15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
21°
(Облачно)
64 %
1 м/с
Без страха и упрека
20.04.2020
10:24
1 813
Без страха и упрека

Этот заголовок автор украл из собственного очерка, написанного лет сорок пять назад. А сегодня, 20 апреля его герою – одному из самых ярких форвардов в истории осетинского футбола – Георгию Кайшаури исполняется 75 лет. И поскольку старинный рыцарский девиз по – прежнему идеально отражает его образ, самоплагиат, будем надеяться, по сему случаю простится.

Уже в шестнадцать лет Георгий сыграл за дублирующий состав знаменитого советского клуба – тбилисского «Динамо». Пока только в конце матча, выйдя на замену. Но в следующем сезоне он уже забил один гол в двух матчах. Тем не менее о попадании в «основу» нельзя было и мечтать. Там в атаке блистали такие асы, как Месхи, Калоев, Баркая, а чуть позднее – и Метревели. Поэтому юноша предпочел стать первым парнем на деревне, точнее – в маленьком городке Гурджиани, футболисты из которого выступали в классе «Б» – аналоге нынешней второй лиги. Там Георгия приметил Андрей Иванович Зазроев. Он возглавил «Энергетик» из Душанбе и пригласил туда Кайшаури. Это была уже первая лига. Но молодого нападающего не смущали ни возросший уровень соперников, ни более высокие требования. В первый же год он «настрелял» 14 голов. Теперь всполошились в Грузии. Как это так – наших бомбардиров увозят за тридевять земель. Получилось, как в известном фильме: «Такие пилоты на дороге не валяются». На возвращение в «Динамо» рассчитывать не приходилось. Дубль он перерос, а в «гвардию», как и раньше, не пробиться. Но в первой лиге играла другая тбилисская команда – «Локомотив» Там Кайшаури провел два сезона, стабильно забивая и набираясь опыта.

В 1968 году возглавивший орджоникидзевский «Спартак» Андрей Зазроев позвал Георгия в столицу Северной Осетии. Тот сразу же понял, что это его клуб. И по стилю игры, и по духу, и даже по фарту, без которого в футболе тоже нельзя добиться успеха. В 22 матчах он 18 раз поразил чужие ворота. Результат более чем впечатляющий. И не случайно главный человек в московском «Спартаке» Николай Старостин решил повидаться с парнем на предмет возможного перехода в эту команду, ставшую, кстати, через несколько месяцев сильнейшей в стране. Но дальше той беседы дело так и не пошло. Возможно, это было и к лучшему. Команда Зазроева играла все увереннее, сначала победила в зональном турнире, а потом и в финальной пульке за выход в высшую лигу. Конечно, это достижение не сравнить с золотыми медалями «Алании» 26 лет спустя. Но первый триумф – всегда дорог, потому что первый. И любопытная деталь. После чемпионства 1995 года игроки разъехались в разные стороны. Даже кое – кто из коренных владикавказцев. А в команде 1969 года даже для приезжих ребят наша республика навсегда стала родным домом. И для Папелишвили, и для Будагяна, и для Зазроева – младшего, и для Кайшаури. Высшая лига уготовила им и их партнерам тяжелые испытания. Не укрепившая состав команда нередко напоминала взвод новобранцев, героически сражавшихся с превосходящими силами. Однако и здесь Георгий не затерялся. Забил восемь мячей и один из немногих провел все 30 матчей. В советском футболе тогда лишь один или два нападающих превосходили Кайшаури в таком важном компоненте, как игра головой. И это при относительно невысоком для форварда росте 177 сантиметров. Через два года он повторил свой личный рекорд – 18 мячей за сезон.

