15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
19°
(Ясно)
30 %
1 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Вы судите не террориста, а государственных деятелей
08.02.2006
09:51
Вы судите не террориста, а государственных деятелей

В Верховном суде Северной Осетии на процессе по делу террориста Нурпаши Кулаева вчера свидетельские показания дал детский врач Леонид Рошаль. В частности, он рассказал о переговорах с захватчиками бесланской школы #1.

Согласие на приезд во Владикавказ директор Московского научно-исследовательского института неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль дал неделю назад. Вчера из-за него судебные слушания в Верховном суде Северной Осетии начались с пятичасовым опозданием. Сразу из аэропорта господин Рошаль направился в Верховный суд. Едва выйдя на трибуну, он повернулся к бесланским женщинам и принес им свои соболезнования. Врач признался, что его отговаривали от поездки во Владикавказ, поскольку в судебном процессе «много политики, ангажированности, здесь царит невозможная обстановка, а люди ведут себя некорректно».
— Мне говорили, что любые мои слова не будут услышаны, но я все же решил, что ехать надо. Моя совесть чиста перед вами,— отметил господин Рошаль.
Он рассказал, что о захвате школы узнал в реанимационной своей клиники от корреспондента «Интерфакса», который поинтересовался, готов ли он лететь в Беслан. Не раздумывая, господин Рошаль дал положительный ответ и уже в 14-15 часов 1 сентября на правительственном самолете вылетел в Беслан.
— Это потом появилась информация, что террористов неправильно поняли и якобы они ждали не меня, а Рушайло (тогдашнего исполнительного секретаря СНГ Владимира Рушайло.–Ъ). Даже если меня перепутали с ним, то я благодарен судьбе за это, потому как смог сделать кое-что полезное для заложников,— заявил господин Рошаль.
Детский врач рассказал, что, прибыв в Беслан, он сразу же подключился к переговорам с террористами. Общаться приходилось с одним и тем же человеком. Переговорщик ФСБ Виталий Зангионов пытался проинструктировать его, как нужно общаться с террористами. Но господин Рошаль попросил его не давать указания.
— Я спрашивал: «Какие у вас требования?» Они же отвечали, что разговаривать будут только с четырьмя сразу (с доктором Рошалем, президентами Северной Осетии и Ингушетии Александром Дзасоховым и Муратом Зязиковым, а также с помощником президента РФ Асланбеком Аслахановым.–Ъ),— рассказывал свидетель Рошаль.— Я поинтересовался, почему недостаточно одного меня, и один из террористов сказал: «Это не мое дело, я с гор». Тогда я ему сказал, что горцы не поднимают руку на женщин и детей.
Леонид Рошаль просил террористов пустить его в школу, чтобы он мог осмотреть детей, но ему было отказано. А потом ему и вовсе сообщили, что заложники объявили сухую голодовку.
— Кто объявил голодовку? Шестилетний ребенок? — недоумевал свидетель Рошаль.
— Что вы знали о количестве заложников в школе? — поинтересовался адвокат потерпевших Таймураз Чеджемов.
— Об этом мне никто не говорил. Я понимал, что это школа, поэтому понимал, что заложников там куда больше, чем предполагалось.
Леонид Рошаль также рассказывал о мерах по организации работы медучреждений Северной Осетии. К концу дня 1 сентября в больницах Беслана и Владикавказа было освобождено 1 тыс. коек. За помощью пришлось обратиться даже в соседние регионы.
В полдень 3 сентября, когда в школе произошли взрывы, Леонид Рошаль был в одной из владикавказских больниц, где он давал инструкции медработникам по поводу вероятных ранений заложников. Сразу же он направился в бесланскую больницу, где за ночь осмотрел каждого поступившего ребенка.
Детский врач выразил недоумение тем, что бесланцы начали занижать роль Нурпаши Кулаева в захвате школы.
— Вы больше судите не террориста, а государственных деятелей. Тоже мне голубок мира. Вы ему еще Героя Осетии дайте! — сказал Леонид Рошаль.
Он отверг подозрения о своем сотрудничестве с ФСБ, сказал, что ни в одной из партий не состоит и действует только как врач, а не как политик.
— 2 сентября они (боевики.–Ъ) разрешили мне пойти в школу вместе с Русланом Аушевым (экс-президентом Ингушетии.–Ъ). Мы направились в школу, по пути Аушев говорил с ними по телефону, а затем сказал, что в школу все же войдет один,— рассказал господин Рошаль.
Адвокат Чеджемов поднял тему участия в переговорном процессе членов оперативного штаба — в частности, Александра Дзасохова. По мнению свидетеля Рошаля, экс-президент вел себя достойно и действительно готов был идти в школу.
Господин Рошаль вспомнил, что стал свидетелем разговора замдиректора ФСБ Проничева и президента Дзасохова, которые говорили о том, что штурма не будет. Потом члены оперативного штаба при нем начали звонить в Лондон представителю Аслана Масхадова Ахмеду Закаеву. Но некоторое время тот не отвечал на звонки.
— Тогда я предложил позвонить ему с моего мобильного телефона. Закаев ответил, и я сразу же передал трубку Дзасохову, который попросил посодействовать в поисках Масхадова.
На одном из предыдущих заседаний представитель потерпевшей стороны Таймураз Чеджемов заочно обвинял Леонида Рошаля. По словам адвоката, заявления детского врача утром 3 сентября о том, что дети могут протянуть без еды до восьми суток, могли расхолаживающе подействовать на членов оперативного штаба. Вчера доктор Рошаль ответил ему, что он не из тех людей, которые врут. А те заявления он сделал в том числе и потому, что «руководитель психологической службы слезно просил его сделать все для того, чтобы успокоить людей, которые уже готовились идти в школу».
— Им (родным заложников.–Ъ) надо было вернуть надежду. Я стал им рассказывать все, что знаю, предупреждал, чтобы они не торопились накормить и напоить детей, когда их освободят, потому что это могло навредить здоровью детей. Мне самому пришлось бегать за отцом, который в шоке схватил своего ребенка и начал убегать,— вспоминал господин Рошаль.
Однако его слова убедили не всех бесланских женщин.
— Мне что, надо было сказать, что через два дня они (дети.–Ъ) умрут, чтобы их родители побежали в школу и были расстреляны боевиками? — вопрошал свидетель Рошаль.
Он рассказывал, что участвовал в спасательных операциях после землетрясений в Нагорном Карабахе, Мексике, Пакистане, Алжире, был в местах боевых действий в Чечне и Югославии, где занимался спасением детей.
— То, что я говорил вам (3 сентября.–Ъ), не было моей выдумкой. Я исходил из своих знаний и профессионального опыта,— обратился господин Рошаль к потерпевшим.
Затем вопросы начали задавать потерпевшие. Одна из женщин в слезах благодарила господина Рошаля за самоотверженность. Ей вторила председатель комитета «Матери Беслана» Сусанна Дудиева:
— Я хочу поблагодарить вас. Чувствую, что вы готовы были пойти в школу, в отличие от Дзасохова. Досадно, что таких героев, как вы, рядом с вами не было.
Теперь потерпевшая сторона будет ждать явки Руслана Аушева. Вчера представители комитетов «Матери Беслана» и «Голос Беслана» через СМИ обратились к экс-президенту Ингушетии с просьбой явиться в суд. В своем выступлении бесланские женщины благодарили его за мужественный поступок и призвали его помочь в поиске справедливости. Вадим Тохсыров, «КоммерсантЪ»