Маэстро Валерию Гергиеву исполняется 59 лет
02.05.2012
15:50

Сегодня великому осетинскому дирижёру Валерию Абисаловичу Гергиеву исполняется 59 лет.
Французская пресса пишет о Гергиеве исключительно в превосходных степенях и иначе, как «Царём русской музыки» не называет.
За последние два месяца парижская публика услышала Гергиева три раза: два концерта в театре Елисейских Полей он дирижировал хором, оркестром и солистами Мариинского театра и в зале Плейель, в присутствии голландской королевской семьи, оркестром Концертгабау.
После последнего концерта он дал интервью.
— Так, скажите мне коротко, что вы обо мне знаете?
— Коротко? Всё, что можно найти в интернете я прочитала. Кроме японского.
— Вы знаете, что сейчас я был с большой миссией в Азии? Вы наверняка слышали о том, что мы делаем большие, а также небольшие фестивали. Например, фестиваль «Лики пианизма». Это растущий и важный плацдарм для пианистов, не только самых знаменитых, но и молодых. В этом году он проходит в Петербурге уже в третий раз. У нас сейчас вышли несколько новых дисков: записи с Мацуевым, «Дон Кихот» Массне — очень важная для нас запись со спектакля. Диск уже выпущен в восьми странах, уже есть интересные отзывы французские, английские, японские.
— Каково ваше отношение к новым технологиям? Вы же начали два года назад работать над объемными фильмами
— Мы уже два года назад первыми сделали «Жизель» в 3D, недавно «Щелкунчик». В 2D мы записали большое количество спектаклей и будем продолжать эту работу.
Мы сделали несколько новых фильмов. Сейчас навстречу новому фестивалю выходит в DVD документальный фильм о прошедших фестивалях «Белые ночи». Несколько телевизионных каналов разных стран его уже берут. Функция этого фильма ознакомительная.
Уследить за нами трудно, поскольку у нас семьсот шестьдесят выступлений в год. Я думаю, что ни Вам, ни кому-то другому не удаётся отслеживать даже одну десятую всего происходящего. Это, по-моему, и не возможно и не нужно, но делаем мы много. У нас и в балете происходят, как мне кажется, стабильные и интересные акции без больших скандалов, без больших сенсаций. Там очень многое делается. Сейчас нам предстоит очень важная акция — балетный фестиваль. В Петербурге о ней знают, залы, как правило, переполнены. Все новые постановки последних двух-трёх лет меня радовали: и «Мёртвые души», и «Аида», и «Сон в летнюю ночь» Бриттена. Если вспомнить чуть более ранние работы, «Женщина без тени» и «Электра» — это фундаментальные, большие и очень успешные постановки, которые уже увидел мир. Например «Женщину без тени» мы показывали в Японии и на крупнейшем Эдинбургском фестивале (три спектакля). Они вызвали большой спрос и вызвали огромный интерес у публики.
Но общая моя позиция: уследить за всей программой Мариинского театра, как мне кажется, почти невозможно, даже не смотря на то, что интернет позволяет сегодня многое видеть и слышать. Но я совершенно определённо могу сказать, что сейчас для нас — это наиболее интенсивная пора.
Самым серьёзным и в то же время самым мощным испытанием для нас сейчас станет процесс освоения нашего нового театрального комплекса. Стройка стремительно продвигается вперёд. Это время будет самым интересным периодом в жизни коллектива, поскольку мы будем оперировать сразу на трёх сценах. Это даже больше того, чем располагает Парижская опера, поскольку у них только два театра: Пале Гарнье и Бастий. У нас, условно говоря, Бастий достраивается, Пале Гарнье — это наш знаменитый Мариинской театр. И, наконец, концертный зал есть шикарный, который Вы, наверное, знаете?
— Я знаю, что там гениальная акустика.
— Потрясающая. Работать на трёх площадках в городе, редко когда— либо происходило в истории. Думаю, никогда не происходило. Для меня это новая задача огромной важности. С огромным интересом и любопытством я об этом думаю. Так что даст Бог, всё это осуществится.
— А то, что касается программ ваших личных последних концертов с разными оркестрами?
— Я много дирижирую несколькими ведущими оркестрами: это Венский филармонический, иногда Берлинский филармонический, иногда Концертгебау, иногда Нью-Йоркский филармонический, Лондонский, но это моё личное.
Основная моя задача — это Мариинский театр.Елена Ганчикова