15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Снег)
93 %
3 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Бесланских мальчиков хотят оградить от армии
05.11.2004
23:53
Бесланских мальчиков хотят оградить от армии

Вполне возможно, вскоре появится еще одна категория «отсрочников». К сенаторам из парламентской комиссии обратился местный учительский комитет с просьбой о предоставлении армейских отсрочек бывшим заложникам. Сенаторы обещали коллегиально рассмотреть эту просьбу и, что не исключено, выступить с соответствующей законодательной инициативой.

На этой неделе в Беслане работали три сенатора: зампредседателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Леонид Биндар, зампредседателя комиссии СФ по регламенту и организации парламентской деятельности Олег Пантелеев и первый зампредседателя комитета СФ по экономической политике предпринимательству и собственности Владимир Гусев. Они продолжили вести прием граждан, встречались с представителями силовых структур. В поездке их сопровождал член СФ от исполнительной власти Северной Осетии Эрик Бугулов. Через него-то и обратились члену учкома с просьбой о предоставлении отсрочки от армии, причем не только бесланским призывникам, но и всем молодым людям, побывавших в заложниках, например, в том же «Норд-Осте».
Свою просьбу члены учкома мотивируют тем, что едва ли за два года нынешние 11-классники отойдут от стресса. На это им указали военные психологи, командированные в Беслан. Психологи говорят, что даже взрослые трудно переносят подобные стрессы, не говоря уже о подростках. По их словам, боевые стрессы особенно тяжело переносят прошедшие афганскую и чеченскую кампании. «Болезненное реагирование на взрывы и даже на различные бытовые хлопки и грохоты постоянно можно встретить у «афганцев» и «чеченцев», – отмечают психологи. Причем речь идет о бывалых бойцах, прошедших ужас войны. Что же тогда говорить о подорванной юношеской психике, если элементарно бывшие заложники шарахаются при виде силовиков в камуфлированной одежде?.. Специалисты говорят, что процесс психологической реабилитации может растянуться на несколько лет.
Ко всему прочему, ученики школы №1, в том числе и допризывного возраста, до сих пор с неохотой идут в школу. В первые дни, когда возобновилась учеба, многих чуть ли не силой приходилось отправлять за школьный порог. Захотят ли они идти в армию? Учкомовцы очень сомневаются в этом. Поэтому предлагают, чтобы бывшим заложникам предоставляли отсрочку от армии, а то и вовсе освобождали от воинского долга.
– Психологи предупредили нас, что стресс у детей будет носить затяжной характер, они неуравновешенны, нервны, поведение многих агрессивно, и неизвестно, чем в дальнейшем все это аукнется. У моего ребенка галлюцинации начались еще в спортзале, – рассказала завуч школы №1 и представитель учкома Лена Касумова.
Госпожа Касумова отметила, что к их мнению сенаторы прислушались и обещали серьезно рассмотреть эту инициативу. Однако военный комиссар Северной Осетии Руслан Тавитов сомневается в необходимости принятия соответствующего дополнения в закон о воинской службе.
– Степень психологической неуравновешенности должны определять врачи и психологи во время призывных мероприятий. Психиатры и невропатологи в состоянии определить, отошел от стресса к 18-летию тот или иной призывник или нет, и дополнительные положения в воинском законе для этого не нужны, – уверен господин Тавитов.
Военный комиссар Северной Осетии отметил, что большинство осетинских призывников в силу своих природных качеств уходят в элитные подразделения – ВДВ, ВМФ, погранвойска. Многие сами изъявляют желания служить в армии, поэтому, как говорит полковник Тавитов, в данном случае необходим строго индивидуальный подход.
– Не стоит всех под общую гребенку стричь, – продолжает свои рассуждения республиканский военком. – Кто-то сразу же убежал с той злополучной линейки, кто-то спрятался в котельной, кто-то мог оказаться психологически выносливее, а кому-то служба в армии пригодится в карьере.
В чем-то можно не соглашаться с господином Тавитовым (российские военкоматы частенько отправляют в армию нездоровых призывников). А очевидность того, что кому-то из бывших заложников воинская служба может пригодиться, нельзя исключать.
Во время первой командировки парламентской комиссии в Беслане кто-то из местных жителей подсказал ее председателю, вице-спикеру СФ Александру Торшину как лучше воспитать бывших заложников. «Устройте их в школы ФСБ, и по окончании учебы они будут беспощадно драться с террористами», – говорили Торшину. Это предложение вице-спикер СФ намотал на ус. Впрочем, даже если власти не помогут бесланским парням устроиться в престижные школы ФСБ, то, похоже, и без их участия они намерены преодолевать экзаменационные барьеры. Из 52 одиннадцатиклассников школы №1 меньшую половину составляют мальчики. Многие из них пересматривают свой выбор будущей профессии. Чуть ли не половина из парней-одинадцатиклассников намерены поступать в академию ФСБ. Среди тех, кто пересмотрел свои абитуриентские взгляды, Алихан Базров. Заур Абоев мечтал стать стоматологом, но три дня проведенные в заложниках все в нем перевернули. Теперь он видит себя исключительно военным прокурором.
Без армейской закалки бесланские парни не смогут стать силовиками. Так что армейские послабления могут и не пригодиться им.

Вадим 15-Тохсыров