Заложница Алена Даурова не разрешает матери ходить в черном
10.10.2004
15:31
Заложница Алена Даурова не разрешает матери ходить в черном

Пока их фотографируют, Алена улыбается. Только что в больницу приходили клоуны и фокусник. Алене сделали лебедя из белого шарика. А у мамы заплаканные глаза. Мама молчит, пока Алену не увели на рентген. И тогда мама говорит…

– …у меня же там свекровь, и муж, и мальчик двухлетний погибли… Мы все вместе жили. Вот школа – вот наш дом, наше крылечко все по телевизору показывали… Муж услышал стрельбу, выбежал – дверь открыта была, а тут боевик сидел… Выстрелом ему все кости сзади раздробило, такая пуля была… Шесть часов операция длилась, все без толку. И он умер… Буквально минут через двадцать маленького к себе забрал… У него тоже были смертельные раны… черепно-мозговая травма и спинной мозг – там осколок был… Когда их не стало, я думала, что, наверное, с ума сойду… Много людей вокруг, а я все равно одна… Знаете, муж и сын у меня были одно целое… Они бы не смогли поодиночке, не выдержали бы… Вадик – без сына, а Георик – без отца… Меня одно успокаивает: они там вместе, понимаете…
Аленка, бабушка и Георик были в заложниках. Алена часто вспоминает, плачет. За Георика больше плачет, за братика… Все спрашивала: “А Георик? Как Георик?” Я говорила, что нормально… А потом однажды: “Мама, почему ты в черном ходишь?!” Ну и сказали ей, что они в реанимации… В Осетии обычай такой – пока сорок дней траура не пройдет, женщины в платках ходят… Когда я пришла в платке, она все поняла. Так плакала: “Не ходи ко мне в платке! Не хочу тебя видеть в платке!” Так и не разрешила…
Я сначала ничего не спрашивала про школу, боялась ее травмировать. Но она сильная девочка. Она мне рассказывала, как Георик плакал, просил молочка, он у нас без молочка даже не засыпал… Все говорит: “Если бы Георик был рядом со мной, он был бы жив. Я на третий день ушла в середину, где висела самая большая бомба, а она не сработала… После взрыва, – говорит Алена, – я пошла к бабуле. Бабуля сидела и плакала. Георику доски на голову упали. Бабуля его вытаскивает, а он ничего не понимает!”.
Дочка не разрешает маме плакать. Бабуля ее так подготовила… Говорит: “Мама, они рядом с нами. Просто мы их не видим. Они, может, даже нас гладят, понимаешь? Нельзя плакать!” А о братике сильно плачет: “Не нужны мне таблетки и есть я не буду! Был бы он рядом со мной!..”
Алена вернулась. Мама вытирает слезы:
– Ну что, сделали рентген? Осколочки у нее. Из животика, говорят, не будут доставать. Глубоко очень. Еще в ручках, ножках…
Алена смотрит на маму. Строго. И мама прячет глаза…

Расчетный счет Алены Дауровой:
Банк получателя: Сбербанк России
Получатель: Тверское отделение, СДО № 7982/0524, г. Москва
Расчетный счет: 30301810338000603804 в Сбербанке России
Корсчет: 30101810400000000225 ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России
БИК: 044525225 ИНН: 7707083893
№ расчетного счета: 42307810338041007244 Даурова Светлана Александровна

Ольга Тимофеева («Известия»)