15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
27°
(Облачно)
69 %
2 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Это нужно не мертвым. Это нужно живым!
09.05.2010
00:37

Мы, послевоенное поколение, чьи взросление, осознание мира вокруг и своего места в этом мире выпали на 50–60-е прошлого века, очень остро и рано осознали: даже по прошествии лет война все равно не «остыла» в памяти людей. И в нашей семье она незримо и постоянно присутствовала множеством не бросающихся в глаза, но от этого не менее говорящих и ощутимых примет. Фотографией моего дяди в военной форме на стене, у которой всегда стояли свежие цветы. «Похоронка» на него пришла в дом в апреле 45-го. Бережно хранимой и время от времени извлекаемой на свет шкатулки, где хранились скромные награды. «Это – медали твоего отца, – говорила мне мама, показывая поблескивающие на солнце медали «За взятие Праги», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне». А эта – «За оборону Кавказа» – бабушкина». А еще тем, что каждое 9 Мая в нашем доме собирались друзья отца, кадрового военного, многие с наградными планками на груди. Накрывался стол, скромный по нынешним временам, и первая стопка за этим столом всегда выпивалась стоя и молча. За тех, кто не дожил, сложив головы за нашу Победу.
«Неостывшей» памятью о войне было и то, как мама всегда резала хлеб. Сложив один на один ровные его куски, она неизменно бережно и скрупулезно собирала в ладонь со стола все крошки.
Уже теперь понимаю, какое это счастье, что успела расспросить своих родных о тех горьких и трудных годах. Что хранит теперь и моя память в деталях и простых человеческих проявлениях разные лица той войны.
У отца, уроженца маленького украинского села под ставшей от того, что там родился один из советских кумиров, автор хрестоматийного романа «Как закалялась сталь» известной Шепетовкой, это были больше двух лет оккупации, жизни «под немцами». Чудом избегнутая опасность быть угнанным в Германию. Чудом, потому что удалось бежать из эшелона, направлявшегося на Запад. Примкнуть к наступавшим и освободившим к тому времени уже половину Украины бойцам Красной Армии. А потом в составе II Украинского фронта рядовым солдатом прошагать пол-Европы. Встретить долгожданный и светлый День Победы в освобожденной Праге.
У мамы, тогда шестнадцатилетней девчонки, и бабушки была своя война. Немцы ожесточенно рвались на Кавказ. Бои шли на ближайших подступах к Орджоникидзе. И отголоски этого сражения хорошо были слышны на Курской слободке, где и по сей день стоит дом, где жили мои родные. Отстоять город во что бы то ни стало. Тогда это было общим стремлением, которое объединило и бойцов на переднем крае, и жителей города. День и ночь стоявших у станков, рывших окопы под непрекращавшимися налетами фашистских самолетов. В основном это были женщины и подростки. Среди них и мои родные: мама и бабушка. До сих пор храню это нехитрое приспособление: два огромных камня с ручкой в пробитом насквозь углублении. Жернова. Они спасли тогда их от голода. Перемолотые на них кукурузные зерна, из которых потом варилась каша на воде, была такой необходимой добавкой к пайке хлеба, получаемой каждый день по карточкам.
Все это, бывшее не со мной, помню и я. Помню, потому что, действительно, это нужно не мертвым. Это нужно живым. Ибо эта память дает силы в трудные минуты. Ощущение надежного тыла – поколения наших отцов и дедов, выстоявших, сумевших превозмочь невозможное и выйти победителями из суровых испытаний. И очень хочется, чтобы эта живая ниточка памяти не прервалась. Протянулась из прошлого к моей дочке, а дальше и к внукам. Чтобы и они научились черпать силы в прошлом. Как это делаю я…Л.Латышева, “Северная Осетия”