15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
70 %
3 м/с
Бесланский террорист хотел работать у Рамзана Кадырова
14.07.2005
19:05
Бесланский террорист хотел работать у Рамзана Кадырова

Допрос потерпевших по делу Нурпаши Кулаева продолжался в четверг в Верховном суде Северной Осетии. Для дачи показаний были вызваны не менее 30 человек, но в суд явились только шестеро. По мнению сотрудников суда, низкая явка потерпевших может затянуть и без того очень длинный процесс.

Руслан Аушев разозлил террористов
Бывшая заложница Анжела Кодзаева рассказала, что 3 сентября боевики продолжали проводить минирование зала и подсоединяли к основной цепи дополнительно какие-то провода. По словам заложницы, террористы стали очень агрессивными после ухода Руслана Аушева из школы 2 сентября. Они были особенно жестоки, суетились, чего-то боялись и все время повторяли: вы никому не нужны. Также боевики, по словам Кодзаевой, «бросали нецензурные реплики в адрес женщин Осетии». По показаниям потерпевшей, главарь банды Полковник постоянно переговаривался по телефону, вел конкретный и жесткий разговор: «С вами мы разговаривать не будем. Нам нужны эти четыре человека вместе».
– Кулаев, ты говорил, что никого не убивал. Тогда кого ты спас? Скольких детей ты накрыл собой? – спросила Анжела Кодзаева у подсудимого.
– Там никто не спасал детей, – ответил подсудимый.
– Как никто не спасал? Спецназ спасал и потерпевшие, – добавил гособвинитель Николай Шепель.

Потерпевшие обвиняют правоохранительные органы
Потерпевшие продолжают утверждать, что боевиков было больше, чем 32. Анжела Дигурова заявила, что боевики контролировали всю территорию школы, располагались в спортзале, много их было в коридоре, а также по несколько человек в классах.
– Это не считая тех, кто был на втором этаже. Туда я не поднималась. Внутри камуфляжной формы я видела у них спортивные костюмы. Когда начался хаос, они могли скинуть камуфляж и скрыться, – уточнила потерпевшая.
На процессе продолжают звучать претензии в адрес правоохранительных органов.
– Когда я еду на работу, по дороге меня милиция может по три раза останавливать. Почему их никто не остановил? – возмутился бывший заложник Таймураз Дудиев.
– Что вас сегодня больше всего удивляет в тех событиях? Кого вы считаете виновным? – спросил Дудиева адвокат со стороны потерпевших Таймураз Чеджемов.
– Я полагаю, что террористы проникли в школу заранее и заняли выгодные позиции. А виновны все правоохранительные органы и первые лица.
– Первые лица? Кто они?
– Ваша честь, прошу снять вопрос. Это не относится к делу, – прервал Чеджемова прокурор Николай Шепель. Судья Таймураз Агузаров вопрос снял, но Дудиев все же повторил: «Правоохранительные органы и первые лица»

Боевики выполняли приказ Басаева и Масхадова
Следующей на допрос была вызвана Эмилия Бзарова. Ее муж – Казбек Дзарасов допрашивался судом ранее. Напомним, тогда из-за показаний Дзарасова в зале заседаний между потерпевшими возник спор и, когда шум в зале суда не прекращался, судье даже пришлось объявить перерыв. На вопрос потерпевших, было ли в полах школы оружие, Дзарасов отвечать отказался. Потом он все же признался, что к нему домой приходили неизвестные и приказали «закрыть рот».
– Да, мой муж говорил, что оружие в школе было. Потом он изменил свои показания, объясняя это тем, что на него оказывали давление, – подтвердила Эмилия Бзарова. Затем она спросила Кулаева, чей приказ выполняли боевики и какое оружие использовали.
– Полковник говорил, что выполняет приказ Басаева и Масхадова. У боевиков были гранатометы и пулеметы, но огнеметов не было. Я оружие с 14 лет знаю. Во время войны с 1994 г. в Чечне каждый ребенок знает оружие.
– Вы же видели вооруженных людей, боевиков. О чем вы подумали? – спросил Кулаева адвокат Чеджемов.
– Они говорили, что будет операция в Назрани или Малгобеке. Меня забрали из-за брата и за то, что я готовил документы, чтобы с Рамзаном Кадыровым работать. Они боялись нас отпустить, пока не закончится операция. Басаева боялись.

Ветеран войны пережил во время захвата школы больше чем в Сталинграде
Эмоциональным было выступление последнего потерпевшего – ветерана Великой Отечественной войны Заурбека Гутиева. Бывший учитель истории, Гутиев решил пойти в школу, где проработал 29 лет, чтобы поздравить учеников с началом учебного года. По случаю 1 сентября Гутиев одел костюм с медалями и наградами. Когда людей загнали в школу, ему пришлось вывернуть костюм, чтобы скрыть медали и «не раздражать ими боевиков». В школе он почти полностью потерял слух.
Заурбек Гутиев заявил, что штурмовать школу нужно было сразу после захвата. Тогда было бы намного меньше жертв, так как в течение первых двух часов боевики еще не успели заминировать зал.
– Этого времени было достаточно. Они не успели еще развесить свое хозяйство. Если б в это время нашелся один герой-милиционер и сказал: за мной на штурм школы, таких жертв бы не было. Чего ждали наши правоохранительные органы? Они бы им еще традиционные три осетинских пирога принесли.
Заурбек Гутиев говорил долго. Он рассказал, что еще в 1956 г., по возвращении чеченцев и ингушей из депортации, учил их детей в школе. Гутиев принес с собой на заседание даже фотографию чеченских учеников и перечислил всех пофамильно.
– Я сказал Полковнику: я учил чеченских и ингушских детей. А он сказал: ты меня не учи, и толкнул так, что я отлетел на три метра. Жаль, что Полковник не был моим учеником, я бы научил его любви к людям и дружбе народов.
Гутиев назвал Кулаева таким же преступником, как все эти боевики. Он сказал, что видел, как Кулаев стрелял в воздух и «пусть не прикидывается бедной овечкой». Также ветеран заявил, что никакого подозрения к директору школы у него ни на минуту не возникало и «она также как все перенесла этот ад». Между тем, директора Лидию Цалиеву уже давно ждут в зале судебного заседания. Как стало известно, она несколько раз уже вызывалась на допрос, но не явилась, ссылаясь на плохое самочувствие.
– Спасибо всем русским людям и всему миру, кто вместе с нами переживал эту трагедию. Знаете, что я в Сталинграде не пережил, я с лихвой перещеголял в спортзале школы за три дня, – добавил в конце своего выступления ветеран войны Заурбек Гутиев.
В слушании дела Нурпаши Кулаева объявлен перерыв до вторника, 19 июля.

Настя Толпарова