Глашатай победы
06.09.2020
10:59
961
Глашатай победы

Вспоминая тех, кто ковал золотую победу “Алании” двадцать пять лет назад, нельзя умолчать и о человеке, который не выходил на поле, но был таким же любимцем всей республики, как и футболисты-чемпионы.

Телекомментатор Владимир Дзуцев вел репортажи о матчах во Владикавказе для телезрителей всей страны. Настоящий самородок, без специального образования, он импонировал множеству людей высокой культурой речи и тонким знанием игры. Патриарх отечественных комментаторов Николай Озеров назвал его одним из трех лучших в этой профессии в девяностые годы на пространствах СНГ.

Обычно российское телевидение, транслируя игры в провинции, каждый раз присылала туда столичных мэтров микрофона. Для столицы Северной Осетии делалось исключение. Здесь был свой Мастер с большой буквы.

Владимир Николаевич вырос в замечательной семье. Родители – Николай Темырович и Лидия Александровна сумели воспитать троих детей так, что каждый из них сумел раскрыть в жизни свои, совершенно разные таланты. Сестра Галина – кандидат наук, преподаватель СКГМИ. Старший брат Валерий – Заслуженный художник Республики Северная Осетия-Алания. Он принял своеобразную эстафету от отца – учился в городе на Неве, который Дзуцев-старший оборонял все годы блокады. Будучи инженером, он стал во время войны офицером саперных войск. Дважды ему довелось лично общаться с командующим Ленинградским фронтом Георгием Жуковым. Причем не он слушал прославленного военачальника, а тот – его. Сапер показывал зоны, свободные от минирования, через которые можно было осуществлять рейды в расположение врага и будущее долгожданное наступление.

Владимир, гуманитарий по духу, поначалу тем не менее выбрал техническую стезю. Закончил факультет электрификации Горского сельскохозяйственного института, успел даже поработать по специальности на одном из владикавказских заводов. На телевидение его привела…шутка. Подражая футбольным комментаторами, он развлекался в свободные минуты тем, что вел репортажи о воображаемых матчах. А чтобы проверить, получается ли это у него, выводил звук из квартиры во двор. Окружающие были уверены, что действительно идет трансляция.Иногда кричали снаружи “Кто там играет?” “Какой счет?” Подключив микрофон к приемнику, всегда можно было найти в радиоэфире помехи, напоминающие шум трибун. Так что эффект достоверности создавался без особого труда.

“Прокололся” Володя лишь когда решил подшутить и против “Бразилии” выпустил в составе “России” двух соседей по дому. То и дело назвал их фамилии среди наших лучших игроков. Во дворе наконец все поняли и хохотали до упаду. И только известный фотограф Владимир Макаров отнесся к происшедшем серьезно. Он сразу потащил Дзуцева на Осетинскую горку. Там быстро убедились в способностях молодого человека и попросили замечательного диктора Владимира Дудиева позаниматься с ним. Но после первой же встречи Дудиев сказал, что ему нечему учить своего подопечного – он прекрасно умеет говорить, импровизировать, держаться в кадре.

Покуда не взошла звезда футбольного клуба из Владикавказа, Дзуцев совершенствовал свое мастерство в роли тележурналист и ведущего. А свой первый футбольный репортаж провел так, будто занимался этим всю жизнь.Интересно, что популярному в свое время московскому телекомментатору Владимиру Перетурину добрый десяток лет пришлось пробиваться в эфир. При том, что он был футболистом, играл прежде в команде мастеров и знал этот вид спорта от А до Я. Дзуцев тоже неплохо играл в футбол, но, так сказать, на уличном уровне.

Вместе со звездой “Алании” взошла и звезда Володи. Когда он заходил в магазин или в какое-то учреждение, его узнавали даже по голосу люди, которые не видели его ранее на телеэкране. Но природная скромность и чувство такта не могли позволить, чтобы в душу проникла хотя бы искорка тщеславия. Это помогало ему сохранять объективность в репортажах – едва ли не главное достоинство человека, рассказывающего об игре двух команд, у каждой из которых своя армия пристрастных болельщиков.

До недавнего времени на российских спортивных каналах невыносимо было слушать говоруна, не скрывавшего, а даже подчеркивавшего свои симпатии к одному и тому же клубу. Дзуцев сумел расположить к себе даже немецких коллег. Приехав в Дортмунд, чтобы рассказать о поединке владикавказских футболистов с именитой “Боруссией”, он буквально ошарашил хозяев доскональным знанием бундеслиги – где какие игроки выступают, какой тактики кто придерживается…

Подобную осведомленность он проявлял не только в области спорта. Знаменитый ученый-лингвист Васо Абаев, о котором он делал передачу на телевидении, удивленно спросил его после беседы с ним: – Откуда вы все это знаете ? – Как откуда ? Из ваших книг.

