15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
25°
(Облачно)
73 %
3 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Интеграл Бориса Дзебоева
02.06.2021
15:08
3 547
Интеграл Бориса Дзебоева

Если упрощенно, этот термин обозначает аналог суммы для бесконечного числа бесконечно малых слагаемых. Такими слагаемыми для ставшего недавно доктором физико-математических наук Б. А. Дзебоева стали долгие дни учебы и работы, наблюдений и размышлений, поисков и озарений.

Тема его диссертации – «Системно-аналитический метод распознавания мест возможного возникновения сильных землетрясений». Официальными оппонентами при защите представленной работы были видные российские ученые – академик РАН Л. И. Лобковский, член-корреспондент РАН А.А. Маловичко, президент механико-математического факультета МГУ В.Н. Чубариков. Наставником и консультантом Дзебоева являлся академик А. Д. Гвишиани. В 2014 году он же был научным руководителем нашего земляка, когда тот защитил кандидатскую диссертацию. Алексей Джерменович – внук председателя Совета Министров СССР А. Н. Косыгина. Как и тогда, защита проходила в Институте физики Земли. Борис Аркадьевич признался, что в последующие два дня он занимался только тем, что отвечал на телефонные звонки с поздравлениями от родных, друзей и коллег.

Осетин – докторов физико-математических наук можно пересчитать по пальцам. А «чистых» математиков, как Дзебоев, среди них еще меньше. Отметим, что ему всего 36 лет. Но несмотря на относительно юный возраст для этой ученой степени, не он стал самым молодым доктором –«физматовцем» среди представителей родной республики. Анатолий Кусраев в свое время защитил докторскую диссертацию в 33 года. А в наиболее позднем возрасте это сделал Николай Сиукаев – когда ему исполнилось 53. Но у него была уважительная причина – в молодости пришлось отложить занятия наукой, чтобы отправиться на фронт. Шла Великая Отечественная война. Когда же в пятидесятых годах Николай Васильевич закончил работу над кандидатской, оказалась, что за исследования на ту же тему незадолго до этого был аттестован немецкий ученый. Все надо было начинать заново и с нуля. Зато следующую диссертацию признали соответствующей степени не кандидата, а доктора наук.

Дзебоев «заболел» математикой еще в детстве, когда учился во владикавказской школе № 26. Возможно, интерес к отвлеченным понятиям передался от бабушки – Тамары Аркадьевны, в жилах которой текла кровь мудрых знатоков Торы и Талмуда. Ради чисел и теорем Борис отказался даже от другого увлечения школьной поры – футбола. До шестнадцати лет занимался в СДЮСШОР «Юность», играл вратарем. С некоторыми из своих товарищей по команде он дружит до сих пор, хотя успел обзавестись друзьями и в годы учебы в Северо-Осетинском государственном университете, и в аспирантуре в Москве, и по месту нынешней работы – заведующего столичной лабораторией Геофизического Центра Российской Академии Наук. Пока Дзебоев ходит в холостяках. Ни владикавказские, ни московские девушки не смогли составить серьезную конкуренцию математике. Следует учитывать, что и зарплата российского ученого не позволяет создать достойные условия для проживания семьи в столице, да еще снимая квартиру. Может поэтому при каждом удобном случае Борис спешит к родительскому очагу. Там каждый его приезд – праздник. Отец – Аркадий Борисович тоже отличался в детстве способностями к математике. Отчасти он реализовал их, получив диплом экономиста. Есть у него и второе высшее образование – закончил факультет физвоспитания СОГУ. Играл в футбол на первенство Казахстана и Северной Осетии. Трудился в различных организациях республики. Мама – Залина Касполатовна работает медсестрой. У них еще двое детей. Дочь Анна преподает в Москве искусство вокала. Прежде сама пробовала себя на эстраде, участвовала в конкурсах. Младший сын Константин – продолжатель спортивных пристрастий отца, учится на «физвозе».

Поистине судьбоносным событием для Бориса Аркадьевича стало предложение, которое он получил на третьем курсе университета – поработать без отрыва от учебы в геофизическом институте (так он именуется сегодня) Владикавказского научного центра РАН. Подрабатывать где-то в студенческие годы – во всем мире дело обычное. Но на Кавказе это мало распространено. Может, кого-то смущает, что в сравнительно небольшом городе знакомые увидят его в роли официанта или доставщика пиццы. Однако Борису его новые обязанности пришлись по душе. И когда сокурсники после занятий решали, каким развлечениям отдать предпочтение, он торопился на улицу Маркова и возвращался домой уже после того, как все поужинали.

