“Нет, тебя уж никто не заменит…”. История одного творческого замысла
15.01.2009
13:36

… В 1979 году, в дни, когда Осетия готовилась к празднованию 120-летия со дня рождения Коста Хетагурова, делегация из нашей республики побывала в Карачаево-Черкесии, в селении Лаба, чтобы ознакомиться с тем, как шла там, где столько связано со святой памятью поэта, подготовка к этой юбилейной дате. В состав делегации, руководителем которой стала известный в республике драматург Раиса Хубецова, был включен и я – автор этих строк. В мою задачу входило обследовать состояние памятника, воздвигнутого Коста в селении Лаба.

Побывали мы тогда и на могиле отца поэта – Леуана Елизбаровича. И Раиса Хубецова заговорила о том, что долг Осетии поставить памятники и родителям Коста. Особенно матери великого создателя «Осетинской лиры» – Марии Губаевой. «Для нашего народа она, подарившая жизнь Коста, – все равно что земная богоматерь», – с волнением подчеркивала тогда Раиса Хубецова.
Но воплотилась эта идея в жизнь только через восемнадцать лет – уже в «постперестроечные» годы. Решение поставить надгробие на могиле матери Коста в Наре было принято на одном из заседаний совета общественного движения «Стыр ныхас», а работу над ним поручили, опять-таки, автору этих строк. У нас с первым председателем «Стыр ныхаса», профессором Михаилом Гиоевым состоялся обстоятельный разговор о том, каким должно быть надгробие, и началась работа над его проектом-эскизом. В те дни, снова и снова перечитывая Коста, я пришел к выводу: этот проект надо «решать» через женские образы, созданные творческим гением самого поэта. Ведь мы, к сожалению, не знаем точно, каким был облик Марии Губаевой, как она выглядела…
Надо заметить, что тогда писателями и поэтами республики предлагались разные варианты возможного текста надписи на надгробии матери Коста. Их публиковали в прессе, я их собирал, но сам в глубине души был уверен: если и помещать туда какую-то надпись, то только строки, вышедшие из-под пера самого Коста. К моей радости, такую же позицию занял тогда и поэт Ахсар Кодзати, подчеркнувший, что лучше и проникновеннее, чем сказал о Марии Губаевой–Хетагуровой сам ее сын – «Нет, тебя уж никто не заменит…», – сказать просто невозможно…
Я начал выписывать из текстов произведений Коста все, что касалось «женской тематики». Эти выписки и рисунки к ним показывал писателям, известным в республике преподавателям-филологам – сотрудникам Северо-Осетинского госуниверситета. И по сей день с благодарностью вспоминаю ту теплоту, с которой отозвалась тогда о моей концепции надгробного памятника матери Коста профессор Римма Комаева – ее консультации мне очень помогли.
Выполненный в металле и камне макет надгробия получил одобрение и у Михаила Гиоева, и у первого президента республики Ахсарбека Галазова. Благоустроили дорогу к кладбищу в Наре, где покоится прах матери Коста. Детали памятника поднимали туда, на гору, по этой дороге вручную – и тут немалую помощь оказал председатель сельсовета с. Коста Арсен Калоев, организовавший для этих целей большую группу молодых ребят-добровольцев. А само торжественное открытие надгробного памятника Марии Губаевой состоялось в Наре 15 октября 1997 года – в день рождения Коста.
После этого мне был сделан руководством республики новый заказ – на создание такого же памятника-надгробия, который было решено установить на могиле отца поэта, Леуана Хетагурова, в с. Лаба. Курировал этот проект лично тогдашний председатель Правительства Северной Осетии Юрий Бирагов. Он даже предоставлял мне для рабочих поездок в Лаба свою служебную машину.
Проект-макет памятника был исполнен. Мне показалось, что будет недостаточным просто выполнить его в виде скульптурного портрета отца Коста – хотелось отразить в нем и то, что Леуан Хетагуров был одним из основателей этого осетинского селения на кубанской земле, напомнить об истории переселения на нее горцев-осетин, осуществлявшегося по его инициативе… Готовый проект обсудили, одобрили, но… он и по сей день остается только проектом. Сначала приступить к его осуществлению помешала напряженная внутриполитическая ситуация в Карачаево-Черкесии – была там, как известно, в конце 90-х годов такая «полоса». А потом об этой идее как-то забыли…
Может быть, имеет смысл вернуться к ней именно в нынешнем году – году 150-летия Коста, отдав тем самым, наконец, достойную дань уважения памяти отца нашего великого земляка? А заодно – вспомнить о том, что со дня открытия памятника-надгробия матери Коста в Наре тоже прошло уже больше десятилетия. И он нуждается в косметическом ремонте, а сама могила и прилегающая к ней территория – в благоустройстве. Тем более, что в октябре, в день грядущего полуторавекового юбилея Коста, поклониться памяти поэта приедут в Нар тысячи людей – в том числе и из-за пределов Осетии… Михаил Дзбоев, народный художник РСО–А, заслуженный художник РФ «Северная Осетия»