Экономист Нох Токаев как-то заметил : – У меня многие брали интервью, но никто не задавал мне таких интересных вопросов.

Дзуцев старался постоянно обогащать свои знания. Он подолгу просиживал не только в библиотеках, но и в архивах. Второй его страстью помимо футбола, а может и первой, была история родного края. Он мог часами говорить о тех или иных старинных домах во Владикавказе, восстанавливая их биографию по документам и свидетельствам старожилов.

Помню, в одном из футбольных репортажей он упомянул о том, что в Осетию приезжала из Москвы супруга тогдашнего главного тренера Александра Новикова, и ей особенно понравились горы, Терек и “город мертвых” На Центральном телевидении, видимо, переполошились. Что еще за мертвецы и зачем пугать телезрителей всей страны ? Редакторы потребовали разъяснений, и Дзуцев через несколько минут вернулся к этой теме, со знанием дела поведав любителям футбола об уникальном явлении в истории осетинского народа.

Его программа “Семь минут с городом”, которую он вел на возглавляемой им студии при мэрии, собирала не меньшую аудиторию, чем футбольные трансляции. Как-то я приехал во Владикавказ в длительную командировку, и убедившись, что дела по работе оставляют много свободного времени, решил осуществить давнюю идею – организовать курсы спортивных журналистов. Тотчас подумал о Володе. Он мог бы вести занятия с теми, кто мечтает о телевидении, а я – с будущими газетчиками и блогерами. Но мое предложение было встречено им без энтузиазма. Сославшись на какие-то домашние дела, он отказался. Но со свойственной ему порядочностью не мог удовлетвориться собственным отказом и согласился прийти на первый, установочный сбор. Я решил воспользоваться этим шансом и весь вечер посвятил ему.

Сначала он рассказывал молодым ребятам о специфике профессии, а потом мы смотрели какой-то матч с выключенным звуком и “курсанты” под его наблюдением по очереди пытались комментировать происходящее на экране в течение пяти минут, которые были им отведены. Тут же Дзуцев устраивал “разбор полетов”. Примечательная деталь – узнав, что он не будет проводить занятия в дальнейшем, все, кто записались на телевизионное “отделение”, ходить на курсы перестали.

Тогда я и многие другие не знали, что дополнительные умственные нагрузки ему противопоказаны. Он не распространялся об опухоли и о сопутствующих ей головных болях. Было видно, что он изменился, но причина для посторонних оставалась неясна. В нем не чувствовалось надломленности или апатии. Скорее, эта была отстраненность, обращенность внутрь. Перед ним уже проступало то, о чем мы раньше времени стараемся не задумываться. Врачи знаменитой клиники имени Бурденко, которые делали ему операцию, предупредили, что смогли только слегка замедлить необратимый процесс….

Владимира Дзуцева хоронили под самый Новый год – 31 декабря 2013 года. Ему было 63 года. В этот же день проходили похороны четырехкратного чемпиона мира и призера Олимпийских игр по вольной борьбе Бесика Кудухова, погибшего в автокатастрофе. Не желая того, владикавказцы были вынуждены разделиться надвое и сделать нелегкий выбор. Хотя те, кто провожали в последний путь одного, при иных обстоятельствах непременно почтили бы и память другого. Могила Дзуцева находится на гизельском кладбище.

Невольно задумываешься – как много телевизионщиков из Осетии ушло из жизни раньше срока. По-разному, но раньше. Олег Доев, Евгений Голуб, Алексей Казаков, Илья Костин, Владимир Дзуцев…Возможно, на судьбу накладывают отпечаток особенности профессии. Тем, кто имеет дело с печатным словом, легче. Их текст пройдет не через одни руки, пока попадет к читателю, да еще без следов присутствия автора.Человек же перед камерой и микрофоном уже в первую секунду понимает, что таким и предстанет перед телезрителями. Это особая ответственность, и кто его знает, какими изменениями в организме за нее придется расплачиваться. Но у Володи и после смерти есть одно преимущество.Он неотделим от победы “Алании” четверть века назад. И потому никогда не будет забыт.

Автор: Евгений Пантелеев