15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Ясно)
93 %
3 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Южную Осетию смерили косовским взглядом
15.11.2006
12:56
Южную Осетию смерили косовским взглядом

Москва фактически признала итоги прошедших в минувшее воскресенье в Южной Осетии референдума о независимости и президентских выборов. Российский МИД назвал их знаковым событием, игнорировать которое «недальновидно». Это означает, что Москва идет по пути точного применения косовской формулы к Южной Осетии, а возможно, и к другим непризнанным республикам на пространстве бывшего СССР.

Запад — против

Реакция Москвы на референдум о независимости и президентские выборы в Южной Осетии последовала уже после того, как по этому поводу высказались некоторые республики СНГ, ведущие страны Запада и ключевые международные организации. Их реакция оказалась ожидаемой: категорическое непризнание ни самого южноосетинского референдума, ни его результатов.

Предсказуемо жесткой была реакция Молдавии, которая так же, как и Грузия, имеет свою головную боль в лице провозгласившей независимость Приднестровской республики. В Кишиневе назвали референдумы в Южной Осетии и Приднестровье звеньями одной цепи. «Псевдореферендум, состоявшийся 17 сентября 2006 года в приднестровском регионе Республики Молдова, и нелегитимный референдум в Южной Осетии — согласованные действия, призванные подорвать усилия международного сообщества по урегулированию конфликтов на постсоветском пространстве»,— заявил молдавский МИД, призвав тех, кто еще не успел этого сделать, осудить Южную Осетию за «дестабилизирующий шаг и явное проявление сепаратизма».

Одним из первых на Западе о своем неприятии референдума и выборов высказалось руководство НАТО. «Подобные акции не служат никакой другой цели, кроме нагнетания напряженности в регионе Южного Кавказа»,— отметил в специальном заявлении генсек альянса Яап де Хооп Схеффер. Аналогичная оценка прозвучала и в комментарии ныне председательствующей в Евросоюзе Финляндии, которая от лица всех 25 стран–членов ЕС заявила: «Референдум противоречит территориальной целостности и суверенитету Грузии» и «не способствует мирному разрешению конфликта».

Генсек Совета Европы Тэрри Дэвис — организации, объединяющей 46 стран, назвал южноосетинский референдум «бесполезным, ненужным и несправедливым», добавив, что обстоятельства, в которых он проводился, и особенно тот факт, что этнические грузины не имели права голоса, «лишают его всякого смысла». Негативно восприняли референдум и США. «Мы не думаем, что это является так называемым референдумом»,— заявил в ответ на расспросы журналистов в понедельник представитель госдепа Шон Маккормак.

Но, пожалуй, наиболее жестко отреагировала на референдум в Южной Осетии ОБСЕ. Ее председатель Карел де Гухт заявил, что ОБСЕ не только не признает, но и не намерена даже принимать к сведению итоги южноосетинского референдума и выборов.

Россия — за

На этом фоне заявление российского МИДа, сделанное поздно вечером в понедельник, прозвучало не только в диссонанс, но и в пику Западу. «Нравится это кому-то или нет, мы в данной ситуации имеем дело со свободным волеизъявлением народа Южной Осетии, выраженным посредством демократических процедур,— заявил МИД РФ.— И как бы ни пытались в Грузии или ряде западных государств принизить значение этого события, оно тем не менее имеет знаковый характер. Не считаться с этим по меньшей мере недальновидно».

Заявление российского МИДа вряд ли можно считать заявкой Москвы на скорое признание независимости Южной Осетии. Его основной смысл в другом: убедить мировое сообщество, что идею южноосетинской независимости поддерживает абсолютное большинство населения этой непризнанной республики и что это является непреложным фактом.

Определить эту позицию Москве понадобилось не просто так. Это, похоже, является частью российского плана по применению косовской формулы на постсоветском пространстве.

Продвигая идею независимости Косово, Запад в качестве ключевых приводит два аргумента. Первый: идею независимости поддерживает абсолютное большинство населения Косово — около 90%, и если проигнорировать их волю, мира на Балканах не будет. Второй аргумент гласит, что косовский случай уникален, поэтому формула, которая будет найдена для него, не может быть применена ни в одном другом регионе мира. Уникальность же Косово состоит в том, что там имел место геноцид — этнические чистки, которые сербский спецназ совершил над косовскими албанцами в 1998-1999 годах.

Все последние месяцы Россия при обсуждении возможного решения косовской проблемы настаивала в первую очередь на его универсальном характере. То есть если Косово получит независимость, стало быть, говорила Москва, это право должно быть предоставлено и непризнанным республикам на территории СНГ. Сейчас Россия, похоже, приступает к реализации этого тезиса. Для этого ей прежде всего необходимо подтвердить, что оба аргумента, используемых Западом в отношении Косово, применимы и к другим непризнанным территориям. Например, к Южной Осетии.

12 октября депутаты парламента Южной Осетии обратились к руководству Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии с призывом признать ответственность Грузии за геноцид южных осетин в 1920 и 1989-1992 годах. В качестве примера планомерного уничтожения осетинского населения Грузии названы несколько этнических чисток осетин, имевших место практически на протяжении всего XX века: в 20-х годах были уничтожены и изгнаны тысячи южных осетин, а многие их села стерты с лица земли, второй виток геноцида пришелся на 1989 год, когда «ненависть к осетинам переросла в вооруженную агрессию со стороны грузинских властей».

В конце октября парламент Северной Осетии, откликнувшись на просьбу южноосетинских коллег, обратился к Госдуме РФ с призывом признать «геноцид осетинского народа со стороны военно-политического руководства Грузии». По замыслу инициаторов обращения за этим шагом должны последовать масштабные пиар-акции, призванные объяснить всему миру, «почему осетины не хотят быть с Грузией».

Если факт геноцида в Южной Осетии удастся доказать, это сделает проблему этой непризнанной республики схожей с проблемой Косово. Таким образом, одна часть косовской формулы будет применена и к Южной Осетии. И тогда останется применить другую часть формулы — доказать, что иного варианта, кроме независимости, население Южной Осетии не примет. Чему в общем-то и служит заявление российского МИДа. «КоммерсантЪ»