15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
26°
(Облачно)
53 %
3 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Тбилиси может потребовать изменения мандата и структуры миротворческих контингентов в Абхазии и Южной Осетии
06.09.2005
10:30

Правительство Грузии может потребовать изменения мандата и структуры миротворческих контингентов на территории страны. Как заявил в интервью газете «Новые Известия» секретарь Совета национальной безопасности Грузии Гела Бежуашвили, «претензии к выполнению своих функций российскими миротворцами как в Абхазии, так и в Южной Осетии обоснованны», и «миротворческий мандат этих операций устарел», в то время как «фактически миротворцы превратились в пограничников, которые оберегают какую-то административную границу, в то время как должны содействовать миротворческому процессу, разрешению конфликта, чего не происходит».
По словам Бежуашвили, это обусловлено тем, что «устарела политическая основа миссии, как и мандат миротворческих сил». Он напомнил, что мандат МС в конфликтных регионах разный: «В Абхазии это мандат СНГ, в Южной Осетии — непонятный для меня мандат так называемой трехсторонней комиссии, где миротворческие силы представлены российским, северо-осетинским (как будто это не Россия!) и грузинским контингентами».
«Очевидно, что баланс сил здесь явно не в нашу пользу, — заявил секретарь грузинского Совбеза, — Тем более что российские миротворцы не только не помогают разрешить конфликт, но непосредственно участвуют в контрабанде, никак не реагируют на похищения людей, которые там происходят буквально каждую неделю. Закрывать на это глаза мы не будем. Если не будут приняты кардинальные меры и ситуация не изменится, мы будем настаивать на изменении мандата, структуры миротворческих контингентов».
Вместе с тем Гела Бежуашвили отметил, что речь не идет о выводе России из переговорного процесса, и что цель грузинской стороны состоит «в вовлечении России в позитивное решение конфликтов на территории Грузии», в то время как «сейчас Россия выполняет несколько функций, противоречащих друг другу». По его словам, «функция медиатора в переговорном процессе предусматривает объективность, поэтому медиатор, у которого есть свои интересы в Абхазии и Южной Осетии, не может быть эффективным» — при этом Бежуашвили отметил, что «эти интересы не обязательно представлены на государственном уровне» и что «это интересы многих групп, которые, как видно, никак не контролируются».
«Медиатор должен быть заинтересован в разрешении конфликтов, — напомнил секретарь Совета национальной безопасности Грузии, — А Россия сейчас заинтересована в том, чтобы они оставались замороженными. Конечная цель миротворческого процесса — сделать так, чтобы грузины, абхазы и осетины жили вместе. Пока нет понимания этого, процесс идет в никуда. А страдает население конфликтных регионов, которое стало заложником большой политической игры внутри самой России. Поэтому Россия должна стать активным, но позитивным участником мирного процесса».
Подчеркнув, что «конфликты — это центральная тема российско-грузинских взаимоотношений», Гела Бежуашвили заявил, что «у России есть исторический шанс сыграть позитивную роль и стать региональным лидером». При этом он отметил, что «она должна быть лидером, а не гегемоном», поскольку «времена гегемонов ушли». 15-Й РЕГИОН