15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
93 %
3 м/с
Писатель и его дочь
27.09.2020
10:55
994
Писатель и его дочь

Широкую известность писателю Чабуа Амирэджиби принес исторический роман «Дата Туташхиа». Телесериал «Берега», созданный по этому произведению при непосредственном участии в работе над сценарием самого автора, по охвату зрительской аудитории уступал в СССР только двум культовым лентам – «Семнадцать мгновений весны» и «Место встречи изменить нельзя». Произведение классика грузинской литературы было переведено на многие европейские языки и номинировалось на нобелевскую премию. Но мало кто знает, что жизнь и судьба Амирэджиби какое-то время была самым тесным образом связана с Северной Осетией.

Здесь во второй половине сороковых годов он скрывался после побега из колымских лагерей. В заключение он попал еще совсем молодым до войны за участие в антисоветской подпольной организации. Преодолеть в одиночку многие сотни километров, отделяющих лагерные ворота от железной дороги, казалось немыслимым. Требовалась невиданная смелость, чтобы отправиться в путь сквозь бесконечную тайгу, без запаса продовольствия, рискуя встретить по пути волчью стаю или быть застреленным бросившимися вслед охранниками. Но жажда свободы и удача помогли Чабуа. Увидеть наконец перед своими глазами рельсы было равносильно победе. Сумев сесть в поезд, идущий с востока, он задумался, куда направиться. Интуиция и расчет подсказывали, что «раствориться» лучше там, где этого меньше всего ждут. Не в родном краю, а совсем рядом. В Орджоникидзе ему удалось раздобыть поддельные документы, он нашел здесь работу и на какое-то время почувствовал себя в относительной безопасности.

В биографическом романе «Гора Мборгале» Амирэджиби описывает свое пребывание в столице республики, упоминает о поездке в Алагир. Вскоре он встретил девушку, которую звали Надежда Альшук, и обрел семейный уют. У них родилась дочь Лейла, и, казалось, все невзгоды позади. Но привычка быть настороже не покинула Чабуа. И однажды, поймав чей-то слишком пристальный взгляд на улице, он всерьез забеспокоился. Уговорил Надю переехать из Осетии к ее родственникам в Белоруссию. Там он устроился на деревообрабатывающий комбинат плотником и быстро пошел в гору. Стал директором предприятия и беглого зэка даже удостоили ордена Трудового Красного Знамени. Его послали в Германию принять оборудование для своего комбината, предназначавшееся Советскому Союзу в счет выплаты контрибуций. Попросить политического убежища в западной зоне страны не составило бы большого труда. Тогда он получит ту свободу, в которой отказала ему Родина. Но дома остались жена с маленькой дочкой, и нетрудно представить, на какие испытания он обрек бы их в этом случае. Выполнив все задачи, предусмотренные командировкой, он вернулся в СССР, а вскоре за ним пришли сотрудники НКВД. Их многолетние поиски увенчались успехом. Амирэджиби снова и уже надолго оказался в лагерях. Он не смирился и на сей раз, снова предпринимал попытки к побегу. После каждой ему увеличивали срок и в итоге в общей сложности он был приговорен к 83 годам заключения. Даже во время массовых освобождений политзаключенных при хрущевской оттепели с Амирэджиби не торопились снимать обвинения. Надежда с Лейлой вернулись обратно в Орджоникидзе. В конце пятидесятых годов им разрешили свидание с Чабуа в Мордовии. Он зачем – то добился разрешение провести дочку в свой барак. Возможно, он хотел, чтобы она знала, в каких условиях ее отец вынужден находиться. Но для девочки-третьеклассницы это было настоящее потрясение. Я учился в одном классе с Лейлой, или как все мы ее называли, Лялей. И никто из нас не догадывался о тех драматических обстоятельствах, которые сопровождали ее детские, самые безоблачные у других годы. Не догадывались и о том, что рядом с нами-настоящая княжна. Княжеский титул род Амирэджиби получил еще в девятом веке за неоценимые услуги, оказанные грузинскому государству. Сама фамилия представляла собой название высокой должности при дворе, которая передавалась от одного поколения к другому. Впрочем, тогда княжеским происхождением щеголять было не принято. Вынужденная Лялина скрытность дополнялась и природной скромностью. В старших классах она считалась самой красивой девочкой в школе, но в ней не было и следа высокомерия и самовлюбленности, столь часто свойственных юным особам, чувствующим на себе внимание противоположного пола. А внимания было предостаточно. Мальчишеские сердца начинали колотиться сильнее при ее появлении. Поговаривали даже про дуэль на ножах, которая состоялась между двумя ребятами из нашей школы. Хотя нелегко понять, на что мог рассчитывать тот, кто победил бы в ней. Даже подруги не знали ничего, касающегося ее отца или родственников с его стороны. Хотя Ляля жила через дорогу от школы и девчонки постоянно забегали к ней после уроков. Она не делилась с ними теми чувствами, которые ей пришлось пережить, когда Чабуа Ираклиевич, выйдя на свободу, решил не возвращаться к ней и ее матери. И хотя отцовская любовь не ослабела и Амирэджиби, переехавший в Тбилиси, при удобном случае спешил навестить дочь, в душе у девушки оставалась незаживающая рана. За время, прошедшее до получения Лейлой школьного аттестата вместе с медалью отец успел жениться еще дважды. Но самообладанию этой девушки можно было позавидовать. Одноклассникам не приходилось видеть ее расстроенной. Лишь однажды подруга заметила, что она грустна, и спросила, в чем дело? – У меня умер дядя, – ответила Лейла, не вдаваясь в подробности. А дядя был никем иным, как поэтом Михаилом Светловым, автором легендарной «Гренады», которую многие из нас знали наизусть. Он был женат на старшей сестре Чабуа – Радом.

Лейла собиралась поступать в МГУ на факультет восточных языков, но пошла по стопам матери – поступила на юридический факультет в университете родного города. Вскоре после окончания школы она вышла замуж. Ее избранником стал ровесник – Александр Бежанов. Тем временем Чабуа Амирэджиби уже работал над своим романом об абреке, который стремился приносить людям добро. Кому еще передать с такой силой состояние человека, подвергающегося постоянным преследованиям? Это произведение писатель создал как бы трижды. Сначала -написав по-грузински, потом собственноручно переведя на русский язык, и позднее – став одним из авторов сценария к фильму. Все это позволило писателю значительно улучшить свое материальное положение и перевезти Лейлу с ее мужем и детьми в Тбилиси. Теперь между отцом и дочерью установилась та гармония, которая не покидала их до смерти Чабуа Ираклиевича, когда ему было уже за девяносто лет. Всего у него шестеро детей, один из которых, сын Ираклий погиб в ходе абхазско-грузинского конфликта. Писатель на склоне лет удостоился многих почестей. Его избирали депутатом парламента, в его честь названо судно, изготовленное по заказу правительства в Южной Корее, имя автора «Дата Туташхиа» носит тбилисская улица. Лейла Чабуавна стала одним из ведущих сотрудников посольства Грузии в Москве. А после того, как дипломатические отношения на уровне посольств между обеими странами были прерваны, она в числе нескольких дипломатов вошла в специальную группу при посольстве Швейцарии, представляющем интересы Грузии в России. Дома, где жила Лейла во Владикавказе и где бывал Чабуа Амирэджиби больше нет. Но тридцатая школа стоит напротив на прежнем месте. И теперь она ассоциируется для меня не только со счастливым детством и одноклассниками, но и с замечательной книгой, не утрачивающей своей притягательности.

Автор: Евгений Пантелеев