15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
21°
(Ясно)
26 %
3 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Вы вызываете ненависть!
02.12.2005
09:35
Вы вызываете ненависть!

Верховный суд Северной Осетии продолжил рассмотрение уголовного дела единственного выжившего бесланского террориста Нурпаши Кулаева. Один из свидетелей сказал, что пожар в спортзале школы #1 мог быть вызван использованием напалма.

У Бориса Ильина в 1-й школе погибли дочь и два внука, которые приехали в Осетию незадолго до 1 сентября. Он оказался единственным из свидетелей, который своими глазами видел, как по школе стреляли танки, правда, никто из участников процесса не уточнил, в котором часу это происходило (следствие считает, что после того как из здания вывели заложников, потерпевшие — что во время их освобождения). Потерпевший Ильин с трудом закончил выступление, едва сдерживая слезы. Женщины в зале плакали. Вдруг раздался крик потерпевшей Риты Сидаковой.
— Ненавижу вас! — кричала женщина.— Прокуратура, почему вы себя так ведете, почему не говорите, что на самом деле произошло?! Мало вам того, что случилось? Нет, вы еще своими вопросами человека до слез доводите! Вы вызываете ненависть!
Судья Тамерлан Агузаров объявил незапланированный перерыв. Но женщины в зале еще долго не успокаивались.
Вторым был вызван свидетель Игорь Корниенко, сотрудник Ростовского центра судебно-медицинских экспертиз, руководитель группы по генетической идентификации погибших в 1-й школе. Он рассказал, каким образом осуществлялись экспертизы и сколько времени это занимало. Потерпевшие почти не задавали ему вопросов, лишь благодарили за сделанную работу.
Третьим свидетелем был Валерий Карлов. Его отец Иван отвечал за работу школьных котельных в Беслане и в школе оказался по роду своей работы. Он был первым, кого боевики расстреляли и выбросили из окна второго этажа. Свидетель рассказал, что, когда утром 1 сентября ехал во Владикавказ, заметил ГАЗ-66. В этой машине, как потом выяснилось, были террористы.
— Странно было, что тент сзади был опущен,— говорил Валерий Карлов.— Я еще удивился про себя этому, потому что военные так не ездят, а люди там были. Заметил, как отодвинулся тент и наружу посмотрели два человека в форме. Лица были напряженные какие-то. А за ними сидели еще люди — как сельди в бочке. Много было.
Свидетель рассказал, что видел во время штурма и после него. — Часов в пять я был совсем рядом со школой,— вспоминал Валерий Карлов.— Стрельбы уже почти не было. Но из школы раздавались громкие голоса: кто-то называл номер, потом слышался взрыв, а потом кричали: «Чисто».
Свидетель попросил у суда разрешения приобщить к делу фотографии горящего спортзала, объяснив, что, по его мнению, огонь «очень напоминает пламя напалма».
— Конечно, ваша честь,— сказал свидетель,— нельзя делать выводы по фотографиям, но красное пламя — это пламя напалма. Я не утверждаю, что стреляли гранатометы с индексом Z, напалмовым зарядом, но, повторяю, такое красное пламя может быть только от него. Говорят, что боевики таскали канистры с бензином, а из бензина напалм можно сделать за пять минут.
Фотографии были приобщены к делу. Борис Ильин рассказал и о «странной женщине, которую вели в больнице люди в камуфляже».
— Не знаю, была ли это боевичка, но все, кто вырвался из школы, были растрепанные, грязные, от них пахло мочой и нечистотами, а эта — аккуратная, причесанная, и спецназовцы, которые были с ней, просили отдельную комнату.
Когда закончился допрос свидетеля, гособвинение выступило с ходатайством о заслушивании протоколов показаний военнослужащих, принимавших участие в штурме, и о невозможности вызова в суд свидетелей Ганиева, Мужихоевой и Гуражева.
Потерпевшие возмутились, а представляющий их интересы Сослан Кочиев выразил протест.
Дело в том, что Рустам Ганиев отбывает пожизненное заключение за организацию взрыва моздокского госпиталя, Зарема Мужихоева приговорена к длительному сроку заключения за попытку теракта в Москве, а майор милиции Султан Гуражев, которого боевики захватили по дороге в Беслан, не может давать показания по состоянию здоровья: он до сих пор лечится после допросов в оперативно-следственной бригаде.
Эти слова из уст гособвинителя Марии Семисыновой звучали довольно странно, так как именно по ее ходатайству на судебный процесс по делу о взрыве моздокского госпиталя из Москвы для дачи показаний была этапирована Зарема Мужихоева.
Адвокат потерпевших не согласился с ходатайством, а подсудимый Кулаев заявил, что «хочет, чтобы Мужихоева и Ганиев давали показания здесь». Напомним, что, согласно материалам моздокского дела, главный его фигурант Рустам Ганиев больше года жил в доме Кулаевых в селении Старый Энгеной Чеченской республики.
— Еще один такой плюс с твоей стороны, и мы тебя освободим,— подбодрили подсудимого из зала.
Судья Агузаров отклонил ходатайство обвинения и объявил перерыв до 8 декабря. Заур Фарниев, «КоммерсантЪ»