустам Ганиев.— На ней она обращалась к родственникам и матери и просила прощения за то, что без спросу ушла из дома. Потом она сказала, что кассету можно выбросить.
Через два дня после неудавшегося теракта Шогенов и Ганиев повезли к остановке другую девушку — Лидию Хальдыхароеву.
— Заур сказал, чтобы я взял у нее паспорт,— вспомнил Рустам Ганиев.— Она просила передать его своей матери. Потом мы уехали в Нальчик.
О том, что автобус взорвался, Рустам Ганиев узнал из передачи новостей.
— Я сказал Шогенову, что не хочу больше иметь с ним никаких дел, потому что в автобусе были и гражданские, а я думал, что там будут только военные.
Через месяц после взрыва к Ганиеву пришел связной Шамиля Басаева Беслан Нальгиев и отвел его в лес. Там его ждали Басаев и «несколько бородатых людей». По словам Рустама Ганиева, Шамиль Басаев попросил «провести их безопасным маршрутом через поля, потому что они все были бородатые и не могли не вызвать подозрений».
На этом допрос подсудимого Ганиева решено было прервать, и судья Александр Абоев объявил перерыв до 11 января. «КоммерсантЪ»