15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
87 %
3 м/с
$ — 90.9873 руб.
€ — 98.7776 руб.
Кинолента длиною в жизнь
14.05.2023
13:32
1 861
Кинолента длиною в жизнь

Просматривая список фильмов, созданных Султаном Цориевым, поймал себя на мысли о том, что если бы никто из других кинематографистов ничего не снял бы об Осетии, то по его работам зрители могли бы составить широкое представление о ее истории, культуре, природе и людях – как выдающихся, так и самых обыкновенных.

Ни в коей мере не хотел бы умалить тем самым значимость творчества его коллег – земляков. О них мне тоже доводилось писать и воздавать дань их таланту. Просто для меня внезапно открылась всеохватность цориевского интереса к своему народу и вся глубина любви к нему.

Первое, что следовало бы сделать в память об этом человеке – устроить ретроспективу его произведений. Для школьников и студентов это был бы бесценный материал, изложенный не сухим слогом учебников, а эмоциональным языком кино. А представители старшего поколения получили бы возможность возвратиться в столь хорошо знакомое и дорогое им прошлое. Не уверен, правда, что большинство кинолент, появившихся на свет в прошлом веке, сегодня сохранились. Претендуя на внимание потомков, мы не всегда сберегаем сделанное даже для современников.

С Султаном мы были знакомы много лет, но при всей расположенности друг к другу общались в режиме «Привет! – Привет!». И он держался немного особняком, и я среди киношников появлялся от случая к случаю. Сблизились мы неожиданно – вдали от Владикавказа. В 2008 году привезли свои фильмы на фестиваль военно-патриотического кино в подмосковный Волоколамск. Нас поселили не в самом городе, а в его окрестностях в усадьбе Гончаровых, где росла будущая спутница последних лет Пушкина. В просторном барском доме изменилась только мебель. Комнаты, коридоры, большая гостиная остались такими же, какими были двести лет назад. Мы делили на двоих свой «номер» и успели наговориться за эти несколько дней. Его фильм был посвящен тому, как чтут в Болгарии память о российских воинах, освобождавших эту страну от турецкого ига. Среди них были осетины. Это и побудило Цориева погрузиться в тему, не так уж хорошо известную нынешним поколениям. Фильм был важен еще и с той точки зрения, что в это самое время в ряде европейских стран усиливалась кампания по демонтажу или переносу статуй советских солдат, сражавшихся там с фашизмом в годы второй мировой войны.

Однажды Султан показал мне письмо, которое он собирался отправить в правительство республики. Речь шла о новой поездке в Европу для съемок очередного фильма. Боюсь ошибиться, но кажется, он отыскал следы осетинских бойцов, бежавших из плена и воевавших в рядах движения Сопротивления во Франции. Проблемы с финансированием кинопроектов стояли тогда остро, тем более, если заявка на фильм по каким-то причинам не была одобрена в Москве. Приходилось изыскивать средства всевозможными путями. Помнится, желая не вспугнуть гипотетического инвестора, Султан писал, что можно обойтись без транспортных расходов – за исключением горючего для его автомобиля. Именно на нем он собирался добраться до берегов Сены и Роны. Сэкономить можно было и на съемочной группе, поскольку помимо водителя он один представлял бы собой и режиссера, и оператора, и сценариста, и продюсера. Так и бывало с большинством его фильмов в отличии от этого, несостоявшегося.

Цориев был единственным в республике кинематографистом, который получил профессиональное образование в качестве оператора на соответствующем отделении ВГИКа и режиссера на курсах там же, в Москве. Он охотно брался за камеру, помогая коллегам в работе над их фильмами. Снимал для Германа Гудиева, для Темины Туаевой. Предпочитая писать сценарии сам, не замыкался, однако, на своих текстах. Сценаристом его фильма «Шагди» о породе кабардинских лошадей стала, например, Индира Черджиева. Свидетельством уважения товарищей по творческому цеху явилось его избрание на должность председателя правления Северо-Осетинского отделения Союза кинематографистов России, хотя к тому времени Султан Татарканович перешагнул порог своего 75-летия.

Окидывая взглядом то, что им сделано в кино, невольно удивляешься тому, почему столько «вкусных» тем о выдающихся, известных всей стране осетинах, не перехватили те, кто тогда, сорок или тридцать лет назад были постарше и поопытнее. Нахожу два объяснения. Первое – простительная робость, связанная с осознанием ответственности задачи. Ведь в подобном случае требовалось и самому быть на высоте. А второе – не так-то просто найти чисто художническое решение, которое не позволило бы скатиться до банальности и прилизанности. У Цориева хватало и смелости, и креативности. Так и появились на свет его фильмы о Васо Абаеве, о блестящей плеяде осетинских дирижеров, о Юрии Кучиеве. С легендарным капитаном атомохода он не ограничился несколькими продолжительными беседами и энным количеством съемочных дней, как поступил бы кто-нибудь другой. Султан отправился вместе со своим героем в очередную экспедицию и стал фактически участником продолжительной борьбы с арктическими льдами.

Но такой же живой интерес Цориев испытывал и к самым простым людям. Фильм «Дом у старой церкви» повествует о пожилой супружеской паре Магкаевых. А лента «Последние каникулы» – о пенсионерке А. Мишиной, которая приютила беженцев из охваченной пожаром войны Чечни. Султан снял множество сюжетов из разных республик для киножурнала «Северный Кавказ». Тем самым он вплел свои нити в многокрасочный ковер дружбы и единства соседних народов, вытканный в советские времена. Не знаю, удастся ли попытка воскресить это коллективное детище, но она нуждается во всяческой поддержке. Мы должны знать, чем живут люди за сто, двести или триста километров от нас. Когда каждый жарит шашлык в своем дворе, это как-то не по-кавказски. Кстати, в одном из последних телеинтервью Цориев вспомнил интересный эпизод. В киножурнале иногда присутствовали и критические материалы. И случилось так, что председателю правительства СССР Косыгину, отдыхавшему в Кисловодске, должны были показать какой-то художественный фильм, который предшествовал «Северный Кавказ». В нем, в частности рассказывалось о безобразиях, творившихся на некой ферме и запечатленных неподкупным объективом. Возмущению премьера не было предела. Он тут же дал указания своим помощникам разобраться во всем и привлечь виновных к ответу.

Пока ждали утверждения заявки на фильм «Завещание полковника Лекова», а потом – поступления средств для съемок и монтажа, произошло худшее, что могло быть с документалистом – не стало его героя. Но разве могло это остановить Султана? Разве мог потускнеть яркий и благородный образ ветерана Великой Отечественной войны? И разве проиграл бы зритель, если бы не сам Мурат Григорьевич, а голос за кадром поведал историю о том, как 88-летнего бывшего танкиста пригласили на парад Победы в Ростов-на-Дону и предложили занять почетное место на гостевой трибуне, а он вместо этого сел за руль боевой машины и покатил по площади в одной колонне с молодыми воинами? Один за другим уходят из жизни зубры осетинского кинематографа. Назовут ли когда-нибудь так же их преемников?

Автор: Евгений Пантелеев