15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
20°
(Облачно)
78 %
2 м/с
$ — 89.0658 руб.
€ — 95.1514 руб.
Когда фамилия обязывает
23.10.2023
09:44
5 143
Когда фамилия обязывает

75-летний юбилей известного в прошлом футболиста приводит в некоторое замешательство. Хорошо помнишь, как он действовал на поле, можешь даже описать какие-то голы, забитые им – и вот на тебе, более чем почтенная дата. И откуда она вдруг взялась? Но никакой ошибки нет. 23 октября Игорь Андреевич Зазроев на самом деле отмечает 75 лет со дня рождения.

Это имя всегда будет ассоциироваться у болельщиков с первым ярким достижением команды из Северной Осетии – выходом в высшую лигу в 1969 году. Даже чемпионство 1995 не затмит этого успеха. При всей несопоставимости того и другого, признаемся себе – золотая команда почти уже тридцатилетней давности была собрана – умело, под большие задачи и с соответствующими материальными возможностями для этого. Клуб усилили несколько новобранцев из других краев и даже Джиоев с Тедеевым начинали свою карьеру не на исторической родине. Да, были Яновский и Пагаев, но такой россыпи местных талантов, как в конце шестидесятых история осетинского футбола еще не знала и не знает до сих пор. Худиев, Мириков, Абаев, Дудиев… Все они были молоды, перспективны и с отличным аппетитом относительно ближайших и будущих побед.

Формально Игорь Зазроев числился приезжим. Его отец, Андрей Иванович получил приглашение возглавить «Спартак» из Северной Осетии после того, как поработал главным тренером «Энергетика» из Душанбе. Сына, которому уже шел девятнадцатый год, он привез с собой. Игорь довольно быстро стал своим в команде несмотря на то, что отец не спешил делать его игроком основного состава. Но удачными выходами на замену Зазроев – младший отвоевал себе место в «обойме». Целая бригада ребят, еще недавно ходивших по спортивным меркам в разряд юношей, теперь не только встряхнули своим задором партнеров постарше, но и во многом определяли уже почерк командной игры. С не обсохшим на губах молоком они не благоговели перед самыми сильными соперниками. Заняв в 1968-м второе место в своей подгруппе, они с перехлестом доказали, что этот результат не был случайностью. В триумфальном для себя и своих товарищей сезоне Зазроев забил девять голов. Для двадцатилетнего полузащитника – показатель достойный. Жаль, что тогда не подсчитывали голевые передачи. Их наверняка было еще больше.

Игорю приходилось труднее, чем остальным спартаковцам. Похвалы от Андрея Ивановича, даже когда она была бы по делу, не дождешься, а за ошибки попадало чаще других. Ничего не поделаешь, главный тренер и мысли не мог допустить о малейшей поблажке из родственных побуждений. Тут даже не оговоришься случайно на тренировке «папа». В лучшем случае – «Иваныч». Но эта повышенная требовательность шла только на пользу парню, приучая его к максимальной ответственности. С другой стороны, на него не мог не давить авторитет отца. Не очень приятно сознавать, что тебе не удается достичь того, чего добился он. Один из ведущих игроков грозы московских клубов – тбилисского «Динамо» на закате своей карьеры переехал в Киев, сумев завоевать сердца болельщиков и там. Его даже избрали депутатом киевского горсовета. Нигде больше в Советском Союзе действующему футболисту не была оказана такая честь. Отец и сын и по характеру были разными. Андрей Иванович – душа общества, всегда приковывал к себе внимание, не прилагая даже к этому усилий. Игорь больше сам в себе, хотя в отсутствии доброжелательности и умения общаться с людьми его не упрекнешь. Не чуждо ему и чувство юмора.

Как – то с одним из друзей по команде они разыграли еще одного, который очень не любил расплачиваться в ресторанах несмотря на то, что финансовых затруднений футболисты и тогда не испытывали. По сравнению с нынешними «гонорарами» это были крохи, но все же превосходившие зарплаты рядовых граждан. Заговорщики нарочно заказали побольше и подороже, а когда ужин подошел к концу, одному потребовалось отлучиться в туалет, а другому – срочно позвонить по телефону – автомату. Оба исчезли надолго. Оставшийся за столом в ожидании их героически держался до последнего, пока официант не встал перед ним в красноречивой позе. Пришлось доставать бумажник. Обнаружив сотрапезников на улице в машине, «потерпевший», естественно не мог накинуться на них – что может быть естественнее, чем заплатить за всех. Но он еще долго вздыхал и возмущался по поводу драконовских цен в общепите.