Сейсмологические наблюдения и их обобщения, которыми занимались геофизики, имели чрезвычайно важное значение для республики. Еще была свежа в памяти трагедия, произошедшая при сходе ледника Колка. Да и подземными толчками жителей Северной Осетии не удивить. Они живут в не самом благополучном регионе с точки зрения сейсмологии. Кстати, по словам научного руководителя института профессора В.Б. Заалишвили наиболее проблемным во Владикавказе является в этом смысле район Хольцман и прилегающие территории – по крайней мере, потенциально. Знания и способности Дзебоева пришлись как нельзя кстати. Основной целью деятельности института было прогнозирование возможных очагов землетрясений с максимальной точностью. А здесь без скрупулезных расчетов не обойтись. Если раньше Борис любил математику, как любят поэзию, то теперь он убедился, какое огромное практическое значение имеет его «избранница». Отныне все его научные устремления неизменно соседствовали с геофизикой. За последние десять лет он опубликовал в соавторстве с другими учеными ряд статей в научных журналах, в том числе в англоязычной версии российских «Известий физики Земли», издающейся в Нью-Йорке. Его имя – и среди авторов двух книг, посвященных проблемам сейсмологии. Кроме того, он выступал с докладами на различных конференциях, включая международные.

Любопытно, что два официальных оппонента на защите диссертации свои критические замечания свели фактически лишь к тому, что привлечено недостаточно дополнительных данных, которые однако только подтверждают справедливость сделанных Дзебоевым выводов. А третий и вовсе не нашел оснований для придирок. Помимо этого было получено несколько одобрительных отзывов от других компетентных специалистов. В частности, от представителей института геофизики и инженерной сейсмологии национальной Академии Наук Армении и коллег из Владикавказа. В чем же ценность работы Бориса Аркадьевича? Прежде всего – в создании новых инструментов распознавания опасных участков – метода FCAZ и алгоритма «Барьер -3». Это позволяет осуществлять более точное прогнозирование. Выкладки Дзебоева успешно испытаны на практике – в обширном регионе Алтай-Саяны-Прибайкалье и на Кавказе. Значение этих математических ноу-хау настолько велико, что, по мнению профессора В. Н. Чубарикова, они могут выходить далеко за пределы геофизики и применяться при системном анализе в других научных областях.

Научатся ли люди предсказывать землетрясения с такой же точностью, как метеорологи – погоду, хотя и те нередко ошибаются? Известен случай, когда в Китае по «наводке» ученых заблаговременно вывели в одном месте людей из домов и несмотря на подземные толчки с магнитудой свыше шести баллов, никто не пострадал. Но в этой же стране полной неожиданностью стало землетрясение в другом городе, унесшее тысячи жизней. Путь к максимально достоверной предварительной информации один – фиксация процессов в земной коре и в верхних слоях почвы с помощью как можно большего количества современных приборов и оперативный анализ полученных данных. Сейсмологи Северной Осетии в этом плане располагают едва ли не лучшими возможностями в стране. А разработки Дзебоева способствуют этому еще больше.

Его успех наводит на размышление о тех дипломированных юристах и экономистах, которыми сегодня наводнена республика. В свое время родители многих из них настояли на выборе престижных с их точки зрения профессий, хотя у молодых людей могли быть иные предпочтения и даже мечты. Наступив на горло собственной песне, они потом не нашли себе работу по специальности и вынуждены были порой довольствоваться даже той, которая не требовала высшего образования. Надо давать детям после окончания школы шанс на то, чтобы самим выбрать себе дорогу. И даже на шишки и ссадины, заработанные на ней. При поступлении на физмат родители Бориса Аркадьевича тоже могли сказать ему: «Зачем тебе это надо? Станешь учителем математики – проживешь не самую легкую жизнь». Но они этого не сказали, потому что верили в сына и понимали – дело, которое для человека является наиболее важным, – его миссия на этой земле.

Автор: Евгений Пантелеев