15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Дождь)
100 %
1 м/с
Что было на крыше дома №39?
21.10.2004
22:25
Что было на крыше дома №39?

О том, что рассказы бесланских заложников и свидетельства очевидцев расходятся с официальной картиной штурма, «Новая» писала в № 74 от 7 октября. Также и российское телевидение утверждало, что спецназ использовал реактивные огнеметы «Шмель».

Недавно и член комиссии, расследующей обстоятельства теракта, депутат Госдумы Аркадий Баскаев сказал в эфире компании Би-би-си: в ходе штурма школы наряду с тяжелыми вооружениями применялись и гранатометы и огнеметы. Остаются важнейшие вопросы. На какой стадии штурма — когда в школе еще были заложники или когда оставались одни боевики — применялось это оружие, в частности зажигательное (Женевской конвенцией запрещено к использованию «при любых обстоятельствах, против любого объекта вблизи сосредоточения гражданского населения»). И второе: будут ли официально подтверждены или опровергнуты эти сведения?
Прессу к комиссии не пустили. Она изъявила желание работать в закрытом режиме. Сотрудник аппарата президента Северной Осетии Руслан Кастуев, как мог, отбивался от неудобных вопросов:
– Руслан, а правда ли при штурме использовали огнеметы?
– Комиссия пока не знает. Для этого и приехала, чтобы выяснить.
– Но депутат Баскаев сказал, что действительно использовались, а он ведь тоже член комиссии.
– Баскаев знает, а остальные пока нет.
Местные жители тем временем давно уже знают то, до чего парламентская комиссия никак не может докопаться. При штурме бесланской школы спецназ использовал огнеметы типа «Шмель».

* * *
Пятиэтажки в Школьном переулке — самые ближние к школе. Они повернуты к ней торцом. В первые часы после захвата заложников всех жителей попросили освободить помещения. На крышах сели люди с огнеметами. Квартиры на верхних этажах крайних подъездов заняли снайперы и гранатометчики. Сейчас в этих квартирах никто не живет. Они почти полностью выгорели. Когда началась стрельба, от искр загорелись занавески и обои. Квартиры на нижних этажах тоже сильно пострадали — их затопили во время тушения пожара на верхних этажах. Администрация спешным порядком делает стандартный простенький ремонт, покупает жильцам новую мебель.
Квартира Георгия Бероева — не торцевая. В ней спецназа не было. В ней во время штурма был сам Георгий, он никуда не ушел.
– Они квартиры еще первого сентября заняли, — рассказывает Георгий. — Сначала просто сидели, а когда наши правители сказали, что детей никто не отпускает, они начали штурм. Стреляли по школе. Что тут творилось! Стреляли так, что я думал: стены обрушатся.
Спрашиваю: из чего стреляли? Из огнеметов?
– Нет, с огнеметами на крыше сидели.
На крышу дома 39 легко пробраться через чердак. Там, на крыше, за небольшой чердачной будкой набросаны какие-то тряпки. Очень много неаккуратно вскрытых консервных банок без этикеток и целая гора сахара в разовых упаковках. Металлические кронштейны телевизионных антенн, если провести по ним рукой, пачкают копотью. Их опалила реактивная струя от выстрела из огнемета, утверждает бывший танкист и руководитель спецроты милиции Эльбрус Тедтов. Под рубероидом можно найти гильзы от патронов. Но вообще кто-то успел прибраться. Новенький веник здесь же валяется.
Люди в штатском по одному вызывают жителей окрестных домов и просят их не болтать лишнего. Милиционер Александр П. рассказывает, что после штурма его просто затаскали по допросам:
– Они мне говорят: у тебя в одном доме телевизионщики сидели. Где кассета? Я им говорю: так у телевизионщиков и спрашивайте. Но они все равно кассету требуют…

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
Наш военный обозреватель Вячеслав Измайлов связался с членом Комитета по безопасности Государственной Думы генерал-полковником Аркадием Баскаевым, который работает в составе комиссии, изучающей деятельность правоохранительных органов и спецслужб в период захвата и освобождения заложников школы № 1.
– Несколько дней назад в одном из интервью на радио вы сказали, что по террористам в Беслане была применена тяжелая артиллерия.
– Это не совсем так. О применении тяжелых орудий заявил командующий 58-й армией, командование и штаб которой находятся во Владикавказе, а ее подразделения были задействованы при освобождении заложников, а также при разминировании школы.
– Тяжелые орудия применялись, когда еще заложники находились в школе?
– Нет. Сейчас мы и работаем в Беслане, чтобы поминутно и в самых мельчайших деталях выяснить, как работали должностные лица, штаб по освобождению заложников, правоохранительные органы, военные, — все, кто был задействован в операции.
– Будут ли обнародованы результаты работы вашей комиссии?
– Они будут полностью обнародованы. Здесь не может быть никаких секретов. Может быть, за исключением описаний каких-то технических средств, которые, возможно, еще будут применены в дальнейшем и о которых не должны знать террористы. А также не могут быть обнародованы имена офицеров спецподразделений, задействованных в уничтожении террористов.

Ольга Боброва, “Новая”