15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-2°
(Дождь)
100 %
1 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Три часа без Беслана
24.12.2004
23:24
Три часа без Беслана

В Кремле прошла пресс-конференция президента России, посвященная итогам года. Корреспондент Ъ тоже был на этой пресс-конференции — и не задал самого главного вопроса. А Владимир Путин не ответил на него.

Круглый зал 14-го корпуса Кремля используется один раз в году, во время такой пресс-конференции, как вчерашняя. Да и вчера он не был заполнен до отказа. Аккредитовались 690 журналистов. Предполагалось, что в зале будут работать 102 телекамеры. И того, и другого в результате оказалось меньше.
На входе в 14-й корпус журналисты проходили через металлоискатели. На входе в Круглый зал снова стояли рамки металлоискателей. С каждым годом технический контроль становится все богаче и многообразнее (в отличие от ассортимента бутербродов в буфете).
В зале, мне кажется, не было ни одного журналиста, который не хотел бы задать вопрос президенту страны. По крайней мере, не должно было быть. Иначе зачем бы они сюда пришли? Странным, правда, показалось, что вторым по счету после журналиста «Первого канала» (чтобы опередить его, надо было, чтобы сперва солнце двинулось вспять) в диалог с президентом страны вступил главный редактор газеты «Шесть соток» Андрей Туманов. Он уже второй год подряд подробно рассказывает президенту о проблемах российских садоводов-дачников. В лице господина Туманова один раз в году они имеют надежную защиту и опору.
— Вас очень цитировали, когда вы сказали, что горбатились на садовом участке,— напомнил президенту Андрей Туманов.
— Я так сказал? — изумился господин Путин.
— Да, именно так,— подтвердил господин Туманов.
И он рассказал, что чиновники зажали садоводов-огородников, да так, что «сейчас идет массовый сброс этих дач, то есть люди просто бросают садовые участки. А дело в том, что садовый участок, когда он в собственности, его невозможно продать, и просто целые товарищества забрасываются».
— Почему? — удивлялся господин Путин.
Пресс-конференция катилась куда-то под откос.
— А потому, что очень дорого все,— объяснил ему Андрей Туманов,— стало невыгодно заниматься этим. И некуда обратиться. Вот шахтерам есть куда обратиться, православным есть куда обратиться. Садоводам — нет. Нет ни одной организации, которая занимается ими. Вот сейчас общественная палата вами организовывается, какая-то надежда появилась, что там будут люди, которые будут как-то хоть представлять интересы садоводов-огородников. Может быть, закон сейчас новый примут. Так вот меня интересует: как будет формироваться эта Общественная палата? Я читал закон, но тут дело в том, что сейчас пошли разговоры, что в общественную палату будут чиновников, которые не пришлись ко двору, сбрасывать, как в ссылку.
— Нет, такой вид ссылки не предусмотрен,— отбивался президент.— Это первое, что я бы хотел сказать…
На второе у него было еще минут семь. Я подумал, что если так все пойдет и дальше, то вопросы про Беслан, которые хотел задать я сам, покажутся просто неуместными, а то и бестактными.
Хотя разве не пора, казалось мне, услышать про то, что президент думает о действиях спецслужб, правоохранительных органов, о действиях власти, о своих собственных действиях в Беслане?
Правда, я видел этот лес рук и понимал, что среди сотен людей найдется хоть один человек, который рано или поздно сделает это и без меня. Не может не быть такого человека.
Между тем все же садоводы-огородники, похоже, сбили президента с мысли, а то и не с одной. Временами ему было трудно собраться. Так, он начал вдруг рассказывать про Балтийскую инвестиционную компанию. На самом деле он имел в виду нашумевшую «Байкал Финанс Групп», купившую на аукционе «Юганскнефтегаз» и уже успевшую продать ее «Роснефти». Накануне в Германии он сказал, что даже знает, из каких людей состоит «Байкал Финанс Групп». Но просто забыл, видимо, как называется. Впрочем, и «питерская» оговорка была по Фрейду.
Но надо было понимать, что Владимир Путин очень старался продемонстрировать: покупка активов ЮКОСа — настолько пустяковое событие на фоне происходящих в стране глобальных процессов, что он, президент, и не должен помнить подробностей о такой ерунде.
Позже президент говорил о том, что в окружении господина Ющенко на Украине не будет людей, которые станут выстраивать свои политические амбиции «на антирусских, сионистских лозунгах». Он снова оговорился, на этот раз не умышленно (имел в виду «антисемитские лозунги»). Позже в стенограмме кремлевской пресс-службы появилась достаточно корректная правка (был сохранен авторский вариант и предложена трактовка с противоположным смыслом), но ужас в том, что не все евреи при первой возможности с головой уходят в чтение кремлевских стенограмм.
Пожалуй, самой интересной стала международная часть пресс-конференции. Владимир Путин необычайно оживлялся, когда слышал японские и американские вопросы. Японский журналист рассказал о том, что россияне, и прежде всего министр иностранных дел Сергей Лавров, предлагают им, японцам, два острова, а они рассчитывают на четыре. Господин Путин рассказывал, что у него базовое образование — юридическое, и отчитывал журналистов за то, что они начинали аплодировать, когда он говорил, что господин Лавров не предлагал японцам даже двух островов.
Президента Польши Александра Квасьневского Владимир Путин в связи с его заявлением о том, что «Россия без Украины является лучшим решением, чем Россия с Украиной», назвал похожим на человека, который устраивается на работу в связи с истечением срока своих полномочий, а потом долго и с удовольствием рассказывал про отчаянное экономическое положение Польши.
Потом президент России в первый раз в пух и прах раскритиковал систему выборов в Соединенных Штатах Америки. Зато ему нравится, что предложенная им схема назначения губернаторов в России будет похожа на американскую систему выборщиков.
Пресс-конференция продолжалась уже больше двух часов, а лес рук не становился реже. В руках журналистов появились таблички «Татарстан», «Якутия», «Прошу слова!» и «Село!».
К безусловным удачам этой пресс-конференции стоило отнести то, что президент нашел на карте за своей спиной Калининградскую область.
А через несколько минут он заявил, что вряд ли техасские судьи, принимавшие решение о запрете аукциона по «Юганскнефтегазу», знают, где находится Россия.
Я все думал, что же это никто пока так и не спросил президента про Беслан. Я уже сам не меньше получаса тянул руку. Президент уже и про многообразие этносов, населяющих Российскую Федерацию, рассказал и сказал даже, что это был последний вопрос.
Я думал, что, может, он сам скажет хоть слово своему народу про то, кто ответит за весь тот кошмар в Беслане. Нельзя же в самом деле говорить о событиях года и не объяснить, как могло произойти главное из них, перевернувшее страну.
Не сказал. Андрей Колесников («КоммерсантЪ»)