Годы, превратившиеся в стеллажи
24.12.2020
14:50
1 484
Годы, превратившиеся в стеллажи

Если мысленно представить себе три объекта в левобережной части Владикавказа, расположенные сравнительно недалеко друг от друга, получится некий треугольник. Все его углы можно назвать воплощением женской мечты. Детская спортивная школа в пойме Терека была построена благодаря успехам учениц замечательного тренера по художественной гимнастике Козимы Дулаевой. Сыграл свою роль и стремительный рост популярности этого вида спорта, а главное – подвижнический труд и энтузиазм Козимы Васильевны. Рядом со школой № 30 примерно в то же время было введено в эксплуатацию здание для репетиций прославленного ансамбля «Алан». Инициатором строительства и активным борцом за реализацию своей идеи была тогдашний директор танцевального коллектива Лидия Цебоева. Еще одна жительница Владикавказа Варвара Шредерс не могла и мечтать о том, что ее детище – скромная публичная библиотека превратится в одно из крупнейших учреждений культуры Юга России и займет пятиэтажное здание, которое станет гордостью горожан. Но именно Шредерс стояла у истоков, и по-своему символично, что ее девичья фамилия – Ломоносова свята для всех, кто осознает истинную важность науки и просвещения.

В шестнадцать лет мною было совершено преступление, которое квалифицируется по статье «Подлог». В республиканскую библиотеку, как она тогда именовалась, школьников записывали только с десятого класса, а я учился в девятом и очень хотел попасть в этот недосягаемый пока храм. У секретаря директора школы я взял справку для доступа якобы к занятиям в спортивной секции, аккуратно переделал 9 на 0, приписал впереди единицу и стал полноправным читателем.

Трудно даже вообразить, как размещалась библиотека и ее огромные книжные фонды в старом двухэтажном здании с подобием мансарды над крышей на проспекте Мира. За эти годы много чего происходило. Однажды ночью случился пожар. Для книг нет ничего страшнее. Ведь их враг не только огонь, но и вода, да и пенная смесь тоже. Тотчас после того, как закончили работу пожарные, обзвонили сотрудников, у которых были домашние телефоны. Одна из женщин находилась в таком шоке, что примчалась в ночной рубашке. В другой раз приняли на работу девушку, которая носила с собой чемоданчик из тех что впоследствии называли «дипломат». Службы безопасности тогда не существовало, и никому не приходило в голову проверить, что там внутри, когда хозяйка уходила домой. Тем более, что в обед она всегда извлекала какую-нибудь еду. А потом незаметно набивала свой багаж ценными книгами, которые отбирала заранее. И так продолжалось месяцами изо дня в день. Какой урон она нанесла библиотеке – трудно даже определить.

И в старом здании, и в новом, хотя и ему уже немало лет, царила на редкость позитивная атмосфера. Этому способствовали профессионализм и доброжелательность персонала. Особенно приятно было заходить в отдел искусств. Здесь «пересекались» писатели, художники, актеры музыканты республики. За чашкой чая можно было обсудить последние новинки и просто пообщаться с людьми, настроенными с тобой на одну волну. Много лет отделом руководила Людмила Хмелева. Она выпустила в свет интереснейшую брошюру о пребывании известных деятелей русской культуры во Владикавказе. Там рассказывалось, например, о том, что первый в жизни сольный концерт после обучения вокалу в Тифлисе Шаляпин решил дать в городе на Тереке. Были расклеены афиши, но на концерт неизвестного певца никто не явился. А вот на выступлении писателя Куприна был чуть не аншлаг, но все закончилось конфузом. Автор «Гранатового браслета» вышел на сцену, мягко говоря, не в форме, и публика начала громко возмущаться. Из ее рядов в классика даже полетело несколько яблок…

В свое время я предложил создать при библиотеке театр книги. Без всяких затрат и при минимальном реквизите. Настольная лампа, местами магнитофонная запись с музыкой и поочередное чтение сотрудницами для слушателей. Тогда, в начале девяностых стали доступны находившиеся под запретом произведения, и интерес к ним был очень велик. Но идею похоронил один из актеров русского театра, предложивший вместо этого размахнуться на взаправдашнюю театральную студию. Разумеется, из этой затеи выйти ничего не могло, а разработки рассказов Бабеля, для чтения, которые мы делали с Ириной Мисиковой, так и канули в неизвестность. Об Ире хотелось бы сказать особо. Ее трагическая гибель при сходе ледника Колка до сих пор отзывается болью в душе. Незадолго до этого ей предложили престижную работу с более высокой зарплатой, чем в библиотеке. Поначалу она не соглашалась, несмотря на уговоры друзей, в том числе и мои. Как будто интуитивно чувствовала то, что уготовила ей судьба. Точнее, если существует подсознание, то, возможно, есть и подинтуиция, которая не подает тревожных сигналов, но удерживает от тех или иных решений чуть ли не механически. Все время думаешь о том, что останься она в библиотеке, была бы жива.

Не все врачи попадут в рай. Но там окажутся почти все библиотекари. Работа эта не только благородная, но и трудная. Годами дышать книжной пылью – не ахти какая радость. Естественно, книжные собрания соответствующим образом обрабатываются, но не в один и тот же день целиком. А сколько километров за день вынуждены были проходить сотрудники читального зала, выполняя заказы посетителей? В другой жизни, очевидно, воздастся тем, кто здесь работает, и за невысокую оценку их труда в денежном эквиваленте. Но тем больше оснований уважать их за преданность своему делу и бескорыстие. Горжусь, что в библиотеке есть и мои книги, которые передавал сюда по мере их выхода из печати.

Сегодня, когда, к сожалению, в обществе ослабевает тяга к чтению, роль крупных книгохранилищ только возрастает. Если прежде из-за обилия названий и переизданий книги ассоциировались с морем, то теперь это, скорее, спасительная суша, на которую предстоит высадиться затерявшимся на широких просторах бездуховности и житейской суеты. Придя с утра в Национальную библиотеку Северной Осетии, человек разносторонних интересов может пробыть до вечера и не заметить, как пролетел день. Помимо книжных полок он при желании побывает на занятии в здешней изостудии, взглянет на то, как работают члены кружка по плетению осетинских платков, а на курсах по повышению компьютерной грамотности есть возможность углубить свои знания в этой области. И даже если вы не попали на улицу Коцоева – не беда. Удобная услуга «Спроси библиографа» позволяет получить ответ по телефону. А на официальном сайте библиотеки есть чудесный журнал, который ведет Людмила Тандуева из отдела краеведения, – «Записки на манжетах». В точности, как у нашего, считай что, земляка Михаила Булгакова. Там рассказывается о книгах так, что хочется тут же их прочесть. Остается присоединиться к многочисленным поздравлениям в связи со славным 125 -летием библиотеки и пожелать ей и дальше выполнять свою высокую светоносную миссию. А вам не кажется, что книжные стеллажи напоминают рельсы, устремленные ввысь?

Автор: Евгений Пантелеев; фото: Константин Фарниев