Однажды у меня с Зазроевым вышел конфликт, который, скорее, был заочным. Мне передали, что Игорь очень негативно отозвался о моих отчетах о футбольных матчах. Это, конечно, задело меня за живое, но больше раздосадовало другое – мы периодически встречались в неформальной обстановке, подойди и скажи, все, что думаешь, я и сам свои репортажи не считал безупречными. Зачем же вместо этого шептаться с кем – то по углам? Месть журналиста оказалась не без комического оттенка. На протяжении нескольких недель фамилия Игоря упоминалась в газете лишь в связи с незабитым пенальти, неиспользованным выгодным моментом в иной ситуации и т. д. В том же случае, если он не промахивался, следовала фраза типа «На такой-то минуте спартаковцы забили гол». В конце концов на дне рождении кого-то из футболистов или на чьей-то свадьбе мы молча пожали друг другу руки и инцидент был исчерпан.

Я нередко задаюсь вопросом, почему-то многообещающее поколение и неплохие игроки, пришедшие немного позднее, не смогли в семидесятые годы выйти на передовые позиции в первой лиге, не говоря уж о переходе в высшую? Моя версия – не было таких ярких фигур у руля, как трое в следующее десятилетие – Кочетков, Романцев и Газзаев (подчеркиваю, первого периода своей разнообразной деятельности). Их предшественники – люди футбольные и даже с тренерским опытом, но и этого недостаточно, чтобы быть хорошим тактиком и стратегом. Останься в команде лет на десять Андрей Иванович – и сама команда и многие в ней раскрыли бы свой потенциал полностью.

У Игоря Андреевича было два ключевых момента в его спортивной биографии. Одним – приглашением в Тбилиси он не воспользовался. Заманчиво было пойти по стопам отца и в этом плане. Грузинские болельщики оценили бы его технику, в которой ему не было равных в Осетии. Помню, в одном из матчей он, почти стоя на месте финтами усадил на газон сразу троих соперников, но его уговорили остаться, а может, и он сам себя – тоже. Другой возможностью он не пренебрег – перешел в ростовский СКА, игравший тогда в высшей лиге. Пока Исса Александрович Плиев руководил Северо-Кавказским военным округом, существовало негласное правило – игроков из нашей республики в армейскую команду не забирать. Тем самым прославленный полководец вносил в свой вклад в становление осетинского футбола. Но Зазроева не забрали – переход состоялся по обоюдному согласию. Но для него это было ошибкой. Тренерский штаб почему-то не доверял ему. Он лишь дважды выходил на поле. Возможно, помешали травмы, которые его не щадили. Но и к другим игрокам тренеры относились предвзято. Только трое полузащитников сыграли больше двадцати матчей. Остальные за исключением боевого товарища Игоря по «Спартаку» Мирикова – не больше пяти. Хасану «повезло» – он провел аж десять игр. Просчеты руководства обернулись вылетом из первой лиги. Через год после этого я побывал в Ростове и волею случая попал на базу СКА. Возле ворот кружила большая стая бродячих собак. «Это ваш Зазроев их привадил», – объяснил мне местный журналист. С тех пор и прикармливают…».

Последние годы своей карьеры Игорь провел в команде, ставшей для него родной. Тоже самое можно сказать о других первооткрывателях большого футбола – Папелишвили, Будагяне, Кайшаури. Осетия стала для них больше, чем отчим домом – домом, который они выбрали, обжили и остались ему верны. А вот из приезжих героев 1995-го никто не связал свою судьбу с республикой, где достиг наибольших высот. Да и кое-кто из «коренных» уже далече. Конечно, каждый сам решает, где ему жить, и все же пример Зазроева и его более старших одноклубников не может не внушать уважения.

Редко кто к 75 годам способен сохранить непрерывный трудовой стаж в футболе. Сделав последний пас на поле в официальном матче, он стал вскоре одним из помощников главного тренера. Затем последовала самостоятельная работа в роли наставника в Элисте, Анапе и Пятигорске. И вот уже много лет он возглавляет федерацию футбола Северной Осетии со множеством задач и хлопот – от детских команд до участников первенства республики плюс игроки с ограниченными возможностями, ветераны и так далее. Фамилия, которую он носит по-прежнему обязывает. Но не только она, но и… день рождения. Появление на свет в тот же месяц и в то же число, что и великий Пеле, не принимать во внимание никак нельзя. Тем более, что на футболке у обоих красовалась «десятка». А поскольку с волшебником из Бразилии все равно удается сравниться разве что Месси, любое совпадение, связанное с трехкратным чемпионом мира, можно считать за честь.

Автор: Евгений Пантелеев