15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
17°
(Дождь)
100 %
3 м/с
$ — 87.277 руб.
€ — 93.7347 руб.
Скульптор просит денег на монумент
27.05.2005
12:23
Скульптор просит денег на монумент

Один из авторов проекта памятника жертвам теракта в Беслане — краснодарский скульптор Алан Корнаев направил в приемную президента РСО-Алания Александра Дзасохова письмо с просьбой ускорить процедуру согласования документов для начала создания монумента. Памятник должен быть открыт в первую годовщину трагедии в Беслане, 1 сентября этого года. Однако официального разрешения на начало работ до сих пор нет. Авторы проекта опасаются, что за оставшееся до годовщины время у них не будет возможности выполнить объем работ по созданию девятиметровой бронзовой композиции.

Авторы проекта, краснодарский скульптор Алан Корнаев и его коллега из Владикавказа Заурбек Дзанагов, победили в международном конкурсе на лучший проект памятника жертвам захвата заложников в Беслане, объявленном правительством Республики Северная Осетия — Алания. В течение двух месяцев проекты из России и других стран (всего более 30 эскизов и макетов) выставлялись в Доме культуры Беслана. Итоги конкурса были объявлены в феврале этого года. Алан Корнаев и его владикавказский коллега Заурбек Дзанагов представили на конкурс несколько вариантов монумента. «У нас были разные идеи: например, фигура бойца спецназа, который несет ребенка, наступая ногой на змею, — рассказал Алан Корнаев. — Был замысел изобразить круг жизни, в котором парят птицы и детские души. Но жюри отдало предпочтение проекту «Древо скорби».
«Древо скорби» — девятиметровая композиция из бронзы, по очертаниям напоминающая дерево. Четыре женщины со склоненными головами образуют ствол, руки женщин — ветки, а листья — парящие ангелы, пятьдесят детских фигурок с крыльями. Памятник должен быть установлен на главной аллее нового бесланского кладбища, где покоятся жертвы теракта. Именно в пользу этого монумента высказались жители Беслана. Проект другого участника конкурса, президента Российской академии художеств Зураба Церетели не прошел в первом туре именно по причине неоднозначного отношения к его идее самих бесланцев. Его проект «Путь в небо» — гора, на подножии которой лежат детские тела, вызвал недоумение общественности. Правда, в одной из газет Владикавказа прошло сообщение о том, что Зураб Церетели, якобы, готов безвозмездно отдать уже готовую скульптуру городу. Но этот довод не повлиял на решение жюри.
После официального объявления итогов конкурса прошло три месяца, однако творческий коллектив Алана Корнаева до сих пор не приступил к работе. По словам господина Корнаева, он сам начал работы по сварке каркаса монумента, без договоров и авансов, за счет собственных средств. Однако гарантийных документов на оплату заказа авторам от Министерства строительства и архитектуры Республики Северная Осетия — Алания — официальных организаторов конкурса — пока не выдано.
«Два месяца мы ходим по кабинетам чиновников и просим подписать договоры, — рассказал „Ъ“ господин Корнаев. — Нам не отказывают, просто тянут время. Говорят, подождите, пока решается вопрос с финансированием. Мы пытаемся втолковать должностным лицам на всех уровнях, что создание бронзовой скульптуры — долгое и трудоемкое дело. Штурмовщиной тут не поможешь. Можно пригнать две сотни солдат в последний момент, чтобы они заровняли площадку и разбили газоны. Но творческую часть заказа невозможно делать в условиях цейтнота».
Художник считает, что помочь в сложившейся ситуации может только вмешательство республиканского руководства на самом высоком уровне. По его словам, в одном из кабинетов министерства образования республики ему предложили сделать монумент бесплатно, спросив, неужели долг перед родиной можно измерять деньгами? «Я ответил — а вы с 1 сентября зарплату получали или даром работаете?» — рассказал художник.
Господин Корнаев не назвал сумму средств, выделенных на возведение монумента, хотя сообщил, что заложил в смету минимальные расценки, урезав собственный гонорар. «Беслан для меня — личная боль души, — подчеркнул Алан Корнаев. — Но нельзя же превращать высокие чувства в фарс».

“КоммерсантЪ”