В 1975-м получил травму и в 22 играх отличился лишь дважды. Некоторые болельщики стали поговаривать, что 30 – летнему игроку пора дескать заканчивать. А он в следующем году выдал 11 голов. Всего же в первой и в высшей лигах он забил больше ста двадцати. И это не считая мячей, которые он записал на свой счет в «Волгаре» из Астрахани, где он играл до 34 лет. И еще через несколько лет после этого он говорил «Свои восемь голов я всегда забью». Как только в Астрахани появлялась пара дней, свободных от тренировок, он садился на поезд, который курсировал из этого города в Минеральные Воды через Беслан. Спешил к своей верной жене Додо, которая помимо обычных женских дел в семье, взяла на себя и обязанности архивариуса – собирала все вырезки из газет, где упоминался ее муж. «Я творю на поле, Додо творит в быту», – шутя говорил Георгий. Но она не собиралась быть только домохозяйкой. Много лет проработала в Северо – Осетинском государственном университете. У супругов пять внуков исключительно мужского пола. К огорчению деда никто из них не пошел по его стопам. Но у всех неплохо идут дела в бизнесе. Одно время в этой сфере поработал и сам Кайшаури. Он родился и вырос в грузинском городке Душети. Земляки гордились им, и когда он закончил свою футбольную карьеру, выразили свое почтение оригинальным образом – предложили стать директором местного универмага. За такую должность в Грузии тогда платили большие деньги. Разумеется, с целью вернуть их с лихвой. И хотя Георгий будучи футболистом успел получить высшее экономическое образование, эта работа пришлась ему не по душе. Комбинации на футбольном поле были его стихией, но в торговле нужны были комбинации иного рода. Они не вписывались в его представления о жизни. И разлука с Додо и сыном, тоже Георгием мало его устраивала. Словом, довольно скоро он приехал обратно.

Вспоминается несколько забавных эпизодов, связанных с ним. У него были знакомые в областном совете профсоюзов. Как-то зайдя туда, он узнал, что у одной из сотрудниц день рождения. Вместе с мелким чиновником он отправился за шампанским. В те годы не было полиэтиленовых пакетов, и каждый держал по бутылке в руках. Георгий на ходу едва успевал отвечать на приветствия прохожих. У входа в здание чиновник вдруг сказал: «Возьми и мою бутылку, а то неудобно, меня все знают». На мгновение Гоги потерял дар речи. «Кто тебя знает? Кто ты такой?» – изумленно спросил он своего спутника. В другой раз вместе с еще одним футболистом он проходил по площади Свободы «А давай зайдем к председателю Совета министров» – вдруг сказал Кайшаури. «Зачем»? – удивился его товарищ. «Да так просто. Может новую квартиру выделит». Тогда все было проще. Они назвали в приемной свои фамилии и через несколько минут секретарь пригласила их в кабинет. Его хозяин принял гостей доброжелательно. Поговорили о футболе, а потом премьер молча и внимательно посмотрел на обоих, понимая, что это не визит вежливости и дал понять, что готов их выслушать. И тут Кайшаури непринужденно заговорил о том, что у него подрастает сын, квартира тесновата и хорошо бы улучшить жилищные условия. Предсовмина снял трубку и отдал соответствующее распоряжение. Тот, кто пришел с Георгием, потом рассказывал, что был слишком ошеломлен, чтобы попросить и за себя. А однажды вместе со своим другом по команде и по жизни Владимиром Копиным они оказались в Москве в день открытия международного кинофестиваля. Протиснулись сквозь толпу у кинотеатра без особой надежды попасть внутрь и тут их буквально за руки втащили в фойе, приговаривая что-то на ломаном английском. Их провели в зрительный зал и указали на первый ряд. «Плиз». Симпатичных ребят, одетых и обутых во все импортное, приняли за иностранных участников фестиваля. Копина, возможно, за шведа, а Кайшаури за француза. Когда сели и огляделись, Гоги чуть не упал со стула. Через два человека от него сидела сама Элизабет Тейлор.

Побывав в прошлом году во Владикавказе спохватился, что потерял номер телефона Георгия Владимировича. Можно было восстановить его, расспросив общих знакомых, но я выбрал более быстрый и надежный вариант. Каждый день он, не торопясь, своей уникальной походкой преодолевает расстояние от 26 – ой школы до стадиона «Спартак» и обратно. Мне оставалось лишь занять точку на этом маршруте и вскоре мы уже обнимали друг друга. От этого грозного в свое время форварда никогда – ни раньше, ни теперь не приходилось слышать грубого слова или обидной фразы в чей – то адрес. Потому – то – без страха и упрека.

Автор: Евгений Пантелеев