15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
18°
(Дождь)
68 %
2 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Доктор Рошаль рассказал на суде по Беслану, как участвовал в переговорах с боевиками
07.02.2006
22:35

Выступивший на процессе по делу о теракте в Беслане в качестве свидетеля детский врач Леонид Рошаль заявил, что несколько раз предлагал пойти для переговоров об освобождении заложников в школу N1, захваченную террористами.
«Я подходил к (тогдашнему президенту Северной Осетии) Александру Дзасохову, он сказал, что мне нужно идти в школу, он и сам был готов идти вместе со мной, но нас туда боевики не пускали, потому что, по их требованию, в школу должны были зайти четверо», — сказал Рошаль на заседании Верховного суда Северной Осетии во вторник во Владикавказе.
Как сообщалось, террористы требовали, чтобы к ним пришли четыре человека: Александр Дзасохов, Асламбек Аслаханов, Леонид Рошаль и Мурат Зязиков.
По словам Рошаля, он также собирался пойти в школу вместе Русланом Аушевым.
«Перед тем, как Аушев пошел в школу, я говорил с боевиками и спросил: «Можно ли пойти в школу вместе с ним?» Они сказали — да. Когда же Аушев шел в школу, он накануне говорил с боевиками. Я спросил у него, можно ли пойти с ним, но он сказал, что «нет, я (т.е.Р.Аушев)пойду один», — сообщил врач.
Он назвал «враньем» информацию о том, что якобы ночью 2 сентября боевикам было заявлено, что эти четверо человек (Дзасохов, Аслаханов, Рошаль и Зязиков) в школу не пойдут. «Это вранье. Я никогда не отказывался идти в школу», — сказал Рошаль.
По словам детского врача, он сам непосредственно участвовал в переговорах с боевиками.
«Правительство представило мне самолет и я прилетел в Беслан. Меня сразу привезли в администрацию города Беслан и дали мобильный телефон. Я вышел на связь с террористами и сказал им, что у вас дети — я хочу прийти. Но с другого края провода мне ответили, что запустят в школу лишь в том случае, когда все четверо людей, которых требовали боевики, будут на месте и вместе пойдут в школу», — сказал Рошаль.
«Я также просил их о том, чтобы принести воду, лекарства и еду, на что боевики ответили следующее: «Им не нужно это, они объявили сухую голодовку». На мой вопрос о том, что такое «сухая голодовка» и может ли четырехлетний или шестилетний ребенок заявить такое, боевики ничего не ответили и повесили трубку», — сообщил врач.
Он также отметил, что уже 1 сентября в больницах Северной Осетии было освобождено около тысячи мест, чтобы принять возможных пострадавших при теракте.
«Уже 1 сентября в больницах Северной Осетии было освобождено около тысячи коек на тот случай, если что-то произойдет. Я лично сам проверял», — сказал врач.
Он также отметил, что предлагал сфотографировать всех поступавших 3 сентября раненых детей и вывешивать их фотографии на стенде. «Я предложил фотографировать детей и вывешивать их фотографии на досках, чтобы родители могли их найти. Это было впервые в истории — нигде раньше так не делали», — сказал Рошаль.
На вопрос заместителя генпрокурора Николая Шепеля, была ли оказана в достаточной мере медицинская помощь пострадавшим, он ответил: «Большую часть работы выполнили североосетинские медики — они сработали просто великолепно».
Также, по словам врача, из разговора с тогдашним спикером парламента (ныне главой Северной Осетии) Таймуразом Мамсуровым он узнал, что тот отказался вывести из школы 1-3 сентября своих детей.
«Мамсуров — настоящий человек. Я восхищен им. Он отказался вывести оттуда только своих детей. И еще он сказал, что если начнется штурм, то он встанет вместе с детьми, возьмет белые флаги и встанет между штурмующими и школой», — сказал Рошаль. www.newsru.com